Болгария объявила персонами нон грата 70 дипломатов и представителей технического персонала российской дипмиссии в Софии. Об этом объявил премьер Кирил Петков, правительству которого на прошлой неделе было отказано в доверии. Петков увидел в вотуме недоверия происки Москвы.

МИД Болгарии сообщил, что послу Элеоноре Митрофановой вручена устная нота и поименный список тех, кто должен покинуть страну до полуночи 3 июля.

София объявила нежелательными 70 сотрудников дипмиссии, но на этом не намерена останавливаться. Из заявления МИД Болгарии следует, что число дипломатических сотрудников в обеих странах должно быть сохранено в пределах до 23 дипломатических и 25 административно-технических сотрудников.

По неофициальной информации, сейчас в российском посольстве в Софии работает около 150 сотрудников — и это означает сокращение его штата даже не вдвое, а на две трети.

Болгария высылает советника-посланника Воскресенского, генконсулов в Варне и Русе, а также директора культурно-информационного центра, пишет ТАСС. Из генконсульства в городе Русе будут высланы все дипломаты и техперсонал. Генконсульство в Варне тоже практически останется без сотрудников. Поэтому консульский отдел посольства в Софии и консульство в Варне приостанавливают работу, а консульство в Русе закрывается, сообщили в посольстве.

«В воскресенье мы ожидаем, что полный самолет на 70 мест вернется в Москву», — добавил ушедший в отставку премьер. «Когда иностранные правительства попытаются вмешаться во внутренние дела Болгарии, мы будем этому противодействовать», — заявил он журналистам.

Источник: BBC

Agentura.ru 2022

Программисты меняют географию

Через четыре месяца после начала войны Россия признала, что ей не хватает ИТ-специалистов, но кремлевская стратегия по решению проблемы может принести пользу не России, а ее соседям.

Программисты меняют географию

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Заместитель министра внутренних дел Игорь Зубов публично заявил, что России не хватает около 170 тыс. IT-специалистов. «В связи с санкционными режимами у нас имел место отток IT-специалистов, причем существенный», признал замминистра. 

Это отрезвляющее заявление противоречит оптимистичным реляциям Минцифры, сделанным всего месяц назад. 17 мая министр Максут Шадаев утверждал, что 80% ИТ-специалистов, покинувших страну после вторжения России в Украину 24 февраля, уже вернулись. Десять дней спустя премьер-министр Михаил Мишустин сообщил, что первоначальный отток программистов почти полностью прекратился и 85% айтишников вернулись домой. А 17 июня заместитель Мишустина Дмитрий Чернышенко пошел еще дальше,назвав массовый исход программистов «вбросом».

Позиция МВД, похоже, лучше отражает реальность, ведь замминистра внутренних дел сделал свое заявление чисто из практических соображений: Зубов выступал в Совете Федерации, представляя новый закон, облегчающий процедуру выдачи вида на жительство иностранным ИТ-специалистам и членам их семей, без чего невозможно восполнить дефицит кадров.

Ясно, что законопроект в скором времени примут, но решит ли это проблему?

Острую нехватку ИТ-специалистов Россия начала испытывать задолго до вторжения в Украину. Еще в июне прошлого года, до введения военной цензуры в стране, Минцифры признало существенный дефицит программистов. Максут Шадаев тогда говорил, что подготовка айтишников станет приоритетом. Однако в правительстве понимали, что быстро таким образом решить проблему не удастся, и была разработана экстренная стратегия – пригласить программистов в Россию из других стран.

Российские чиновники понимали, конечно, что им не стоит рассчитывать на квалифицированную рабочую силу из Европы, Индии или Китая. Вместо этого правительство сосредоточилось на привлечении лучших IT-специалистов из Центральной Азии.

Это выглядело разумно — если российские программисты всегда стремились работать на западные компании, которые больше платят и предлагают дополнительные бонусы, их коллег из Центральной Азии устраивали те условия, которые им предлагали российские компании.

В ноябре прошлого года в министерстве экономического развития анонсировали планы открыть три центра для высокообразованных мигрантов в Узбекистане, Таджикистане и Кыргызстане. Правительство даже пообещало запустить специальное электронное приложение «Работа в Евразийском экономическом союзе», чтобы облегчить мигрантам переезд в Россию (появилось в Appstore и Google play в этом июне).

В декабре Министерство цифрового развития предложило иностранным ИТ-специалистам «цифровое гражданство», позволяющее регистрировать компании в России без необходимости получения вида на жительство или гражданства — идея, которую успешно воплотила Эстония.

Поскольку образовательные стандарты в Центральной Азии похожи на российские, это делает наем иностранной рабочей силы оттуда довольно простым.  Большой вопрос, конечно, хорошее владение русским языком, поэтому в начале февраля правительство объявило о планах увеличить число учителей русского языка за рубежом. 

Молодежи из Центральной Азии также предложили гранты на обучение в российских технических вузах: к концу этого года правительство пообещало довести количество стипендиатов до 8,5 тыс. человек. К 2030 году планировалось увеличить число иностранных студентов, обучающихся в России, в 1,5 раза — с 300 000 до 450 000 человек — с прицелом убедить часть из них остаться работать в России. 

Это был амбициозный план, и России, казалось, удалось заручиться поддержкой некоторых стран Центральной Азии. За месяц до вторжения в Украину президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев объявил о кардинальном изменении национальной образовательной программы «Болашак». «Мы слишком много производим экономистов, юристов, менеджеров. Нам сейчас нужно поставить образование на технические рельсы. Программу «Болашак» мы переориентируем. Мы будем направлять наших молодых людей на учебу, в том числе и в Россию, а может быть, и в первую очередь в Россию, в известные технические вузы», — сказал тогда казахский президент.

А потом Путин начал войну.

Последовал массовый отъезд российских программистов, и правительство, пытаясь возместить потери, бросилось искать выход, не останавливаясь перед самыми абсурдными способами решения проблемы. Например, с этого года 106 вузов, включая педагогические и театральные, получили указание заставлять студентов изучать ИТ-дисциплины одновременно со своей специальностью, и это касается даже медицинских и театральных вузов.

Тем временем власти Казахстана делают вид, что война никак не повлияла на сотрудничество с Россией в области подготовки кадровВ июне министерство образования страны объявило о планах по открытию казахстанских филиалов МИФИ и РГУ им. Губкина, готовящего инженеров для «Газпрома» и нефтяных компаний. Образовательный процесс должен проходить с «привлечением профессорско-преподавательского состава головных вузов, доля которых в каждом филиале составляет не менее 50%», заявили в Казахстане.

Все эти меры могли бы изменить ситуацию с кадровым голодом в России, если бы не война. Как только начались боевые действия в Украине, напуганные возможной мобилизацией и ухудшением жизни под санкциями десятки тысяч российских айтишников побежали из страны. Они нашли пристанище в самых разных странах и многие из них осели в Казахстане.

В таких условиях нельзя исключить, что те преподаватели, которых направят работать в казахстанские филиалы российских университетов, решат не возвращаться в страну, живущую под санкциями и условиях жесткой цензуры. 

И, в конце концов, может вполне получиться, что российские чиновники сегодня усердно работают над программой, которая принесет гораздо больше пользы не России, а ее соседям. На постсоветском пространстве направление миграции талантов меняется быстро, и в Москве не всегда успевают за переменами.

Опубликован на английском в CEPA.

Agentura.ru 2022

Представитель организации «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина на заседании секции по вопросам международного сотрудничества и защиты прав мигрантов Экспертного совета при уполномоченном по правам человека в РФ заявила, что есть жалобы со стороны украинских беженцев на долгую проверку пограничниками на границе с Россией и неприемлемые методы проверки, например, раздевание.

Она отметила, что в организацию поступают жалобы на нарушение прав беженцев при въезде в Россию, на «фильтрационных пунктах». В частности, есть жалобы на избиение, незаконное задержание и длительные допросы на границе, отметил Ганнушкина, добавив, что речь идет не о массовых, а единичных случаях.

Также были жалобы, что часть людей не пропускают и не поясняют, куда они пропали после досмотра. Кроме того, ранее в СМИ были опубликованы истории людей, которых при выезде из России просили показывать информацию на телефонах и компьютерах и около трех часов расспрашивали о целях выезда и политических взглядах и даже сообщали о якобы заведенных на них уголовных делах, чтобы не выпускать из России.

«То, что Светлана Алексеевна приводила примеры, конечно, страшные примеры, если это возможно, я бы забрал документы, которые у вас есть, для изучения. Но сразу скажу: мероприятия, которые проводятся на границе, нет там злоупотреблений никаких. Если с человеком работают 20 минут, а может быть три часа, значит это нужно. Значит, это делается в целях того, чтобы не перенести все те ужасы в РФ. Это все обоснованно, надо будет раздевать — будут», — заявил представитель ФСБ Михаил Шелудяев.

Источник: ТАСС

Agentura.ru 2022

Следственное управление СКР по Юго-Западному округу Москвы проводит доследственную проверку по факту вероятного самоубийства бывшего офицера внешней разведки КГБ, а затем и СВР Льва Соцкова. Ветеран с женой проживал на улице Новаторов. Сегодня навестить их приехала внучка. Когда супруга генерала открывала ей дверь, Лев Соцков зашел в ванную комнату, заперся там, после чего раздался выстрел. Вскрыв дверь, родные нашли тело генерала — смерть наступила от пулевого ранения в голову. Рядом лежал пистолет, которым Льва Соцкова наградили за службу в Монголии, и записка, где он просил никого не винить в происшедшем, объясняя заодно происхождение оружия, которым был отмечен в честь очередного юбилея российско-монгольской дружбы. Ранее ветеран, страдавший рядом тяжелых болезней, не раз говорил родным и близким, что «устал жить».

В органах внешней разведки Лев Соцков, родившийся в Ленинграде в 1932 году и окончивший МГИМО, прослужил более 40 лет. Известность он получил благодаря ряду книг о работе разведчиков. Одна из них была посвящена операции «Тарантелла», которую внешняя разведка СССР с 1930 по 1945 годы проводила против британских спецслужб и политиков.

Оружие, изъятое с места происшествия, направлено на экспертизу. Родных и близких ветерана опрашивают следователи СКР.

Источник: Коммерсант

Agentura.ru 2022

Сотрудники ФСБ задержали жительницу Москвы Екатерину Сергеевну Завалишину по подозрению в госизмене (ст. 275 УК РФ). Лефортовский районный суд отправил ее под арест на два месяца — до 13 августа 2022 года. Об этом «Ъ» сообщили в пресс-службе суда.

Неназванный источник «Интерфакса» сообщил, что подозреваемой инкриминируется передача информации, составляющей государственную тайну, представителю иностранного государства. О каком государстве идет речь — источник не уточнил.

Все материалы дела по статье о госизмене засекречены. Завалишина отправлена в СИЗО Лефортово.

Источник: Коммерсант

Agentura.ru 2022

На войне в Украине в ночь на 14 июня погиб сотрудник пресс-службы Росгвардии в звании полковника Сергей Постнов. Об этом сообщил Совет ветеранов центрального аппарата Отдела внутренних дел (ОВД). Отмечается, что Постнов погиб «при исполнении воинского долга».

В сообщении говорится, что Постнов «более четырех месяцев выполнял служебно-боевые задачи» в зоне «спецоперации» в Украине. «В составе группировки «V» он прорывался в Гостомель, затем участвовал в освобождении ряда городов и населенных пунктов Харьковской области и «ЛНР»», – пишет Совет ветеранов.

Полковник Постнов работал начальником группы информационного реагирования первого отдела департамента по взаимодействию со СМИ в Росгвардии, а также редактором окружной газеты «Зоркий часовой» и журнала «На боевом посту». Он был выпускником екатеринбургского Суворовского училища и факультета культуры и журналистики Военного университета Минобороны.

Источник: Радио

Agentura.ru 2022

Следственное управление СКР по Юго-Западному округу Москвы проводит доследственную проверку по факту вероятного самоубийства бывшего офицера внешней разведки КГБ, а затем и СВР Льва Соцкова. Ветеран с женой проживал на улице Новаторов. Сегодня навестить их приехала внучка. Когда супруга генерала открывала ей дверь, Лев Соцков зашел в ванную комнату, заперся там, после чего раздался выстрел. Вскрыв дверь, родные нашли тело генерала — смерть наступила от пулевого ранения в голову. Рядом лежал пистолет, которым Льва Соцкова наградили за службу в Монголии, и записка, где он просил никого не винить в происшедшем, объясняя заодно происхождение оружия, которым был отмечен в честь очередного юбилея российско-монгольской дружбы. Ранее ветеран, страдавший рядом тяжелых болезней, не раз говорил родным и близким, что «устал жить».

В органах внешней разведки Лев Соцков, родившийся в Ленинграде в 1932 году и окончивший МГИМО, прослужил более 40 лет. Известность он получил благодаря ряду книг о работе разведчиков. Одна из них была посвящена операции «Тарантелла», которую внешняя разведка СССР с 1930 по 1945 годы проводила против британских спецслужб и политиков.

Оружие, изъятое с места происшествия, направлено на экспертизу. Родных и близких ветерана опрашивают следователи СКР.

Источник: Коммерсант

Agentura.ru 2022

Александр Лукашенко в понедельник на совещании с госсекретарем Совбеза, главами администрации президента и руководителем КГБ заявил о необходимости расширить функции Комитета государственной безопасности страны. Слова главы государства привела его пресс-служба.

Лукашенко сказал, что в последнее время «комитет активизировался», и стало понятно, что нужно к «традиционным функциям, задачам, которые они решают <…> добавлять какие-то другие функции».

Также белорусский лидер заявил, что усиливать нужно и «существующие функции спецслужб – разведку, контрразведку, защиту конституционного строя, антитеррористическую деятельность», которые он назвал «хлебом спецслужб».

Учитывая уровень информбезопасности, который должен быть в стране и «той гибридной войны, которая развернута не только против Беларуси», а «по всему миру уже существует», как заявил Лукашенко, по некоторым направлениям «надо усиливать деятельность», а где-то, «возможно, создавать и новые».

Источник: МК

Agentura.ru 2022

Производителям оборудования для оперативно-разыскных мероприятий (СОРМ), которое установлено на сетях связи по требованию ФСБ, придется его доработать. Минцифры предложило новые правила, по которым системы СОРМ должны будут отдельно выделять и сохранять трафик звонков через интернет, геопозиции пользователя, историю браузера. Эти данные уже собирались, но не выделялись при хранении и фактически были бесполезны, говорят эксперты. Чтобы соблюсти все требования, операторам придется обновить оборудование, считают участники рынка.

Коммерсант ознакомился с проектом приказа Минцифры, вносящего изменения в требования к системе технических средств для обеспечения функций оперативно-разыскных мероприятий (СОРМ). Документ был размещен на портале regulation.gov.ru для общественного обсуждения 7 июня.

Устанавливать СОРМ на свои сети с 1 июля 2018 года должны все операторы по «закону Яровой». Операторы обязаны хранить телефонные разговоры, текстовые сообщения, изображения, видеозаписи и другие электронные сообщения пользователей. Хранить переговоры и сообщения нужно шесть месяцев, а интернет-трафик — 30 дней, а ФСБ получает к этим данным доступ.

В Минцифры «Коммерсанту» пояснили, что проект приказа корректирует требования к параметрам кодирования информации между пультом управления СОРМ (находится у ФСБ) и технических средств СОРМ-3 (ТС ОРМ, находятся у операторов, СОРМ-3 позволяет собирать информацию со всех видов связи и хранить ее), а также к параметрам сбора информации, к формату ее хранения, взаимной аутентификации ТС ОРМ и пульта управления, к резервированию пропускной способности каналов между ними.

Источник: Коммерсант

Agentura.ru 2022

Объявлен в розыск за интервью

В оруэлловском мире России 2022 года тех, кто говорит что-то, противоречащее государственному нарративу о войне, обвиняют в распространении фейков о вооруженных силах. Это статья была недавно добавлена в УК и теперь используется для преследования журналистов и политиков. Масштаб этой волны репрессий пока неизвестен — я узнал о своем деле только потому, что получил эсэмски от банков, другие журналисты узнали, что они являются фигурантами уголовных дел, из сообщений СМИ.

Объявлен в розыск за интервью

Андрей Солдатов

Утром в понедельник 6 июня мне стали приходить странные эсэмски от моего банка в Москве. Все они содержали идентичный текст: по исполнительному производству на ваш счет наложен арест. Причина – судебный приказ, подробности на сайте госуслуги.

После этого я, естественно, зашел в онлайн банк и обнаружил, что по одному счету я теперь должен пять миллионов рублей, по другому — около 80 тыс. долларов и по третьему — больше 76 тыс. евро. Поскольку таких денег у меня никогда не было, счета были заблокированы, один за другим. Вскоре идентичные сообщения пришли из второго моего банка.

Моей первой моей мыслью было, что я стал объектом какой-то очень крутой фишинговой атаки. Это подозрение только усилилось, когда я проверил сайт госуслуги и сайт судебных приставов, но информацию о штрафах там не обнаружил.

Только после этого пришло еще одно сообщение, которое помогло прояснить, что происходит. В нем говорилось, что мои счета арестованы, потому что против меня открыто уголовное дело.

По совету адвоката я проверил базу «Розыск» на сайте МВД, и там себя и обнаружил — с фотографией и биографическими данными. Правда, там не было никакой информации о том, по какой статье меня обвиняют и какое ведомство возбудило уголовное дело.

Следующий шаг потребовал времени. Чтобы понять, что вообще происходит я решил проверить номера дел других российских журналистов, попавших под уголовное преследование после начала войны. И это помогло. Выяснилось, что мое дело и дела против других российских журналистов имеют похожие номера и все они были возбуждены Главным следственным управлением Следственного комитета. Это ведомство обычно занимается делами особой важности, и стало понятно, что за нас взялись всерьез.

В оруэлловском мире России 2022 года тех, кто говорит что-то, противоречащее государственному нарративу о войне, обвиняют в распространении фейков о вооруженных силах. Это статья была недавно добавлена в УК и теперь используется для преследования журналистов и политиков. Масштаб этой волны репрессий пока неизвестен — я узнал о своем деле только потому, что получил эсэмски от банков, другие журналисты узнали, что они являются фигурантами уголовных дел, из сообщений СМИ.

Объявление в розыск и заочные аресты стали новыми инструментами Кремля в борьбе с журналистами. Это серьезная кампания, но в то же время она хорошо отражает новую ситуацию в российском информационном пространстве — под ударом оказались те журналисты, которые, как и я, уехали из России, но продолжают писать и говорить правду о войне в Украине.

При этом дела против нас и ордера на арест показывают, что попытки установить монополию на информацию о войне с помощью системы «cуверенного интернета» просто не работают.

Это я тоже понял из своего дела. 7 июня мне наконец-то удалось прочитать бумагу, которую Следственный комитет представил в суд в обоснование арестов моих счетов и объявления в розыск.

Следователь Куровский заявил суду, что моим преступлением является мое интервью о войне на YouTube-канале «Популярная политика» 11 марта, в котором я «с целью дезинформации утверждал о якобы имевших место фактах участия в боевых действиях на территории Украины подразделений Нацгвардии, не имеющих необходимой подготовки, и выполнения не основанных на законе задач» и распространил «заведомо ложные сообщение об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности».

Сначала меня озадачило, почему именно этот комментарий о Нацгвардии привел к возбуждению уголовного дела. Но потом я прочитал название видео, на которое ссылается Куровский: «Андрей Солдатов: из-за войны арестованы генералы ФСБ». Наконец, все стало на свои места. Настоящей причиной моего преследования стали наши с Ириной Бороган материалы о чистках в ФСБ после начала войны, и в частности информация об аресте Сергея Беседы, начальника Пятой службы ФСБ. Ссылка на Национальную гвардию была лишь предлогом.

Российские власти, включая Следственный Комитет, с самого начала яростно отрицали какие-либо чистки или проблемы в ФСБ. Как только на нашем сайте Agentura.ru появились публикации о чистках в ФСБ, сайт был заблокирован, а власти запустили специальную операцию по дезинформации, чтобы дезавуировать наши расследования. Теперь стало ясно, что они перешли к менее изощренным и более привычным методам, чтобы помешать нашей работе. Как выяснилось, 29 апреля я был объявлен в розыск в России, а 4 мая оказался в межгосударственном розыске.

Все это довольно неприятно на личном уровне, но еще раз доказывает, что у Кремля не очень получается изолировать Россию от потока независимой информации.

Следователь Куровский признался в своем постановлении, что видео с моим интервью на канале «Популярная политика» на YouTube, который ведут сторонники Алексея Навального, посмотрели 1,8 млн человек. Это означает, что несмотря на все угрозы и репрессии, независимые журналисты и оппозиция по-прежнему имеют прямой доступ к российской аудитории.

Новый железный занавес уже ржавеет. И это не очень хорошая новость для Кремля.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2022

Польша пытается получить фактический контроль над ключевыми государственными функциями и учреждениями Украины, заявил директор СВР Сергей Нарышкин.

«Варшава усиленно подталкивает режим Владимира Зеленского к передаче ей де-факто контроля над важнейшими государственными функциями и учреждениями», — сказал Нарышкин журналистам.

По его словам, «с согласия Киева поляки в настоящий момент, в частности, размещают у себя резервный центр обработки данных Государственной налоговой службы Украины (ГНСУ)».

Глава СВР отметил, что «основные задачи по монтажу оборудования ГНСУ на территории Польши взяла на себя аффилированная с местными спецслужбами технологическая компания Siltec».

«Методическое сопровождение и поддержку осуществляемой операции оказывают представители американских цифровых гигантов — Dell, IBM и Cisco», — заявил он.

По словам директора СВР, «Киев осознанно открывает польско-американскому тандему доступ к сведениям государственной важности, включая информацию о налогоплательщиках и, как следствие, реальном финансовом положении Украины».

«В бизнесе такую «сделку» можно было бы отнести к категории слияний и поглощений. Но государство — не частная корпорация, и в данном случае мы видим, что киевская хунта уже согласилась с аннексией Украины Польшей и добровольно сдает ей государственный суверенитет», — заявил Нарышкин.

Источник: Интерфакс

Agentura.ru 2022

УФСБ Краснодарского края объявила официальное предупреждение жителю Крымска о недопустимости госизмены – по данным спецслужбы, он собирался помогать вооруженным силам Украины в деморализации российских солдат. 

Он был задержан ФСБ, как видно из опубликованного каналом «Кубань 24» видео. На записи он стоит в комнате и держит руки за спиной – его лицо при этом скрыто. Сотрудник ФСБ за кадром зачитывает ему предостережение и говорит, что служба располагает сведениями о его намерениях помочь Украине. Утверждается, что оперативники получили её из переписки в соцсетях.

В УФСБ заявили, что задержанный собирался поехать из Крымска в аннексированный Крым и склонять там российских военных к прекращению участия в войне. Кроме того, в Управлении сообщили, что он разместил в соцсетях заведомо ложную информацию о российской армии.

Источник: Радио

Agentura.ru 2022

Утром 6 июня мы обнаружили, что счета в российских банках Андрея Солдатова арестованы, и существует уголовное дело, в рамках которого МВД объявило Солдатова в федеральный розыск.

По какой статье возбуждено дело, неизвестно. Номер дела отличается на несколько цифр от дела журналиста Майкла Наки и основателя Conflict Intelligence Team Руслана Левиева, которые обвиняются в распространении «ложных сведений» о применении российских вооруженных сил. Глава международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков предположил, что дело против Солдатова возбуждено по той же статье — 207.3 УК РФ.

Источник: собинфо

Agentura.ru 2022

Рамзан Кадыров опубликовал в своем телеграм-канале пост о своей встрече с главой ФСБ России Александром Бортниковым — в кабинете последнего на Лубянке.

По словам Кадырова, лидер Чечни и глава ФСБ России «подробно обсудили ряд вопросов, не терпящих отлагательств», и обсуждение привело «к новым идеям и альтернативному видению затронутых тем», что поможет «подойти к решению проблемных вопросов в регионе с абсолютно новой и более выигрышной позиции». Кадыров поместил фотографию со встречи.

Многие обратили внимание на книги в кабинете Бортникова, которые попали в кадр. Как выяснилось, это альбомы, выпущенные Издательским домом «Комсомольская правда»: изданный в 2017-м альбом к столетию ФСБ «В.Ч.К. Главные документы» и в 2018-м альбом к 140-летию Иосифа Сталина «Сталин. Главные документы».

Источник: Комсольская правда

Agentura.ru 2022

Дмитрий Ковтун — один из фигурантов дела об убийстве бывшего сотрудника КГБ и ФСБ Александра Литвиненко в Лондоне — умер в возрасте 57 лет.

О смерти Ковтуна сообщил второй фигурант дела об отравлении Литвиненко депутат Госдумы Андрей Луговой.

«Скоропостижно скончался мой близкий и верный друг Дмитрий Ковтун, для нас это невосполнимая и тяжелая утрата», — цитата по РИА Новости.

Источник ТАСС в окружении Ковтуна заявил, что причиной смерти стали последствия ковида. По его словам, Ковтун умер в одной из московских больниц.

Источник: Медуза

Agentura.ru 2022

По данным Ведомостей, Центры государственной системы обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак (ГосСОПКА) должны будут проходить аккредитацию в Национальном координационном центре по компьютерным инцидентам (НКЦКИ). Такое требование предусмотрено в проекте приказа ФСБ, опубликованном на сайте нормативно-правовых актов. Аккредитация будет обязательна для всех центров, работающих с субъектами критической информационной инфраструктуры (КИИ), т. е. оказывающих услуги по обеспечению информационной безопасности банкам, госучреждениям, операторам связи и т. д.

ГосСОПКА существует с 2013 г. Система была создана ФСБ по поручению президента Владимира Путина. Сейчас к ней подключены несколько тысяч организаций, но центров ГосСОПКА всего несколько десятков, объясняет заместитель директора по развитию бизнеса Solar JSOC компании «РТК-Солар» Павел Гончаров. Такие центры есть при федеральных ведомствах, но могут создаваться и в коммерческих компаниях.

Источник: Ведомости

Agentura.ru 2022

Майоры против генералов

К середине мая напряжение войны стала ощущать уже вся российская военная машина. Высокие потери стали обсуждаться не только либералами и журналистами, но и военными, которые также заговорили о том, что лучшие части и командиры уже переброшены в Украину.

Майоры против генералов

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Парад Победы 9 мая на Красной площади широко фигурировал в этих разговорах — не только потому, что Владимир Путин не стал объявлять мобилизацию, как многие ожидали, но и из-за того, как именно прошел парад. Многие зрители обратили внимание на отсутствие начальника Генштаба Валерия Герасимова в кругу высокопоставленных гостей вокруг Путина. А военные профессионалы заметили и другое: среди участников парада не досчитались генералов.

Российские парады проводятся примерно по одной схеме еще со сталинских времен – ключевым элементом является колонна из десятков парадных расчетов, идущих маршем по Красной площади, представляя все виды вооруженных сил, а также другие силовые ведомства.

Эти парадные расчеты идут «коробками» — десять рядов во главе с командиром, который ведет строй. И действительно, когда по площади чеканили шаг расчеты, представляющие военные академии, генералы – начальники академий, как всегда, гордо маршировали во главе своих «коробок». Но когда появились регулярные войска, например, элитные Кантемировская и Таманская дивизии, то бросалось в глаза, что строй ведут не генералы, а подполковники. А когда на Красную площадь выкатились танки — кульминация любого парада — то их вели старшие лейтенанты. Отсутствие старших офицеров бросалось в глаза, и нетрудно было догадаться, что их уже отправили на территорию Украины.

Но где можно это обсудить?

Российская армия всегда была окутана строжайшей секретностью, за исключением короткого периода 1990-х годов, когда средства массовой информации пользовались относительной свободой. Когда 10 лет назад Сергей Шойгу стал министром обороны, он еще больше ужесточил правила секретности (в интервью 2019 года он с гордостью заявил, что не говорил с журналистом семь лет).

На запросы депутатов министерство обороны также не обязано отвечать – в России отсутствует парламентский контроль над силовиками. Кроме того, Шойгу воскресил советский ГлавПУР — Главное политическое управление, — которое в советское время отвечало за промывание мозгов солдат коммунистической идеологией. В наши дни его обязанность — противостоять попыткам Запада подорвать боевой дух российской армии, чем, по мнению Шойгу, являются в том числе и вопросы журналистов о потерях в войсках.  Российские военные давно уже не могут открыто говорить о своих проблемах в СМИ. 

Эта система полной секретности может быть устойчивой в мирное время, но она плохо переносит столкновение с реальностью полномасштабной войны. То, как российские цензоры организовали освещение конфликта, подрывает доверие к прокремлевским СМИ — причем не только в обществе, но и среди военных, которые лучше большинства знают истинную цену войны в Украине.

Один Telegram-канал, аффилированный с российскими военными, недавно провел опрос среди своих подписчиков. И только 2% заявили, что доверяют российским СМИ как источнику информации о так называемой специальной военной операции. При этом 38% заявили, что полагаются на блогеров как на первоисточник, и это значит, что они постоянно читают Telegram-каналы.

С февраля считается преступлением называть войну на Украине войной. Любой сюжет о «специальной военной операции» должен содержать только информацию из официальных источников, и этот запрет распространяется на военных. 

Однако это не помогло скрыть информацию о провале наступления на Киев. При отсутствии СМИ, где можно почерпнуть реальную информацию о происходящем на фронте, Telegram-каналы стали для солдат и офицеров единственным местом, где можно читать новости и обсуждать войну.

Telegram давно играет несоразмерно большую роль в российском обществе — фактически, это самое популярное средство массовой информации в России. В стране, где власти всех уровней уже много лет назад забаррикадировались от общества, Telegram-каналы стали чем-то вроде замочной скважины, через которую можно заглянуть в коридоры Кремля, и авторы многих каналов позиционируют себя в качестве инсайдеров в Кремле или спецслужбах.

Фактически, эти каналы выполняют ту же роль, что слухи и сплетни в советское время, удовлетворяя отчаянный спрос на информацию, хотя и не обязательно правдиво.

Когда началась война, в Telegram зазвучали новые голоса. Вместе с независимыми СМИ, которые ведут каналы для того, чтобы не потерять контакт со своей аудиторией, все большую популярность получают каналы армейских ветеранов.

В военной среде, всегда с недоверием относившейся к либеральным СМИ, предпочитают обходиться без посредников и доверяют только своим, когда обсуждают, что на самом деле происходит на поле боя. Многие из этих голосов не являются полностью анонимными — военные знают, кто за ними стоит, и это повышает авторитет блогеров. 

Поэтому, когда эти каналы сообщили, что система противовоздушной обороны Украины все еще существует, а не разгромлена в первые дни войны, как утверждала пропаганда, это вызвало серьезное обсуждение в военной среде. В свою очередь открытый разговор о проблемах, с которыми сталкиваются военные, спровоцировал рост общественной активности. Telegram-каналы сначала сообщили о нехватке снаряжения, а затем запустили краудфандинг для закупки радиостанций, средств первой помощи, или приборов ночного видения. Это вызвало у подписчиков резонный вопрос, почему Министерство обороны не в состоянии обеспечить армию необходимым снаряжением.

Это новая гражданская активность в военной среде постоянно растет, притом не в том направлении, в котором хотелось бы Минобороны. Например, когда военные каналы призвали своих подписчиков не говорить о потерях, понесенных при неудачной попытке форсировать Северский Донец и отложить обсуждение до окончания войны, читатели пришли в ярость.

В результате за чуть больше, чем три месяца войны в России в условиях военной цензуры и репрессий появилось новое беспрецедентное явление —общественное пространство внутри военной среды, без цензуры и не под контролем Министерства обороны. Это пространство в основном контролируется опытными и авторитетными ветеранами, многие из которых вряд ли имеют звание выше майора.

Но не стоит обманываться — если они критикуют то, как идет война, то отнюдь не с антивоенных позиций. Например, и аудитория, и авторы военных Telegram-каналов требовали, чтобы украинцев, захваченных после 82 дней защиты мариупольского завода «Азовсталь», предали суду и расстреляли, а не обменивали на российских военнопленных.

Несмотря на их радикальный, провоенный дискурс, такая несанкционированная деятельность не слишком нравится генералам. Фактически – это новая форма общественного давления на командование и Кремль, и она открывает путь к несанкционированной сверху гражданской активности военной среды.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2022

Сотрудника управления Федеральной службы безопасности (ФСБ) по Самарской области подозревают в хищении криптовалюты у киберпреступника, пишет издание «ВолгаНьюс» со ссылкой на официальных представителей УФСБ по Самарской области. Нанесенный хакеру ущерб оценили в «сотни миллионов рублей».

По предварительной версии специалистов, ведущих расследование, сотрудник УФСБ, ныне уже бывший, по фамилии Демин (имя держится в секрете в интересах следствия) участвовал в раскрытии киберпреступления. Подозреваемым в данном деле был житель Сызрани  с фамилией Мочалов.

Сотрудники УФСБ нанесли Мочалову визит, чтобы задокументировать информацию о преступлении. Через некоторое время Мочалов написал заявление о пропаже у него криптовалюты, которая якобы произошла после появления силовиков у него на пороге. С его слов, исчезли сотни миллионов рублей.

Заявление Мочалова стало поводом для начала нового разбирательства, в котором принимало участие Главное военно-следственное управление СК. Через некоторое время вся похищенная у Мочалова криптовалюта таинственным образом вернулась, но расследование было решено не прекращать.

Для дальнейшего выяснения всех обстоятельств произошедшего Демин был направлен в Москву. Вместе с ним было передано и дело, по которому уже лично он, а не Мочалов, проходил подозреваемым. Мочалов же действительно оказался киберпреступником – к такому выводу пришел Сызранский городской суд. Согласно решению суда, Мочалов использовал malware с целью получения доступа к неким «объектам информационной структуры» России. Приговор ему был вынесен 29 октября 2021 г.: он был осужден на год вполне реального ограничения свободы.
На момент публикации расследование по делу Демина продолжается — бывший сотрудник ФСБ пока остается подозреваемым. 

Источник: Cnews.ru

Agentura.ru 2022

От fake news к хорошим новостям

Все эти темные месяцы, начиная с 24 февраля, когда Владимир Путин послал войска в Украину, я изо всех сил пытался найти что-то положительное в происходящем. В основном я чувствовал смесь стыда и гнева, но также было ощущение полного провала, которое сегодня разделяют многие российские либералы — мы видим, что мы потеряли наших людей из-за путинской пропаганды и мы потеряли страну.

Но после двух месяцев войны обнаружилась по крайней мере одна вещь, которая, как ни удивительно, дает повод для некоторого оптимизма – Интернет-технологии и их роль в этой войне.

От fake news к хорошим новостям

Андрей Солдатов

С 2016 года, когда российские спецслужбы и прокси группы поймали за руку при попытке вмешаться в выборы в США, мировое экспертное сообщество стало говорить об Интернете с точки зрения угроз, а не возможностей. Российские, китайские, иранские и северокорейские хакеры и тролли нашли способ использовать Интернет для распространения дезинформации и пропаганды, подрывая западные демократии дикими теориями заговора и откровенной ложью. Глобальные платформы, такие как Facebook, Twitter и Google, когда-то казавшиеся маяками западного предпринимательского духа и свободы творчества, были полностью скомпрометированы. Глобальность коммуникаций, которая была мечтой в 1990-х и 2000-х годах, внезапно стала серьезной уязвимостью для западного общества.

Это мрачное восприятие Интернета идеально соответствовало тому, как видел Интернет Владимир Путин. Путина и его ближайших соратников из КГБ приучили смотреть на мир с точки зрения угроз. С момента прихода к власти Путина одной из этих угроз был Интернет — самая первая Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, подписанная Путиным в 2000 году, упоминает в списке потенциальных угроз «манипулирование информацией (дезинформация, сокрытие или искажение информации».

До 2016 года между западными и российскими чиновниками существовал конфликт терминов, в которых они были готовы говорить об Интернете. На Западе использовали термины «кибербезопасность» и «киберугрозы», потому что хотели обсуждать безопасность сетей, в то время как российские и китайские чиновники настаивали на использовании терминов «информационная безопасность» и «информационная война». Они считали, что контент в Интернете представляет угрозу Кремлю и политической стабильности режима, который они решили защищать, создавая «цифровой суверенитет» России.

Однако после 2016 года многие американские киберэксперты признавались мне, что Кремль, возможно, был прав — онлайн-контент, в первую очередь в социальных сетях, действительно может представлять угрозу для демократии.

Хакерские атаки Кремля в США и Европе часто заканчивались ничем, но один раунд Путин выиграл. Он заставил мир думать о величайшем достижении западной цивилизации — Интернете — в мрачном и даже параноидальном свете.

И это выглядело вполне логичным. Операции по дезинформации не прекратились после фиаско 2016 года, также, как и хакерские атаки. И уже общим местом стало считать, что каждый кризис с Россией будет сопровождаться дезинформационной кампанией в сочетании с кибератаками.

И действительно, вместе с российскими танками, входящими на территорию Украины, начались и российские дезинформационные операции и кибератаки. Но – вот хорошая новость – никакого серьезного ущерба Украине нанести не удалось. 

Кремлевский нарратив о «специальной военной операции» против нацистов также не получил большой поддержки в мире. Самые мрачные прогнозы об информационной стороне войны оказались ошибочными, по крайней мере, на этом этапе войны.

На самом деле произошло обратное. Впервые с 2016 года ситуация изменилась: социальные сети стали инструментом распространения новостей о том, что происходит в Украине для тех россиян, кто хочет знать правду о войне. Сегодня военные преступления документируются практически в режиме реального времени. Благодаря журналистам и соцсетям мы знаем, каково было пережить бомбежки в Киеве, что чувствовали жители в Буче и осажденном Мариуполе. Благодаря социальным сетям мы увидели настоящее лицо войны. Мы знаем, как выглядят и звучат украинские солдаты, мирные жители и волонтеры. Мы знаем, как выглядят и звучат российские солдаты, а также российские активисты и просто люди, протестующие против войны.

Кремль изо всех сил пытался обеспечить информационную монополию, как только началась война. 24 февраля кремлевские цензоры предписали российским СМИ использовать только официально одобренную информацию о происходящем в Украине. Само слово «война» было запрещено, и вместно него предписано использовать выражение «специальная военная операция». 4 марта российский парламент принял закон о фейковых новостях о войне, предусматривающий тюремное заключение на срок до 15 лет за распространение информации о войне, противоречащей позиции российского правительства.

Но глобальные платформы, осыпаемые проклятиями до войны, отказались сотрудничать с Кремлем. Российские цензоры потерпели неудачу не в последнюю очередь потому, что такие платформы, как YouTube, Facebook и Twitter, отказались поддаться давлению Кремля и не дрогнули перед угрозой блокировки. И когда Facebook, Instagram и Twitter были заблокированы, сервисы делали все, чтобы остаться доступными для своих российских пользователей — например, даже предложили россиянам возможность использовать Facebook в Tor.

YouTube, наряду с Telegram, стал основным источником неподцензурных новостей на русском языке — многие мои коллеги, журналисты, вынужденные покинуть страну, перешли на каналы YouTube и Telegram и обрели многомиллионную аудиторию. Многие россияне смотрят антивоенные каналы на YouTube также, как раньше включали телевизор по утрам.

И глобальные коммуникации теперь стали самой большой надеждой на пробуждение общественного сознания в России.

Опубликовано на английском в LMC

Agentura.ru 2022

Федеральное служба безопасности (ФСБ) задержала двух жителей КЧР и Ставрополья, в 1992 году в составе банды Шамиля Басаева и Хаттаба участвовавших в нападении на Ботлихский район Дагестана.

Возбуждено уголовное дело по статьям о посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов, бандитизме и вооруженном мятеже.

В отношении задержанных Тоймасхана Аджиньязова и Кайтарби Насырова проводятся неотложные следственные действия. Их роль в совершении преступных действий устанавливается.

За последний год, учитывая нынешний случай, задержаны как минимум семь членов банды Басаева и Хаттаба, участвовавших в нападении на Дагестан. В ФСБ заявили, что розыск других террористов прошлых лет продолжается.

Источник: РИА Новости

Agentura.ru 2022

Солдатам-срочникам, до призыва получившим среднее профессиональное образование, могут разрешить заключать контракты с Федеральной службой безопасности (ФСБ). Такой законопроект депутатов «Единой России» может быть принят Госдумой в мае. 

«Главная цель — расширить кадровые ресурсы ФСБ России. Сейчас солдаты-срочники, имеющие среднее профессиональное образование, могут перейти со срочной службы на контрактную, начать военную карьеру, получать денежное довольствие военнослужащего, росгвардейца, спасателя и прочее», — пояснил зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, один из авторов документа Анатолий Выборный.

По его словам, с принятием законопроекта начать службу в ФСБ по контракту смогут все, кто имеет среднее профессиональное образование и либо не пребывает в запасе, либо в настоящий момент проходит срочную службу.

Источник: сайт Госдумы

Agentura.ru 2022

Побег из Москвы

Россияне массово бегут из России, находя приют в самых неожиданных местах – в Армении, Грузии, Узбекистане и Казахстане. Только за первые две недели войны Грузия приняла 25 000 россиян, Армения принимала около 6 000 наших соотечественников в день, а уже к концу марта в Казахстан уехало 60 тысяч россиян. Многие нашли убежище в Эстонии, Латвии, Черногории и Чехии.
Этот драматический исход — свидетельство того, что война против Украины будет иметь серьезные последствия для России.

Побег из Москвы

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Поколению, выросшему в перестройку и в 90-е, долгое время казалось, что времена, когда людям приходилось покидать страну по политическим причинам, ушли навсегда. Конечно, многие тогда эмигрировали по экономическим соображениям, но страх преследований как повод для отъезда полностью исчез.

Все решительным образом изменилось в последние годы, когда усилились репрессии против людей, которые выражают взгляды, отличные от путинской пропаганды.

Первой заметной группой политических эмигрантов стали оппозиционные политики, журналисты и политические активисты, которые начали бежать в Европу и США после «дела Болотной площади». (При этом Путин возродил политическую эмиграцию еще в 2000 году, как только пришел к власти, но тогда бежали в основном олигархи, поссорившиеся с Кремлем, и их окружение).

Отток людей из России резко вырос в 2020 году, когда Путин изменил конституцию, что дать себе возможность оставаться у власти как минимум до 2036 года, и усилил репрессии против гражданского общества.

Нападение на Украину спровоцировало новую волну эмиграции. В первые недели вторжения на фоне нарастающих репрессий внутри страны Россию покинули сотни тысяч россиян. Среди них — люди разных профессий, большинство из которых никогда раньше не думали об эмиграции. Но всех этих людей объединят три признака: у них хорошее образование, они живут в больших городах и придерживаются либеральных взглядов.

Стремительный отъезд стольких образованных профессионалов, ученых и бизнесменов ставит под вопрос будущее России. А перед теми, кто хочет перемен, это ставит новую задачу: возможно ли эффективно влиять на режим из-за рубежа, когда почти вся оппозиция внутри страны сидит в тюрьме или уехала.

Утечка мозгов

Новую волну изгнанников из путинской России можно условно разделить на четыре категории. Первая и самая большая состоит из ИТ-специалистов; по данным Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЕК), за первые два месяца войны уехало около 100 000 программистов. Россия, которая традиционно производит отличных инженеров и компьютерщиков, — одна из очень немногих стран, где локальные интернет-платформы успешно конкурируют с глобальными, такими как Google и Facebook. До войны многие из них работали на американские и другие западные компании, другие имели собственный бизнес и работали по контрактам с иностранными клиентами.

Однако после 24 февраля стало ясно, что никакое сотрудничество с западными корпорациями уже невозможно. Cанкции привели к тому, что пропали возможности не только получить деньги на российские счета от западных клиентов, но и затруднился или полностью пропал доступ к серверам западных компаний. Кроме того, многим программистам — от 20 до 40 лет, и они очень не хотят попасть в армию, если Путин все же решится на массовую мобилизацию.

Вторая группа эмигрантов — это журналисты, активисты и сотрудники неправительственных организаций: эта группа насчитывает, вероятно, немногим более 1000 человек, но их отъезд, учитывая их роль в обществе, будет иметь для России огромные негативные последствия. В начале войны эти люди быстро поняли, что не могут продолжать свою работу в России, не попав под уголовное преследование, и решили уехать.

Третью группу составляет либеральная интеллигенция из больших городов — профессура, исследователи, историки. До последнего времени эти люди работали в университетах, музеях или исследовательских организациях, и многие их проекты поддерживали западные фонды, они также сотрудничали с западными университетами. В последние годы вести такую жизнь становилось все сложнее из-за давления властей, но с началом войны такая деятельность приравнивается в глазах кремлевских чиновников практически к предательству национальных интересов. Уезжающие из России интеллектуалы не думают, что их жизнь в опасности, но их карьера в нынешнем виде закончилась, и многие из них уже потеряли работу из-за своих либеральных взглядов. Кроме того, они не хотят работать и жить в полной изоляции от Запада.

Последнюю категорию новых эмигрантов составляют бизнесмены и менеджеры крупных корпораций, в том числе государственных, а также сотрудники российских банков. Они не чувствуют себя комфортно в стране с закрывающимися границами и не хотят продолжать работать в компаниях, которые попали под санкции или попадут в скором времени. Когда началась война, многие из этих людей бросили работу и просто бежали в Европу. Это самая состоятельная категория эмигрантов новой волны, но их шансы найти работу или основать новый бизнес на Западе невелики из-за их прошлых связей с госкомпаниями.

Не всем уехавшим удается закрепиться. Уже через два месяца некоторым из недавних эмигрантов пришлось вернуться домой, потому что Visa и Mastercard не позволяют обладателям российских паспортов пользоваться банковскими счетами, а наличные, которые они привезли с собой, быстро кончились. Скорее всего, часть из них попытается уехать еще раз, но уже лучше подготовившись к переезду.

Скатертью дорога?

Новый массовый исход эмигрантов поощряется властями. В течение первых двух месяцев войны Кремль ясно давал понять, что он готов выпустить всех несогласных из страны, чтобы они не создавали проблем дома. До сих пор нет ограничений на выезд из России. Как сказал Путин 16 марта, «народ сможет отличить патриотов от подонков и предателей и просто выплюнет их как случайно залетевшую мошку». 

Выбрав такой подход, Путин опирается на давнюю российскую традицию. Во время больших потрясений прошлого — антисемитских погромов в царской России, Гражданской войны, Второй мировой войны и антисемитских кампаний в СССР — миллионам людей удалось эмигрировать. 

При этом если рядовые советские граждане с трудом добивались разрешения на выезд, нарушителей спокойствия активно высылали. В 1922 году, например, Ленин лично составил список из 220 «нежелательных интеллигентов», более 160 из которых погрузили на пароходы и отправили в Германию. В 1970-е годы при Брежневе диссидентов лишали советского гражданства и высылали из страны.

Однако даже за границей оппозиция создавала проблемы для Кремля. Как мы писали в нашей книге «Свои среди чужих», на протяжении всего советского времени политэмигранты не прекращали попыток изменить режим, используя любые доступные методы.

В 1920-х годах они развернули кампанию террора и отправляли cвоих агентов под прикрытием в Россию, организуя взрывы на собраниях большевиков, и нападали на советских чиновников, когда те выезжали за границу. В 1930-х, когда Красная Армия направила советников в ряды республиканцев в гражданской войне в Испании, белые эмигранты пошли воевать за Франко. А когда немцы вторглись в Советский Союз в 1941 году, некоторые русские эмигранты присоединились к нацистам, только для того, чтобы  бороться с коммунистами. Позже, во время Холодной войны, русские эмигранты получили важную роль в борьбе с коммунистической пропагандой, которую вели Соединенные Штаты и Великобритания: именно они посылали воздушные шары с листовками через железный занавес в страны Восточной Европы, а их голоса звучали на Радио Свобода и BBC. И когда советская армия вторглась в Афганистан, русские политэмигранты в Лондоне и Париже развернули пропагандистскую кампанию, пытаясь убедить советских солдат дезертировать.

В то же время на протяжении всей Холодной войны эмигранты пытались влиять на общественное мнение в Европе и США. Они устраивали митинги протеста в западных столицах, а в 1971 году даже пытались взорвать нью-йоркский офис советской торговой компании «Амторг», чтобы привлечь внимание к положению советских евреев.

Большинство этих усилий не увенчались успехом. Русские эмигранты плохо создавали широкие политические организации, главным образом потому, что их взгляды на будущее России были очень противоречивыми — демократы не ладили с империалистами и националистами, потомки русской аристократии призирали евреев и т.д.

Но была одна область, в которой русским за границей сопутствовал успех: они писали очень важные книги, изменившие мнение Запада о Советском Союзе, а потом и повлиявшие на советских граждан через самиздат и «Голоса».  Книги Александра Солженицына и мемуары Светланы Аллилуевой, дочери Сталина, — это лишь два примера.

Если все остальное не было эффективным, книги и радиопередачи реально работали.

Будва, а не Париж

Новый русский исход сильно отличается от предыдущих волн. После революции 1917 года часть русских эмигрантов уехали в Прагу, Стамбул, Белград и Шанхай. Они также поселились в Париже и Берлине. Именно в этих городах динамично развивались русские общины, издававшие собственные журналы, газеты и книги.

Сейчас география другая — из-за визовых ограничений и дороговизны жизни на Западе, не так уж много российских эмигрантов выбрало Берлин. В Лондон приехало еще меньше, а Париж почти полностью выпал из поля зрения новой эмиграции. Сегодняшние изгнанники направляются в другие места. Некоторые американские технологические корпорации перевели свой российский персонал в Ирландию. Но те айтишники, которые самостоятельно эмигрировали в континентальную Европу, с трудом получают визы и открывают банковские счета. Именно поэтому многие ИТ-специалисты нашли пристанище в Грузии, Армении, Казахстане и Турции, а не в Европе. Стоимость жизни в Тбилиси или Стамбуле, двух популярных направлениях для покидающих Россию, намного дешевле, чем в странах Балтии. (Помимо русских изгнанников, Стамбул также стал домом для многих московских корреспондентов иностранных изданий, для которых новая цензура сделала работу в России невозможной).

Для ИТ-специалистов ландшафт продолжает меняться по мере того, как война продолжается. Армения, например, разрешает регистрировать компании и открывать банковские счета в стране, это также помогает местной экономике, поскольку существует требование нанимать местный персонал. 3 мая США объявили, что планируют облегчить переезд российских айтишников в страну. Совсем недавно разрослась колония русской интеллигенции в Черногории, где рады обладателям российских паспортов и можно спокойно купить недвижимость.

Вильнюс, маленькая и уютная столица Литвы, стал важнейшим центром российской политической эмиграции — именно здесь обосновался ФБК Алексея Навального, а также многие независимые российские журналисты и блогеры. Это стало возможным благодаря позиции литовского правительства, принявшего беженцев из Беларуси и России. Рига, столица соседней Латвии, согласилась принять у себя небольшое количество НКО и журналистов, кто-то переехал в Таллинн и в Прагу.

В целом, в отличие от более ранних волн эмиграции, которые направлялись в Западную Европу в начале двадцатого века и в Соединенные Штаты в последние десятилетия холодной войны, нынешняя волна в основном распределилась по Центральной и Восточной Европе.

Информационный фронт

Несмотря на новую географию, нынешняя волна изгнанников столкнулась со старыми проблемами, пытаясь самоорганизоваться. За последнее десятилетие русские эмигранты создали на Западе несколько политических инициатив, например, «Форум Свободной России», основанный чемпионом мира по шахматам Гарри Каспаровым, который сейчас живет в Нью-Йорке. Однако, как и их предшественники времен Холодной войны, они попали в ту же ловушку, не сумев создать единый фронт эмиграции.

Но русские эмигранты сумели сохранить контакт с аудиторией в России, и с началом войны они стали главным источником информации для россиян о том, что на самом деле происходит в Украине и России для тех, кто остался в стране.  Возьмем начало войны, когда около ста ведущих независимых журналистов сразу покинули страну, присоединившись к коллегам, уехавшим ранее. Большинство этих журналистов продолжают работать из-за границы, публикуясь в Telegram-каналах или создавая контент на YouTube и в других социальных сетях.

Еще до войны некоторые политические организации русских эмигрантов осознали важность СМИ, которые могут работать из-за границы. А с началом войны сторонники находящегося в тюрьме Алексея Навального и бывшего олигарха Михаила Ходорковского полностью ушли в онлайн-журналистику и теперь производят потоки контента на YouTube, охватывая миллионы россиян. 

Несмотря на попытки запретить независимые новостные сайты и заблокировать доступ к глобальным платформам, таким как Twitter, Facebook и Instagram, россияне по-прежнему имеют доступ к этим платформам через VPN. Кроме того, по довольно непонятным причинам российские цензоры до сих пор не заблокировали доступ к YouTube и Telegram. 

Таким образом, образованная и независимая часть российского общества — от 15 до 20 % населения — продолжает получать достоверную информацию о войне в Украине из-за рубежа, причем от тех же независимых российских журналистов, которых они читали и смотрели до вторжения. Этот контент сейчас пользуется огромным спросом: ролики на YouTube о реальном ходе войны в Украине собирают несколько миллионов просмотров, отдельные Telegram-каналы российских журналистов в изгнании имеют десятки тысяч подписчиков.

Придумать Россию заново

По мере того, как война на Украине продолжается, думающая часть россиян, как внутри страны, так и за ее пределами, оказывается во все более сложном положении. Российское настоящее пугает, а будущее страны кажется еще более безрадостным. В соцсетях стала популярна шутка, что на уроках английского языка в российских школах перестали преподавать Simple Future, потому что у России больше нет простого будущего.

Но российское прошлое теперь тоже скомпрометировано. После распада Советского Союза Борису Ельцину было легко придумать простой и привлекательный нарратив: советский период был всего лишь ужасной девиацией, и россиянам просто нужно вернуться туда, где была страна до катастрофы 1917 года, то есть в великую Россию Толстого и Достоевского, Россию, в которой была Государственная Дума, банкиры и промышленники. Когда Путин вторгся в Украину, Российская империя потеряла всякую привлекательность. Либералы, возмущенные войной, теперь с ужасом смотрят на кровавые захватнические войны восемнадцатого и девятнадцатого веков.

Для работы над новой национальной идеей россиянам сейчас необходимы не только политики, но и журналисты, историки, исследователи и эта интеллектуальная работа не может происходить на территории России, где введена цензура и ставить под сомнение официальную версию истории страны является уголовным преступлением. 

В длинной истории русской эмиграции есть успешный пример такого интеллектуального центра – это Русский свободный университет, основанный в Праге в 1920-х годах, когда Прага стала центром русской интеллектуальной эмиграции. Ставший известный как «русский Оксфорд», этот университет финансировался чешским правительством благодаря покровительству первого президента страны Томаса Масарика. Он поддерживал жизнь русской интеллектуальной традиции до 1939 года, когда его закрыли немцы.

Необходимость создания такого университета в изгнании сейчас очевидна. Для него сегодня нет недостатка в профессуре и исследователях, учитывая, сколько людей бежало из страны.

Конечно, такому учреждению потребуется значительная поддержка Запада, и европейские страны должны взять на себя инициативу. 

Во время Холодной войны Соединенные Штаты были единственной страной, у которой была хоть какая-то политика в отношении русской эмиграции . По инициативе дипломата Джорджа Кеннана США в начале 1950-х годов создали Американский комитет освобождения народов России и Комитет свободной Европы, которые использовали политических эмигрантов для поддержки сопротивления за Железным занавесом. Эти комитеты потом создали Радио Свободная Европа и Радио Свобода, которые доносили жизненно важную информацию до аудитории во всем Восточном блоке.

Однако европейские страны остались в основном в стороне. Хотя в Западной Германии было много русских диссидентов, а штаб-квартиры поддерживаемого США Русского института и Радио Свобода и Радио Свободная Европа находились в Мюнхене, правительство Германии не принимало никакого участия в управлении этими учреждениями.

Эта политика сейчас должна измениться. Учитывая, что на европейском континенте проживают сотни тысяч русских, европейским правительствам пора начать думать об этих изгнанниках стратегически. И хотя большая часть внимания в западных СМИ справедливо сосредоточена на украинских беженцах, европейские правительства должны помнить о русской эмиграции как о важном союзнике в противостоянии путинскому режиму.

Финансируя и поддерживая российские СМИ, образовательные и исследовательские проекты, базирующиеся в Европе, европейские правительства могли бы помочь донести либеральные идеи и независимые журналистские материалы о России до самих россиян.

Однако, если западные правительства не смогут поддержать эту волну беженцев, они растратят то, что может стать одной из наиболее эффективных форм мягкой силы против кремлевской автократии.

Опубликовано на английском в Foreign Affairs

Agentura.ru 2022

По данным Коммерсанта, в Москве во 2-м Западном окружном военном суде на днях в закрытом режиме начнется рассмотрение по существу громкого уголовного дела, которое расследовалось в отношении группы старших офицеров управления авиации ФСБ.

Обвиняемые: начальник отдела материально-технического обеспечения УА ФСБ РФ полковник Юрий Кравченко, его заместитель, начальник 1-го отделения подполковник Артем Сохин, сотрудник того же подразделения майор Сергей Романов, а также бизнесмен из Ставрополя Вазген Бабаханян.

Они обвиняются в особо крупном мошенничестве и злоупотреблении должностными полномочиями при исполнении гособоронзаказа. Речь идет о возведении разборного комплекса казармы для летчиков арктического авиаотряда. Как считает обвинение, конструкция в итоге оказалась стационарной, хотя по техническому заданию должна была быть разборной, а также имела множество других недостатков. Между тем защита настаивает на полной невиновности чекистов, которые, по уверению адвокатов, не только построили нужное помещение, которое уже эксплуатируется, но и сэкономили бюджету большую сумму. Изучить это дело поручено одному из самых известных военных судей страны Даниилу Логачеву, рассматривавшему многие резонансные дела и, в частности, оправдавшему обвиняемых в катастрофе на атомной подлодке «Нерпа».

Как ожидается, уже на следующей неделе в военном суде начнется рассмотрение материалов уголовного дела по существу.

Источник: Коммерсант

Agentura.ru 2022

Алмазы и границы

К концу 1970-х гг. Советский Союз уже много десятилетий ограничивал передвижение людей через свои границы, но всегда существовало кое-что, что Кремлю требовалось переправлять в страну и из страны быстро и беспрепятственно: деньги. Для этой цели были созданы тщательно продуманные схемы, надежные каналы для переправки на Запад твердой валюты и не поддающихся отслеживанию товаров, таких как золото или алмазы. Эти схемы эффективно работали вплоть до распада Советского Союза — и еще несколько лет после этого.

Алмазы и границы

Глава из книги «Свои среди чужих. Политические эмигранты и Кремль» Ирины Бороган и Андрея Солдатова

В жизни каждого человека хоть раз бывает крупная удача. В этом Стэн Рифкин, пухлощекий, рано начавший лысеть 32-летний программист, владелец небольшой компьютерной фирмы, которой он управлял из своей квартиры в долине Сан-Фернандо в Калифорнии, убедился на собственном опыте в июне 1978 года.

Фирма Рифкина заключила контракт на установку новой компьютерной системы в банке Security Pacific в Лос-Анджелесе. Эта автоматизированная система предназначалась для отдела межбанковских переводов на случай сбоя основной системы безналичных транзакций. Проще говоря, фирма Рифкина должна была создать резервную систему.

Работа шла медленно, и у Рифкина была масса времени подробно изучить процедуру межбанковских переводов. Чтобы провести транзакцию, нужно было знать специальный код трансфера из четырех цифр, который менялся каждое утро. Этот секретный код сотрудник отдела просто записывал на бумаге и вывешивал на стену. Конечно, посторонние в помещение не допускались, но Рифкин считался своим. Он быстро сообразил, что может воспользоваться знанием секретного кода и перевести на свой счет любую сумму.

Рифкин не был дураком: он понимал, что одно дело найти способ перевести деньги из банка, и совсем другое — их получить. Он позвонил знакомому адвокату и попросил встретиться. Дело деликатное, объяснил он на встрече: корпорация, на которую он работает, ищет способ передать значительную сумму в каком-нибудь неотслеживаемом виде товара другой крупной компании.

«Бриллианты», — ответил адвокат.

«Отлично! — сказал Рифкин. — Знаете ли вы кого-нибудь, кто разбирается в этой теме?»

Адвокат познакомил его с Лоном Штейном, респектабельным алмазным брокером из Лос-Анджелеса. Рифкин пригласил Штейна на ланч в модный и дорогой французский ресторан La Serre на бульваре Вентура в Энсино. За ланчем Рифкин объяснил, что представляет крупную корпорацию, название которой по понятным причинам он должен сохранить в тайне, и что его босс хотел бы купить алмазов на сумму $10 млн. Рифкин не мелочился. «Это невозможно», — покачал головой Штейн.

Но Рифкин оказался очень настойчивым. Следующие четыре месяца он каждую неделю встречался со Штейном, и тот ни на секунду не сомневался в правдивости рассказанной ему истории. Рифкин очень хотел найти способ, который сработает, и пытался вытащить из брокера все возможные варианты. К октябрю они наконец-то решили, что нашли способ провернуть сделку. Рифкин дал Штейну небольшой аванс — $700, — чтобы тот слетал в Женеву. Поездка в Швейцарию была успешной, и через три недели пришел черед действовать Рифкину.

В среду, 25 октября, Рифкин вошел в новое, из стекла и бетона, 55-этажное здание банка Security Pacific в деловом центре Лос-Анджелеса. По просторному вестибюлю, облицованному гранитом, Рифкин дошел до лифта, спустился на уровень «Д» и направился в компьютерный зал. На вопрос служащего, что он тут делает, Рифкин ответил, что пришел протестировать систему. Часы показывали 16:30, время, когда рабочий день заканчивается, и сотрудники начинают с нетерпением ждать, когда они смогут пойти домой. Код, как всегда, висел на стене. Рифкин записал его, вышел на улицу и нашел ближайшую телефонную будку. Из нее он позвонил в отдел перечислений, представился как Майк Хэнсон из международного отдела Security Pacific и сказал, что ему нужно перевести деньги.

«Десять миллионов двести тысяч долларов в Irving Trust в Нью-Йорке для перевода в Wozchod Handelsbank в Цюрихе, Швейцария», — спокойно сказал Рифкин. Он уже давно решил, что ему хватит $10 млн. 200.000 были комиссионными, которые он обещал заплатить Лону Штейну. Рифкин не захотел портить красивую круглую сумму, вычитая из нее брокерскую комиссию, поэтому просто увеличил ее на 200.000. Кроме того, решил он, такая неровная сумма скорее ассоциируется с деловыми расчетами, а не с выигрышем в лотерею.

Молодая женщина на том конце трубки спросила код. «Четыре-семь-восемь-девять», — уверенно произнес Рифкин. Все. Дело было сделано. Сотрудница банка поблагодарила его и повесила трубку.

На следующий день Рифкин вылетел в Женеву. Прибыв на место, он позвонил Александру Малинину, управляющему директору Русалмаза, созданной за два года до того экспортной фирмы для продажи советских алмазов за границей. Рифкин спросил, получили ли они перевод на $8 млн (остальные $2 млн Рифкин положил на свой сберегательный счет). Малинин ответил, что с опозданием, но деньги поступили — в соответствии с поручением «Хэнсона» они были отправлены из Security Pacific в Лос-Анджелесе через нью-йоркский Irving Trust в банк Wozchod в Цюрихе, где были зачислены на счет Русалмаза.

Рифкин явился в женевскую контору Русалмаза с квитанцией Swissair на провоз багажа. Он заранее объяснил сотрудникам Русалмаза, что хочет вывести камни за границу, поэтому не может забрать их у них офисе. Русалмаз предложил простое решение: оформить доставку алмазов в зону дьюти-фри в женевском аэропорту.

На следующее утро Рифкин предъявил сотруднику за стойкой Swissair багажную квитанцию, и тот заверил пассажира, что его сумка будет на борту соответствующего рейса. Затем он вылетел в Люксембург. Там он забрал свой багаж, зарегистрировался в гостинице и, запершись в номере, наконец-то открыл сумку. Он впервые увидел свои бриллианты — гору камней, всего 8639,84 карата, то есть больше 1,7 кг.

Рифкин перепрятал их в сумку для мужских рубашек и благополучно прилетел в Соединенные Штаты. Там его почти сразу же арестовали: он зашел к своему адвокату в Лос-Анджелесе и имел глупость показать ему алмазы до подписания соглашения, которое связало бы адвоката адвокатской тайной. Шокированный адвокат тут же сообщил о Рифкине в ФБР.

Арест Рифкина агентами ФБР

Совершенное Рифкиным ограбление попало в Книгу рекордов Гиннесса как «крупнейшее компьютерное мошенничество», и легендарный хакер Кевин Митник даже начал свою книгу с подробного описания этого преступления. Первая часть этой авантюры — перевод $10 млн из уличной телефонной будки — была настолько впечатляющей, что мало кто обратил внимание на прочие детали.

На самом деле то, с какой легкостью американец из Лос- Анджелеса смог — в разгар холодной войны — прилететь в Швейцарию и забрать чемодан с советскими алмазами стоимостью $8 млн в зоне дьюти-фри в местном аэропорту, впечатляло куда больше. Сама по себе возможность провернуть такую операцию свидетельствовала о том, что Советский Союз выстроил прекрасную систему для беспрепятственного перемещения таких товаров, как алмазы, с Востока на Запад.

Лон Штейн, например, не был совсем случайным человеком в этой схеме. Когда в женевский офис Русалмаза поступил телекс от некоего Л. Штейна, в котором тот выражал заинтересованность в покупке алмазов на сумму $8 млн, советские сотрудники решили навести о нем справки. «Я позвонил в Москву, и там мне сказали, что знают его [Штейна]. Он до этого несколько раз приезжал в Москву», — вспоминал Малинин. Другими словами, это был человек, которому можно доверять, поэтому Русалмаз согласился на сделку и стал ждать зачисления денег на свой счет в банке Wozchod.

Wozchod Handelsbank, в свою очередь, был очень необычным швейцарским банком. Wozchod (или, попросту, «Восход») входил в разветвленную сеть советских банков за границей — или совзагранбанков, которая простиралась от Лондона до Сингапура, от Тегерана до Парижа и Цюриха. Некоторые из этих банков появились еще в 1920-х гг.; другие, как Wozchod в Цюрихе, — в конце 1960-х гг.

Все они были созданы с одной целью: помочь Советскому Союзу проводить платежи в твердой валюте. А начиная с 1960-х гг. Кремль требовал от своих банков вести эти операции так, чтобы Соединенные Штаты не могли их отследить. Новое требование появилось после того, как в 1959 г. русская эмигрантка, ныне гражданка США Елена Уэйлеман обратилась в нью-йоркский суд с иском к СССР, обвинив советские власти в невыполнении своих долговых обязательств перед двумя английскими компаниями, имевшими концессии в Советском Союзе. Уэйлеман была одним из держателей облигаций. Она также предъявила иск к банку Chase Manhattan за перевод средств со счетов советских банков, открытых в Chase. Это так напугало советских банкиров, что те в спешном порядке перевели все свои долларовые счета в зарубежные советские банки в Париже и Лондоне. Как объяснил нам высокопоставленный российский банкир, это помогло «сделать советские транзакции в долларах непрозрачными для правительства США». И именно поэтому в Америке не было своего совзагранбанка.

В этой системе у Wozchod была особая роль. Занимавший неприметный особняк по адресу Шутценгассе N1 в самом сердце Цюриха, банк выполнял важные секретные и деликатные миссии для советского правительства.

Одной из таких миссий, возложенных только на Wozchod, была продажа советского золота. Работала эта схема так: советское золото доставлялось в Цюрих обычными пассажирскими самолетами «Аэрофлота», по пять–семь тонн за рейс. Стандартные слитки весом 12,5 кг. равномерно распределялись по салону под пассажирскими сиденьями — золото было тяжелым, и самолет требовалось тщательно сбалансировать.

Wozchod занимался еще и продажей алмазов, еще одного ценного советского товара. Русалмаз был эксклюзивным экспортером советских алмазов и держал счет в этом банке.

Помимо этого, Wozchod отвечал за взаимодействие с американскими банками, главным из которых был Irving Trust — тот самый банк, который столь дальновидно выбрал Рифкин для перевода украденных $10 млн из Security Pacific.

Но был ли Рифкин настолько умен? Да, он гениально воспользовался брешью в системе безопасности американского банка. Но потом, когда ему нужно было вывести украденные миллионы из страны, он просто задействовал уже существующую схему, созданную очень умными людьми из Москвы для перевода долларов из Соединенных Штатов в Советский Союз.

«Я не имел никакого отношения к выбору Русалмаза: этим занимался брокер, он и принял решение. Я ничего не слышал о них ни до, ни после», — признался нам Рифкин по электронной почте.

Даже после ареста Рифкина деньги лос-анджелесского банка остались у Москвы. Как восхищенно писал журнал «Ровесник» в 1981 г.: «Финал этой истории иначе как удивительным не назовешь. В ней нет пострадавших. Швейцарская компания совершила отличную сделку, продав алмазы на восемь миллионов долларов». Советским читателям не следовало знать, что на этом деле обогатилась вовсе не какая-то «швейцарская компания», а советский Русалмаз.

Арест Рифкина с алмазами из СССР на руках никак не повредил Малинину — он продолжил делать успешную карьеру в ювелирной отрасли и в 2000-х гг. возглавил «Бриллианты АЛРОСА», подразделение по огранке алмазов крупнейшей в мире алмазодобывающей компании АЛРОСА. Не повлияло это и на работу совзагранбанков. Великолепно отлаженная схема продолжала успешно работать.

Но уже через десять лет, в конце 1980-х гг., когда в СССР началась либерализация экономики, возник другой насущный вопрос: можно ли использовать ту же самую схему, чтобы переправлять деньги в обратном направлении — из России в Соединенные Штаты?

В течение нескольких лет многие пытались ответить на этот вопрос. В конце концов ответ помогли найти люди, знавшие обе стороны медали — западную и восточную: это были русские американцы, работавшие в банках США.

Agentura.ru 2022

Второй Западный окружной военный суд в Москве приговорил к 13 годам колонии строгого режима подполковника ФСБ в запасе Дмитрия Казакова за государственную измену. Казакову также назначен штраф в 300 тыс. рублей, он лишен воинского звания — подполковник запаса, уточнили в суде.

Казаков признан виновным в государственной измене (ст. 275 УК РФ).

По данным Интерфакса, Казаков — бывший сотрудник ФСБ. Как установило следствие, экс-офицер инициативно начал сотрудничество с разведкой одного из зарубежных государств и передавал ей служебную информацию, содержащую государственную тайну.

Свою вину Казаков признал в полном объеме, однако в ходе судебного следствия давать показания по обстоятельствам дела отказался.

По данным пресс-службы Второго Западного окружного военного суда, приговор Казакову был вынесен еще 28 апреля и до настоящего времени не обжалован.

Источник: Интерфакс

Agentura.ru 2022

В приграничных районах Ленинградской области пограничная служба ФСБ России установила режим усиленного контроля. Речь идет о Выборгском и Кингисеппском районах, граничащих соответственно с Финляндией и Эстонией.

Пребывающим там гражданам рекомендовано носить с собой документ, удостоверяющий личность (паспорт с пропиской либо разрешающий пребывание в России документ – для иностранцев).

В пресс-службе ведомства сообщили: «В мае в приграничных районах Ленобласти пограничным управлением вместе с МВД, Росгвардией и транспортной полицией планируется проведение совместных мероприятий, направленных на профилактику правонарушений в пограничной сфере».

Источник: vecherka-spb.ru

Agentura.ru 2022

Кабмин Испании отправил в отставку главу Национального разведывательного центра (CNI) Пас Эстебан из-за скандала с прослушкой.

Кабинет министров Испании отправил в отставку главу Национального разведывательного центра Пас Эстебан из-за скандала с прослушкой мобильных телефонов государственных деятелей при помощи шпионской программы Pegasus. 

Речь идет о прослушивании мобильных устройств более 60 сторонников независимости Каталонии и Страны Басков, премьер-министра Испании Педро Санчеса, министра обороны Маргариты Роблес и других испанских политиков.

Как сообщила экспертная группа Citizen Lab при университете Торонто, слежку за ними с помощью шпионской программы Pegasus могли осуществлять испанские спецслужбы. Pegasus давала им доступ ко всей информации, хранящейся на устройствах, позволяла подключаться к микрофонам и камерам, а также прослушивать разговоры.

Пас Эстебан руководила CNI с января 2020 года и стала первой женщиной в истории Испании, возглавившей ведомство.

Источник: Сноб.ру

Agentura.ru 2022

ГРУ выходит на первый план

Стремясь улучшить положение российских войск в Украине, Путин делает ГРУ главной спецслужбой по сбору разведданных на территории Украины. В этой новой перестановке главные роли играют два генерала — первый заместитель начальника ГРУ и руководитель Пятой службы ФСБ.

ГРУ выходит на первый план

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Происходящее с генералом ФСБ Сергеем Беседой не может не удивлять. Первые два месяца войны оказались трудными для главы Пятой службы ФСБ, которая перед вторжением отвечала за сбор разведывательной информации по Украине. В начале войны Беседу посадили под домашний арест, а затем перевели в Лефортовскую тюрьму. Пока новости о все новых проблемах Беседы циркулировали по Москве, Беседа и его люди стали главной мишенью для критиков внутри системы — военные, а также сотрудники других департаментов ФСБ винили именно Пятую службу в том, что она дезинформировала Путина, и несет ответственность за то, что российские войска два с половиной месяца не могут добиться никаких существенных успехов.

Мы думали, что Беседе суждено годами томиться в одиночной камере в Лефортово.

Но 29 апреля RTVI, тесно связанное с главой «Ростеха» Сергеем Чемезовым , выдало новость о том, что Беседу видели на похоронах генерала КГБ Николая Леонова. Как  сообщалось на сайте RTVI, Беседа выступил с речью и был представлен как действующий начальник Пятой службы. Съемки телеканал не вел, и единственным смыслом этого сообщения было погасить разговоры о падении могущественного генерала.

Понимая, насколько велики тут шансы, что ФСБ проводит «активное мероприятие», мы начали проверять эту информацию y наших источников. Наконец, мы получили известие, что Беседу на прошлой неделе видели входящим в его кабинет на Лубянке. 

Это звучало странно и совершенно беспрецедентно. Бросить генерала в тюрьму, а потом вернуть в кабинет — это выглядело слишком мелодраматично даже по современным меркам. Из кремлевских обитателей только Сталин был способен играть в такие игры со своими генералами.

Между тем, определенная логика в этом присутствует. Путин отчаянно настаивает на том, что война, не смотря ни на что, идет по плану. Однако то, что это не так, очевидно уже многим. Самая большая проблема здесь — это не российское население, все еще находящееся под контролем кремлевской пропаганды, а российские элиты — московская и региональная бюрократия, военные и спецслужбы.

Они все больше сомневаются в стратегии Путина в Украине, и именно их Путин должен убедить, что в Украине все развивается так, как и планировалось. Но нельзя посадить в тюрьму своего главного генерала, отвечающего за разведку в Украине, а потом утверждать, что в Украине не было провала разведки. Не первый раз в своей политической карьере Путин решил использовать тактику КГБ, и сделать вид, что с Беседой ничего не произошло. Это новость так и не попала в большие издания и на телевидение, но распространилось по каналам, которые читает российская элита.

Между тем, возвращение Беседы в свой кабинет не означает, что Путин продолжает доверять ФСБ и, в частности, Пятой службе по украинской проблеме.

На прошлой неделе прокремлевский телеканал «Царьград» сделал материал «генералы победы: кто командует русской спецоперацией». Среди множества военачальников, таких как Александр Дворников, которому было поручено общее командование операцией, и командиров нескольких военных округов и подразделений было названо одно имя, которое выделялось из общего ряда. Генерал-лейтенант Владимир Алексеев, первый заместитель начальника ГРУ — службы военной разведки, всегда соперничавшей с ФСБ, — был назван генералом, отвечающим теперь за разведку в Украине. Как добавил «Царьград»: «по «его» ориентирам дальше, собственно, и работают те же «Калибры» и стратегическая авиация».

Владимир Алексеев

Алексеев — представитель особого типа российских военных разведчиков. Он начал свою карьеру в спецназе, а не в военном атташате в посольстве на Западе, как какой-нибудь сын генерала. В Центральном аппарате ГРУ курировал 14-е управление — отвечающее за спецназ, а в 2011 году стал начальником штаба и первым заместителем начальника ГРУ.

Такие, как Алексеев, и стали новым лицом ГРУ. Когда в 2012 году Шойгу стал министром обороны, он был полон решимости расширить ГРУ после сокращения при Сердюкове. Для этого ГРУ нужна была новая кровь, но откуда ее было взять? Самым подходящим источником новых кадров с легкой руки Алексеева посчитали спецназ. Это жесткие и лояльные офицеры, не стесняющиеся в методах, но отнюдь не рафинированные разведчики.

Алексеев курировал от ГРУ военную операцию в Сирии, участвовал в конфликте на Донбассе. Он также засветился в хакерских атаках на выборах в США, и попал за это под американские санкции. Алексеев находится под европейскими санкциями из-за его роли в отравлении Скрипаля.

Алексеев — жесткий и самоуверенный генерал, и его положение как первого замруководителя ГРУ в иерархии российских силовиков выше, чем у начальника разведки ФСБ.

Agentura.ru 2022

Сотрудники ФСБ задержали в Москве двоих подростков «при попытке заживо сжечь бездомных с помощью коктейлей Молотова».

На оперативной съемке двоих подростков — одного в худи и второго в черной куртке и балаклаве — повалили на траву. Первый представляется 17-летним Александром Гореловым и говорит, что до этого «заливал и избивал пьяных неделю назад, просто бомжей спящих».

Горелов рассказывает, что «их было трое». Когда сотрудник ФСБ за кадром спрашивает про их знакомого по имени Ромель, предложившего совершить нападения, то подросток вспоминает, что тот перестал отвечать на сообщения и не пришел.

Голос за кадром спрашивает у сидящего на коленях Горелова, которого все это время держат за волосы, «сколько лет он в движе» и «относится ли к М.К.У.». Подростки, по версии ФСБ, «готовились совершить в РФ теракты и убийства ко Дню победы».

Источник: РИА Новости

Agentura.ru 2022

Лефортовский суд Москвы по ходатайству следствия отправил под арест гражданина РФ Виталия Кривошлыка, подозреваемого в государственной измене, сообщили в пресс-службе суда.

«Постановлением суда в отношении Кривошлыка избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком до 5 июля 2022 года», — сообщили в суде в пятницу.

По данным суда, Кривошлык подозревается в государственной измене (ст. 275 УК РФ).

Как пояснил «Интерфаксу» информированный источник, Кривошлыку вменяется передача представителю иностранного государства сведений, составляющих государственную тайну.

Как сообщил телеграм-канал «Острожно, новости», Виталию Кривошлыку 43 года, раньше он жил в украинском селе Гоптовка Харьковской области, которое сейчас контролируется российскими войсками. По данным телеграм-канала, Кривошлык занимался бизнесом и был депутатом совета украинского села Токаревка.

Источник: Интерфакс

Agentura.ru 2022

Задержанного в Испании пророссийского украинского блогера Анатолия Шария отпустили под подписку о невыезде. Суд согласился освободить журналиста, пока Украина не потребует его экстрадиции, написала El Pais.

Шарию запретили покидать Испанию. Суд изъял его паспорт и предписал два раза в месяц отмечаться у инспектора. Эти меры перестанут действовать через 30 дней, если за этот период Киев не подаст официальный запрос о выдачи его украинским властям. 

Шария задержали 5 мая в Каталонии. Блогер находился в розыске на Украине с 25 февраля 2021 года. Депутат Верховной рады Федор Вениславский заявил, что в ближайшее время украинская сторона приступит к процедуре экстрадиции блогера.

В 2013 году украинские власти уже пытались экстрадировать Анатолия Шария после задержания в Нидерландах по делу о нападении на посетителя киевского кафе, но тогда суд не удовлетворил иск Украины.

Источник: Коммерсант

Agentura.ru 2022

ФСБ вызывает на беседы родственников россиян, уехавших из страны, чтобы таким образом уговорить тех вернуться. «Родственников стали приглашать на беседы в ФСБ. Силовики вызывают членов семей на опросы и уговаривают вернуть родных в Россию. Видимо, кто-то очень хочет повышения по службе за поиск «шпионов»», — рассказывают в «Первом отделе».

Правозащитникам известно о пяти случаях вызова родственников на беседы. В пресс-службе «Первого отдела» сообщили, что речь идет о родственников совершенно разных людей: студентов, инженеров, сотрудников банка, предпринимателей.

Источник: Первый отдел

Agentura.ru 2022

Директор ФСБ Александр Бортников заявил в эфире телеканала «Россия-1», что подготовку убийства Соловьева «осуществляла группа российских граждан, москвичей, в количестве шести человек. Вели их с украинской стороны представители СБУ».

«Задание было определиться с местом осуществления покушения, прежде всего с убийством», — заявил директор ФСБ, уточнив, что  группой, готовившей покушение, были определены локации, посещаемые  Соловьевым, где и планировалось осуществить план преступления. «Они имеют отношение к неонацистской группировке «национал-социалисты Белая сила»», заявил Бортников.

Ранее СБУ заявила о своей непричастности к подготовке преступления на территории российской столицы

Источник: МК

Agentura.ru 2022

ФСБ решилась на масштабное активное мероприятие – на похороны бывшего начальника аналитического управления КГБ привезли Сергея Беседу, которого представили действующим руководителем Пятой службы ФСБ (напомним — мы писали, что Беседу сначала отправили под домашний арест, а потом – в Лефортово, под вымышленным именем). 

Очевидно, что целью такой спецоперации может быть только отчаянная попытка погасить разговоры о конфликте среди силовиков, что в условиях войны, видимо, сочли совершенно недопустимым. 

Сообщение RTVI: Генерал-полковник ФСБ Сергей Беседа, об аресте которого ранее сообщали СМИ, пришел на церемонию прощания с ветераном разведки Николаем Леоновым. 

Высокопоставленный сотрудник спецслужбы выступил в пятницу в прощальном зале Троекуровского кладбища, где находился корреспондент RTVI. Ведущий церемонии представил Беседу собравшимся, как действующего руководителя службы оперативной информации и международных связей ФСБ России. 

«Я считаю, что это выдающийся разведчик, выдающийся командир, выдающийся человек, дипломат, государственник, — рассказал генерал в своём выступлении о Леонове. — Он всегда был верен долгу, своей работе, своему государству, своей стране. Он был настоящим патриотом Советского Союза, Российской Федерации. Он не кривил душой. Он говорил так, как есть, и он не боялся сказать правду. Вот этому Николай Сергеевич всегда обучал так или иначе нас, моих друзей». 

Беседа уточнил, что познакомился с Леоновым в конце 1990-х годов, когда работал на Кубе. 

«Те советы, та помощь которые Николай Сергеевич оказывал — они сыграли очень большую роль в моей жизни, в моем становлении. Я считаю его на самом деле своим учителем. Конечно, это большая утрата для нас, большая утрата для близких», — подчеркнул генерал.

Помимо Беседы перед гробом выступили посол Кубы в Москве, близкие и коллеги Леонова. Съёмку выступавших и посетителей корреспонденту RTVI не разрешили, объяснив запрет соображениями безопасности.

Agentura.ru 2022

Власти трех российских регионов — Белгородской, Курской и Воронежской областей — в ночь на среду сообщили о взрывах, а ФСБ утром заявила, что при подготовке диверсии на объекте транспортной инфраструктуры в Белгородской области задержаны двое россиян.

Первым о взрывах сообщил белгородский губернатор Вячеслав Гладков, который «приблизительно в 3:35» проснулся «от громкого звука, похожего на взрыв», о чем он вскоре написал в своем телеграм-канале.

«В районе села Старая Нелидовка, по предварительной информации, горит склад боеприпасов. Разрушений жилых построек, домов нет. Пострадавших среди мирного населения нет», — написал он в следующем посте.

Пожара и взрывов у села уже нет, передал с места событий корреспондент РИА Новости.

Старая Нелидовка находится примерно в 10 км от окраины Белгорода в сторону границы с Украиной. 29 марта губернатор писал о взрывах в районе села Красный Октябрь из-за пожара на складе боеприпасов. Рано утром 1 апреля он сообщил о взрывах и пожаре на нефтебазе в самом Белгороде в результате удара двумя боевыми вертолетами. Минобороны России обвинило в нападении на базу Украину. Киев официально не брал на себя ответственность за атаку.

Следующим сообщившим о взрывах был губернатор Курской области Роман Старовойт. «Сегодня ночью, в 2:45, многие жители Курска слышали хлопки. Детали инцидента уточняются. По предварительным данным сработала система ПВО. Жертв и разрушений нет», — написал он уже утром в своем телеграм-канале.

Позже он уточнил, что в небе над Курской областью был перехвачен, по его данным, украинский беспилотный летательный аппарат: «Расчеты нашего ПВО не подвели, отреагировали быстро и эффективно. Никто не пострадал, разрушений нет».

Третьим стал воронежский губернатор Александр Гусев. Утром он написал в телеграм-канале, что и в его области система ПВО «обнаружила и успешно уничтожила малогабаритный разведывательный БПЛА» (беспилотный летательный аппарат). Как и в двух предыдущих случаях, никто не пострадал, следует из заявления Гусева.

«Было два хлопка в районе микрорайона [Воронежа] Шилово», — сказал ТАСС сотрудник местной администрации.

На фоне сообщений о взрывах, беспилотниках и работе ПВО в российских регионах ФСБ в среду заявила о задержании двух россиян, якобы готовивших диверсию в Белгородской области «на одном из объектов транспортной инфраструктуры». Спецслужба назвала их «сторонниками украинского нацизма».

Спецслужба опубликовала видео допроса задержанных. Произнесенные ими слова напоминают формулировки, которые пишут в протоколах допроса.

«Я смотрел железнодорожные пути, чтобы понять, по каким путям передвигаются военные эшелоны. Также я изучал строение пути и методы его выведения из строя», — сказал один из них. Второй произносит слова о том, что они якобы планировали «повреждение железнодорожного полотна путем выкручивания винтов и ослабления крепежей». «Все эти действия должны были быть преданы огласке путем распространения информации в интернете», — говорит человек на видео.

В начале апреля поступали сообщения о том, что в Беларуси десятки железнодорожников могли быть задержаны, в том числе в связи с актами саботажа.

Источник: Русская служба BBC

Agentura.ru 2022

Силовики ищут виноватых

Российские военные не слишком довольны новой стратегией Владимира Путина, из-за которой пришлось отказаться от большой цели захвата Киева ради гораздо более скромной задачи оккупации территории Донбасса. Армейцы винят другие ведомства, в первую очередь Пятую службу ФСБ, в том, что президент был плохо проинформирован о политической ситуации внутри Украины. Другие управления ФСБ, похоже, разделяют мнение военных.

Силовики ищут виноватых

BRITAIN-EU/JOHNSON-RUSSIAN REUTERS. Credit: Sergei Karpukhin/File Photo

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Война на Украине разделила российское общество. Мы понимали, что после 24 февраля мы потеряем многие контакты среди военных и в спецслужбах. Ведь одно дело жаловаться журналисту на коррупцию в своем ведомстве, и совсем другое говорить о ходе военных действий с теми, кто занял публичную антивоенную позицию. И действительно, в первый месяц войны некоторые источники отказались отвечать на наши звонки и сообщения.

Но сейчас ситуация резко изменилась. На прошлой неделе мы стали получать все больше звонков и сообщений от наших контактов в армии и в ФСБ с комментариями наших материалов о руководителе Пятой службы ФСБ Сергее Беседе. Генерала сначала отправили под домашний арест, а потом и вовсе — в печально известную Лефортовскую тюрьму.

Кремль предпринимает отчаянные усилия, чтобы скрыть происходящее вокруг Беседы и Пятой Службы – даже в Лефортово генерал находится под чужим именем, а начальника СИЗО срочно заменили. (Следственный комитет выпустил заявление, отрицая факт уголовного преследования Беседы.)

«Молодцы!» — написали нам наши старые контакты в спецназе ГРУ. «Все верно!» передали из Службы экономической безопасности ФСБ. Видео о с сюжетами о Сергее Беседе и Пятой службе набрали миллионы просмотров на российском YouTube и широко обсуждались на прокремлевских телеграм-каналах. Ходят слухи, что компромат на Беседу был собран конкурирующим агентством, Службой Внешней Разведки СВР.

Означает ли это, что военные или ФСБ перестали поддерживать войну на территории Украины? Короткий ответ — нет, как раз наоборот.

Российские военные считают, что замена первоначальных целей войны на более скромные является серьезной ошибкой. По мнению многих в военной среде, на территории Украины российская армия воюет не с ВСУ, а с НАТО. Они считают, что в этой войне российской армии мирного времени противостоит полностью отмобилизованная армия Украины, которую снабжает самым современным оружием НАТО и западные союзники. При этом, по мнению российских военных, они все еще воюют в рамках самоограничений, которые не позволяют им наносить массированные удары по всей инфраструктуре Украины. И сейчас российские военные требуют тотальной войны, что включает мобилизацию.

Разочарование стало настолько заметным, что вылилось в публичное пространство. Известный в определенных кругах ветеран спецназа Росгвардии Александр Арутюнов (блогер РАЗВЕДОС) обратился к Путину с видеообращением: «Уважаемый Владимир Владимирович, пожалуйста, определитесь: мы воюем на войне, или дрочим?… Потому что если мы воюем, то надо воевать – то есть наносить удары по всему вообще.»

Он потребовал масштабной эскалации с авиаударами по украинской инфраструктуре или прекращения войны. Видео стало вирусным, особенно в провоенных группах ВКонтакте и в Telegram-каналах, связанных с российской армией.

Телеграм-канал «FighterBomber», близкий к военной авиации, опубликовал 12 апреля комментарий к новости о поставках оружия НАТО в Украину: «Понятно, что мы ещё больше нарастим группировку ПВО на границе с Украиной, чтобы прикрыть свою территорию от ударов баллистическими ракетами, но и так же понятно, что вооружений у стран НАТО гораздо больше, чем в России.  И понятно, что на западе на этом виде оружия никто останавливаться не собирается.  Думаю, что пока ВС России будет справляться с ситуацией, лупить новые и новые виды вооружений, поставляемых на Украину, то особо переживать не об чем.  Но если инициативу перехватит украинская сторона, то считаю, что практически гарантированно будет применено ядерное оружие. Сначала по целям (аэродромы, жд станции, пункты управления) на территории Украины, а потом по ситуации.»  (Орфография и пунктуация автора сохранены)

А затем, 22 апреля, генерал российской армии Рустам Миннекаев объявил о втором этапе «спецоперации», цель которой — «установление полного контроля над Донбассом и Южной Украиной».

«Контроль над югом Украины — это еще один выход в Приднестровье, где также отмечаются факты притеснения русскоязычного населения. Судя по всему, мы сейчас воюем со всем миром, как было в Великую Отечественную войну, вся Европа, весь мир против нас был. И сейчас то же самое, они никогда не любили Россию,» — заявил Миннекаев.

Это заявление прозвучало довольно странно. Генерал-майор Миннекаев – всего лишь замкомандующего Центральным военным округом, и он рассказал о планах командования на годовом собрании Союза предприятий оборонных отраслей промышленности Свердловской области — не самом статусном собрании для армии, мягко говоря.

Наиболее правдоподобным объяснением может быть то, что, видимо, Миннекаев недавно присутствовал на каком-то армейском заседании, где услышал нечто так сильно его взволновавшее, что он решил поделиться этим знанием на первом же публичном собрании, на которое его позвали. Однако это не отменяет тот факт, что его слова только подтверждают общую тенденцию — российская армия хочет больше войны, а не меньше.

Чего нет во всех этих дискуссиях среди военных, как публичных, так и не очень публичных, так это серьезной критики в адрес министра обороны Сергея Шойгу. Каким-то образом Шойгу удается сохранять уважение военных и канализировать гнев от неудачного ведения военных действий.

При этом в частных разговорах военные и даже спецслужбы начали критиковать не только Пятую службу ФСБ, но и самого президента — в том, что он принял ошибочное решение изменить военную стратегию.

В 2014 году, когда российская армия стремительно оккупировала Крым, военные и спецслужбы были на одной волне с Путиным — они полностью поддержали его решение аннексировать Крым и с большим энтузиазмом отнеслись к тому, как это было сделано.

В 2022 году все выглядит по-другому. Силовики впервые начали дистанцироваться от президента.

Опубликовано на английском на CEPA

Agentura.ru 2022

Вашингтон расширил санкционный список против россиян. Среди попавших под санкции — заместители главы ЦБ Ксения Юдаева и Михаил Алексеев, руководство банка «ФК «Открытие» и сын предпринимателя Константина Малофеева

США ввели санкции в отношении 29 физических лиц и 40 юридических лиц из России. Об этом сообщается на сайте американского Минфина. В санкционные списки были включены первый зампредседателя ЦБ России Ксения Юдаева и председатель правления банка «Открытие» Михаил Задорнов.

В санкционный список также попали:

  • Михаил Алексеев, заместитель председателя ЦБ;
  • Алексей Симановский, советник главы ЦБ;
  • Владимир Колычев, замминистра финансов;
  • Надежда Черкасова, заместитель председателя правления банка «ФК «Открытие»;
  • Евгений Гадецкий, генеральный директор «Специнвестсервиса»;
  • Пол Голдфинч, член наблюдательного совета банка «ФК «Открытие»;
  • Анатолий Карачинский, член наблюдательного совета банка «ФК «Открытие», президент IBS Group;
  • Ирина Кремлева, член правления «ФК «Открытие».

Источник: РБК

Agentura.ru 2022

Бывший директор Службы внешней разведки РФ, герой России Вячеслав Трубников скончался на 79-м году жизни, сообщило в понедельник пресс-бюро СВР.

«18 апреля 2022 года ушел из жизни Герой России, генерал армии в отставке, ветеран СВР России Вячеслав Иванович Трубников. (…) Руководство и коллектив СВР России выражают искренние соболезнования родным и близким Вячеслава Ивановича. Светлая память о нем навсегда сохранится в наших сердцах», — говорится в распространенном сообщении.

Трубников родился 25 апреля 1944 года в Иркутске в рабочей семье. После окончания в 1967 году Московского государственного института международных отношений с дипломом референта по странам Востока был принят на службу во внешнюю разведку. В 1971-1977 и в 1984-1990 годах служил в резидентурах в Индии и Бангладеш.

В 1990 году возглавил одно из подразделений центрального аппарата разведки; в январе 1992 года назначен первым заместителем директора СВР. C января 1996 года по май 2000 года занимал пост директора СВР.

В июне 2000 года Трубников был назначен на должность первого заместителя министра иностранных дел РФ и спецпредставителем президента в странах СНГ.

В 2004-2009 годах был послом России в Индии.

Источник: Интерфакс

Agentura.ru 2022

Ненадежная дружба Владимира Путина

Кремлевская пропаганда давно продвигает лозунг «своих не бросаем» и Путин всегда подчеркивал, что не сдает своих. Когда 13 апреля Владимир Зеленский сообщил, что СБУ арестовала Виктора Медведчука, любимого украинского олигарха, политика и союзника Путина, человека, которого, по некоторым данным, планировалось сделать главой будущего  марионеточного режима, — возник вопрос, что Путин предпримет в ответ.

Ненадежная дружба Владимира Путина

Почему Кремль не торопится менять Виктора Медведчука

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Зеленский предложил обменять его на украинских военнопленных. Однако ответ пресс-секретаря Дмитрия Пескова был не слишком обнадеживающим: «Он является иностранным политическим деятелем. Мы вообще не знаем, хочет ли он сам какого-то участия России в разрешении этой пасквильной в отношении него ситуации».

Осознав, что в ближайшее время ждать помощи из Москвы не стоит, жена Медведчука Оксана Марченко, сбежавшая из Украины еще до российского вторжения, обратилась к президентам Украины и Турции с просьбой освободить ее мужа.

Так что же, старый принцип «cвоих не бросаем» больше не работает?

Верность друзьям и союзникам всегда была важной частью внешнеполитического нарратива Кремля. Никогда не было секретом, что старые немецкие товарищи Путина, с которыми он дружил со времен службы в КГБ в Восточной Германии, получили выгодные должности в корпорациях, контролируемых Кремлем. Как и Ланнистеры в «Игре престолов», Путин всегда платил по долгам.

Кремль также не скрывал, что союзников Путина, всех этих президентов и премьеров, свергнутых неблагодарным народом при поддержке Запада, всегда ждут в России. Кремль собрал целую коллекцию видных политиков в изгнании, включая Виктора Януковича, бывшего президента Украины, и Аскара Акаева, бывшего президента Кыргызстана.

Именно поэтому журналисты потратили годы, пытаясь отыскать собственность сирийского президента Башара Асада в Москве — никто не сомневался, что Путин предоставит ему убежище, если его режим падет. И в 2019 году, действительно, журналисты нашли 19 московских квартир, принадлежащих большой семье Асада.

Репутация Путина как спасителя потерявших власть правителей хорошо известна. Он даже попробовал использовать ее против экс-президента Украины Петра Порошенко, пытаясь его скомпрометировать. Всего за несколько недель до начала войны Путин публично предложил Порошенко, у которого возникли проблемы с законом в Украине, убежище в России. (Порошенко немедленно отказался от предложения и остался в Киеве).

Близкие, полуродственные отношения Путина и Медведчука были не только всем известны, но и хорошо задокументированы. За десять лет до аннексии Крыма Путин оказал честь Медведчуку, став крестным отцом его дочери. Для российского президента это означало, что он лично вложился во второсортного украинского политика, и в будущем Медведчук должен был вернуть долг.

На протяжении многих лет Путин продолжал поддерживать Медведчука: в 2009 году он написал эссе о своем союзнике, назвав его настоящим украинским патриотом и одним из наиболее пылких сторонников развития и укрепления российско-украинских отношений.

С годами их отношения становились только ближе — в 2012 году Путин побывал на роскошной даче Медведчука в Крыму, больше напоминающей поместье. Со стороны это выглядело так, как будто крестный отец мафии приехал в гости к самому преданному члену своей бригады. Путин поцеловал свою крестницу, взял ее на руки, после чего он и семья Медведчука расположились за круглым столом напротив гигантского поющего фонтана, который сыграл неофициальный гимн Ленинграда.  Усилия Медведчука не пропали даром – даже его родственник получил должность в компаниях, подконтрольных «Роснефти».

До войны Медведчук считался самым важным политическим союзником Путина в Украине, что и стало основной причиной, по которой Зеленский поместил его под домашний арест в мае прошлого года. Так почему же сейчас Путин не бросился спасать своего парня?

Если оставить в стороне всю пропаганду о преданности Путина своим друзьям, на самом деле есть примеры, когда Путин нападает на своих людей, — это происходит, когда он чувствует себя уязвимым или в опасности.

Летом 2012 года правоохранители провели обыск в квартире Ксении Собчак. Отец Ксении Собчак, мэр Санкт-Петербурга, дал путевку в жизнь Путину, когда тот ушел из КГБ — две семьи так сблизились, и Путин даже присутствовал на крестинах Ксении. Позже Собчак использовала свою близость к Путину, чтобы построить звездную карьеру на российском телевидении, и Путин поощрял дочку своего бывшего босса. Однако во время московских протестов Собчак присоединилась к протестующим, которые, как считал Путин, действовали по указке Запада. В системе координат Путина поведение Собчак равнялось государственной измене.

В мае 2012 года Путина переизбрали президентом, и вскоре он решил, что пришло время отомстить за испытанные неприятные эмоции во время протестов.

Когда к Ксении Собчак 12 июня 2012 года нагрянули представители СК с обыском, они обращались с известной телеведущей недопустимым образом, не давая ей даже одеться. Мало кто сомневался, что приказ максимально унизить Собчак исходил лично от Путина. Собчак усвоила урок и продолжила свою карьеру, уже учитывая интересы Кремля и Путина.

Тем не менее, случившееся с Собчак было чисто внутрироссийским делом. Медведчук же — это доверенное лицо Путина на Украине, и весь мир наблюдает за тем, будет ли Путин спасать старого друга.

Однако, как и многие другие участники большого плана по вторжению в Украину, Медведчук подвел Путина: выяснилось, что могущественной промосковской политической оппозиции в Украине не существует.

Столкнувшись с последствиями собственных просчетов, российский президент, судя по всему, наcтроен мстить. Продолжается чистка в Пятой службы ФСБ, ответственной за создание сети сторонников в Украине. Медведчук, видимо, тоже попал в категорию людей, которые подвели своего босса.

При этом Владимир Путин настолько зациклился на Украине, что относится к ней как к внутренней проблеме, где допустимы эмоциональные решения. Медведчук не справился с поставленной перед ним задачей, и теперь ему предстоит заплатить — это похоже, месседж Путина, который не спешит на помощь своему куму.

Однако Украина — это отдельная страна, и за тем, что происходит с человеком Путина в Украине, внимательно наблюдают политики других стран, которые сделали ставку на дружбу с Путиным.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2022

По данным источников Agentura.ru, Михаил Свинолуп покидает пост начальника следственного изолятора «Лефортово» и возвращается в Следственное управление ФСБ. Свинолуп ранее служил в Следственном управлении ФСБ, а затем был прикомандирован к Лефортово. Свинолуп — выходец из шпионского, первого отдела, где занимал должность заместителя руководителя отдела. Свинолуп возглавил СИЗО только в январе 2022 года, и причины, почему он продержался на этой должности меньше четырех месяцев, не известны.

Новым начальником СИЗО станет Дмитрий Елкин, также выходец из Следственного управления ФСБ — Елкин возглавлял один из отделов СУ, и также, как и Свинолуп, имеет опыт службы в первом (шпионском) отделе.

Таким образом, проверенная практика назначать начальников СИЗО «Лефортово» из следователей Следственного управления сохраняется. Эту практику ФСБ использует уже много лет для сохранения контроля над Лефортово, хотя формально эта тюрьма находится в ведении совсем другого ведомства — ФСИН, и ФСБ еще в 2005 году рапортовала, что больше не имеет тюрьмы в своем подчинении. 

Собинфо

Agentura.ru 2022

Почему генерал российской разведки оказался в Лефортово

Путин мог бы уволить Беседу или перевести в другое ведомство, но вместо этого поместил генерала под вымышленным именем в единственную тюрьму в стране, находящуюся под контролем ФСБ.

Почему генерал российской разведки оказался в Лефортово

Сергей Беседа

Андрей Солдатов

Начальник Пятой службы ФСБ генерал-полковник Сергей Беседа содержится в Лефортовской тюрьме.

В марте Беседу поместили под домашний арест. Ходили слухи, что Беседа поссорился с Путиным — ведь именно Пятая служба ФСБ в основном отвечала за предоставление разведывательных данных о политической ситуации в Украине и, что более важно, за формирование политической поддержки Кремля в Украине.

ФСБ попыталась преуменьшить значение ареста влиятельного генерала, представив его как допрос. Но, как я узнал из своих источников,  этот «простой допрос» не спас Беседу от камеры в Лефортово.

Пятая служба — единственное управление на Лубянке, созданное Путиным в бытность его директором ФСБ. В 1998 году Путин сформировал крошечное управление для координации региональных отделов, отвечающих за вербовку иностранных граждан на российской территории, и дал этому управлению широкие полномочия по шпионажу в странах бывшего СССР. Через двадцать лет оно стало могущественной Пятой службой, оружием Путина для удержания бывших советских стран на российской орбите. И руководил им один из самых близких к Путину генералов Лубянки Сергей Беседа.

Беседа начал карьеру в Управлении контрразведывательных операций, это «сливки» ФСБ. Там его выдвинули на должность заместителя Валентина Клименко, начальника отдела по противодействию операциям ЦРУ в Москве. По иронии судьбы Клименко также был одним из основных контактных лиц московской резидентуры ЦРУ в 1990-х и начале 2000-х.

В 2003 году крошечное управление, созданное Путиным, стало полноценным департаментом ФСБ. Тогда я и начал расследовать его действия. Новое управление продолжало работать в бывшем Советском Союзе, но ему также была поставлена ​​новая деликатная задача: взять на себя роль подразделения Клименко в качестве связующего звена с ЦРУ. Беседу, как бывшего заместителя Клименко, перевели в новое ведомство и вскоре поставили во главе.

Работа департамента, позже преобразованного в Пятую службу ФСБ, на самом деле была не чем иным, как чередой дипломатических катастроф. Офицеров Беседы с поличным ловили везде, от Абхазии до Молдавии и Украины, где сам Беседа присутствовал во время Майдана. Но Путин все-таки держал Беседу рядом с собой — вплоть до этой войны.

Есть несколько версий того, почему Путин решил бросить Беседу под танк именно сейчас. Некоторые говорят, что это случилось из-за плохой разведки перед войной. Но в ФСБ большинство источников, похоже, считают, что именно Беседе не удалось создать и профинансировать прокремлевскую оппозицию киевскому режиму. Согласно источникам, именно эта версия звучит в официальном расследовании.

Но эти теории не могут объяснить, почему Путин решил отправить Беседу в Лефортово. Было много других вариантов. Он мог бы уволить Беседу, как сделал это с заместителем командующего Нацгвардией Романом Гавриловым. Или перевести в другое ведомство, как он сделал с влиятельным генералом Олегом Сыромолотовым несколько лет назад, назначив его заместителем министра иностранных дел фактически без всяких полномочий. Вместо этого Путин поместил генерала под вымышленным именем в Лефортово — единственную тюрьму в стране, находящуюся под контролем ФСБ, место с ужасной репутацией из 1930-х и 1940-х годов. В этой тюрьме до сих пор сохранился действующий подземный тир, изрытый пулевыми отверстиями, сделанными во время сталинских чисток — когда она использовалась для массовых расстрелов.

Самое вероятное объяснение в том, что Пятая служба Беседы по-прежнему отвечает за поддержание официальных контактов с ЦРУ. Многие люди в Москве задавались вопросом, почему разведка США перед войной оказалась настолько точной. Этот вопрос мог усугубить уже и так существующую атмосферу паранойи. А когда у Путина начинается паранойя, он ищет предателей именно в тех ​​учреждениях, о которых известно, что они имеют официальные контакты с американской разведкой.

Так было в 2016 году, когда американцам стало известно о вмешательстве путинских ведомств в выборы в США. Тогда в Центре информационной безопасности ФСБ была проведена чистка, а замглавы центра Сергея Михайлова, который официально отвечал за обмен информацией с американцами по кибервопросам, оперативно отправили в Лефортово по обвинению в госизмене.

В 2022 году Путин снова в параноидальном и гневном настроении, а Сергей Беседа — в Лефортово.

Опубликовано в The Moscow Times

Agentura.ru 2022

Красная звезда

По данным BBC, им стал генерал армии Александр Дворников, командующий войсками Южного военного округа. Дворников руководил действиями российских военных в Сирии в 2015-2016 гг. Кроме того, он участвовал в штурме Грозного как командир первого мотострелкового полка Таманской дивизии во время Второй Чеченской войны.

Одна из причин проблем, возникших при достижении целей вторжения в Украину, стала плохая координация между войсками различных российских военных округов, участвующими в операции. Генерал Дворников должен изменить эту ситуацию и добиться лучшей координации.

Источник: BBC

Agentura.ru 2022

Первый специализированный класс ФСБ откроют в Челябинске. После обычных уроков школьники будут оставаться на дополнительные, часть из них проведут сотрудники ведомства, сообщило ИА «Первое областное».

Класс ФСБ откроют в образовательном центре № 5. Школьников будут готовить к поступлению в академию Федеральной службы безопасности.

«Мы набираем 25 человек в десятый класс. Причем как юношей, так и девушек. Класс будет разделен на две группы. Первая — с гуманитарным уклоном. Там школьники займутся углубленным изучением иностранного языка, истории и права. Вторая группа — с техническим направлением. Более детально изучат математику, информатику и физику. Кроме этого, каждый ученик получит физическую и психологическую подготовку», — рассказал пресс-секретарь ОЦ № 5 Вячеслав Ватутин.

Впервые лицейские классы ФСБ появились в Томской области в 2019 году.

Источник: Фонтанка

Agentura.ru 2022

На нобелевского лауреата премии мира и главного редактора «Новой газеты Дмитрия Муратова совершено нападение. Его облили смесью масляной краски с ацетоном в поезде Москва-Самара. Где именно произошёл инцидент — не уточняется. В 20 часов 10 минут с Казанского вокзала отходит фирменный поезд «Жигули», вероятнее всего, речь идёт о нём.

Отправление поезда задержано. По словам Муратова, нападавший выкрикнул «Муратов, вот тебе за наших пацанов».

Источник: «Новая газета.Европа»

МИД под колпаком ФСБ

Европа и другие страны продолжают активно высылать российских дипломатов в качестве ответной меры на военную агрессию против Украины. Все это не способствует росту энтузиазма по поводу «специальной операции» в ведомстве С. Лаврова. Однако для этого есть российские спецслужбы, которые внимательно наблюдают за настроениями в коридорах МИД.

МИД под колпаком ФСБ

С начала войны на территории Украины из США и стран Европы выслали уже более 300 российских дипломатов. Только за один день 5 апреля  Дания выслала 15 дипломатов, Италия 30, Швеция — троих, Испания — около 25, страны Балтии — 27, Словения  33, Румыния 10, Португалия — 10. Позднее 4 дипломатов выслала Австрия, и 12 — Греция. Также персонами нон грата объявили нескольких сотрудников постпредства РФ при ЕС. Моральный климат в МИД эти высылки вряд ли улучшают — однако для этого есть сотрудники ФСБ. Сотрудники спецслужб еще с советских времен внимательно отслеживали настроения внутри дипломатического ведомства.

Советский период

МИД всегда играл важную роль в обеспечении прикрытием резидентур КГБ, и для спецслужбы было важно держать МИД под контролем.

В КГБ СССР за эту задачу отвечал 7-й (затем 12-й) отдел Второго главного управления.

В середине 1970-х в составе Второго главного управления появились подразделения с новыми функциями — как непосредственно в управлении, так и за его пределами в виде служб безопасности «на объектах возможного агентурного проникновения». В 1975 году такая служба была создана в Министерстве иностранных дел СССР – как служба безопасности МИД. Руководство МИД было сначала против создания СБ, но в конце концов А.А. Громыко был вынужден дать свое согласие.

После этого группа оперативных работников во главе с полковником Михаилом Ивановичем Курышевым официально вошла в штат спецотдела министерства. Сотрудники заняли помещения на одном из последних этажей в высотном здании МИД на Смоленской площади. Все они получили статус офицеров «действующего резерва», Курышев получил должность советника МИД, сотрудники – стали вторыми секретарями.

Деятельностью СБ МИД руководил 7-й отдел КГБ в здании КГБ №2 на площади Дзержинского (начальник Вячеслав Ервандович Кеворков, заместитель полковник В.И. Костыря). Для этого в штат 7-го отдела был направлен ряд сотрудников других подразделений КГБ, а также выпускники Высшей школы КГБ СССР, ранее окончившие гражданские вузы и затем получившие языковую подготовку: Гречаев, Удалов, Шитиков, Лейтан, Молодцов (согласно воспоминаниям сотрудника СБ МИД Игоря Перетрухина).

По данным Игоря Перетрухина, было определено, что связь Курышева с министром по всем вопросам будет осуществляться через заместителя министра — Игоря Николаевича Земского.

Одной из первых «операций» СБ стала углубленная проверка советника Громыко, члена коллегии МИД, которого министр собирался направить в США с перспективой стать представителем СССР при ООН – сотрудники СБ выяснили, что советник скрыл, что является сыном священника, и сменил для этого фамилию.

Сотрудники СБ МИД также имели право вести прослушку телефонных переговоров дипломатов.

Служба безопасности МИД участвовала в контрразведывательной операции против Александра Огородника, дипломата в Управлении по планированию внешнеполитических мероприятий (УпВМ) при МИД СССР, сотрудничавшего с ЦРУ (оперативный псевдоним «Трианон»).

Огородника арестовали в 21 июня 1977 года у входа в свою квартиру, и в тот же день он скончался, сумев отравиться. Операцией руководил генерал-лейтенант КГБ Виталий Бояров, первый заместитель руководителя Второго Главного управления, со стороны СБ МИД в операции участвовали подполковник Игорь Перетрухин, Владимир Гречаев и начальник службы Михаил Курышев.

В конце 70-х – начале 80-х гг. 7-й отдел стал 12-м, и к нему на обслуживание из 2-й службы УКГБ по Москве и МО были переданы академические институты международного профиля (Институт востоковедения АН СССР и др.). Кроме того, отдел стал также отвечать за УпДК и МГИМО. Последним начальником отдела был полковник Нечаев В.В.

Все это время в МИД сохранялась оппозиция СБ, и после распада СССР служба безопасности была упразднена.

Постсоветский период

ФСК, а впоследствии ФСБ не смогла вернуть утраченные позиции при первом российском министре иностранных дел Андрее Козыреве. Однако в январе 1996 года новым министром стал Евгений Примаков, пришедший в МИД с должности руководителя внешней разведки.

При нем началась административная реформа МИД: основным структурным звеном стал департамент, являвшийся укрупненным подразделением, сформированным по территориальному или по функциональному принципу. Под предлогом реформы в составе МИД в июне 1996 года был создан Департамент безопасности МИД.

К функциям Департамента безопасности относятся:

  • решение всего комплекса вопросов организации и обеспечения безопасности российских загранучреждений, в том числе их охраны и инженерной защиты;
  • взаимодействие с другими ведомствами в случае возникновения чрезвычайных ситуаций;
  • организация мер по предупреждению и противодействию терроризму в отношении российских загранучреждений и их сотрудников;
  • контроль за ведением делопроизводства и соблюдением режимных органичений;
  • обеспечение пропускного режима и др.
  • В январе 2008 г. из состава ДБ была выделена дипкурьерская служба.

ДБ МИД также участвует в «мероприятиях по обеспечению безопасности учреждений» и «дипломатических представительств за границей», вместе с СВР и ФСБ.

При этом Департамент безопасности МИД выполняет:

  • координирующие и инспекционные функции,
  • а также обеспечивает посольство техническими средствами защиты общего назначения: бронированными автомобилями, аппаратурой сигнализации, камерами слежения и видеозаписи, системами допуска и контроля.

Департамент безопасности отличается от своего предшественника – Службы безопасности МИД СССР – тем, что департамент обычно возглавляют карьерные дипломаты (по крайней мере официально), а не сотрудники ФСБ. С 21 августа 2022 года начальником ДП МИД является Роман Евгеньевич Амбаров. Амбаров закончил МГИМО, в системе МИД с 1990 года, служил генконсулом в Кейптауне и был заместителем директора Департамента кадров.

Однако судя по символике ФСБ, сотрудники спецслужбы считают департамент «своим» подразделением – значок ДП МИД находится в списке эмблем ФСБ.

В центральном аппарате ФСБ за контрразведывательное обеспечение МИД отвечает 13-я служба ДКРО Службы контрразведки. В 2017 году два полковника этой службы Андрей Кутернин и Алексей Костенков были пойманы на вымогательстве более 1 млн руб. у гендиректора ЧОП «Отряд-1» — полковники обещали помочь в заключении контрактов на охрану объектов Главного управления по обслуживанию дипломатического корпуса (ГлавУпДК) МИД РФ. Дело вело ВСУ Следственного комитета при оперативной поддержке УСБ ФСБ.

Полковникам было назначено наказание, большую часть которого они отбыли под арестом в СИЗО. При этом их не лишили званий и госнаград. (источник)

Agentura.ru 2022

МИД Греции объявил 12 российских дипломатов персонами нон грата. Российский МИД пообещал принять ответные меры.

Греция утверждает, что российских дипломатов вышлют в соответствии с положениями Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года и Венской конвенции о консульских сношениях 1963 года. Об этом решении уже проинформировали посла России. В какой срок дипломаты должны покинуть страну, не уточняется.

С начала российской военной операции на Украине из США и стран Европы выслали уже около 300 российских дипломатов. Только за вчерашний день, 5 апреля, Дания выслала 15 российских дипломатов, Италия 30, Швеция — троих, Испания — около 25, страны Балтии — 27, Словения  33, Румыния 10, Португалия — 10. Также персонами нон грата объявили нескольких сотрудников постпредства РФ при ЕС.

Источник: Коммерсант

Agentura.ru 2022

ФСБ провела «оперативно-розыскные мероприятия» в квартирах участников чатов, поддерживающих Украину. Об этом сообщил проект «Первый отдел» со ссылкой на процессуальные документы и тех, кто обратился за помощью. 

По данным юристов, речь идет об участниках телеграм-чатов «Киберпартизаны», Cyber Ddos и Stop Russian war. У нескольких из них сотрудники ФСБ изъяли технику и носители информации. Кроме того, им пригрозили уголовными делами, «вплоть до обвинения в госизмене», отметили правозащитники.

Как отмечает «Первый отдел», в чатах силовики отслеживают тех, кто поддерживает призывы анализировать данные с взломанных сайтов, писать комментарии в СМИ и соцсетях, а также проводить DDoS-атаки на правительственные сайты и издания.

Источник: «Первый отдел»

Agentura.ru 2022

Плановый идиотизм

Льготная ипотека и отсрочка от службы в армии — вот те меры поддержки, которые пообещал Путин российским программистам, стараясь сдержать поток IT- специалистов, уезжающих за границу. Эта отчаянная попытка в узнаваемо советском стиле вполне вписывается в рамки общего подхода российских властей справиться с последствиями санкций, вернувшись к старым методам.

Плановый идиотизм

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Льготная ипотека и отсрочка от службы в армии — вот те меры поддержки, которые пообещал Путин российским программистам, стараясь сдержать поток IT- специалистов, уезжающих за границу. Он подписал соответствующий указ 2 марта, спустя всего лишь неделю c начала войны. Уже понятно, что эти меры не сработали: более 70 тысяч айтишников уже покинули Россию и еще столько же планируют это сделать в ближайший месяц.

Эта отчаянная попытка в узнаваемо советском стиле вполне вписывается в рамки общего подхода российских властей справиться с последствиями санкций, вернувшись к старым методам.

Еще не все забыли, что в СССР экономика огромной страны жила по указке сверху. Все предприятия, заводы и колхозы должны были выполнять пятилетний план, составленный в далекой Москве. И мы знаем, чем это кончилось.

Плановая экономика выстраивалась на протяжении семидесяти лет, но первые шаги на этом пути стали решающими. Национализация иностранного бизнеса после революции была частью ленинского подхода — не стратегией, а серией поспешно принятых мер, направленных на преодоление трудностей, вызванных военной диктатурой. Когда предприятия с иностранными акционерами были национализированы, CCCР перешел к игнорированию прав на интеллектуальную собственность, что выглядело вполне логично. Добавьте к этому репрессии против руководства и менеджмента предприятий — и после этого плановая экономика вместе с административно-командной системой управления страной выглядит естественным шагом.

Российское правительство заговорило о национализации иностранных предприятий уже на третий день войны: 26 февраля замглавы Совбеза Дмитрий Медведев опубликовал гневный пост, в котором упомянул возможность национализации имущества тех компаний, которые зарегистрированы в «недружественных юрисдикциях», — понятно, что он имел в виду США и государства Евросоюза. Трудно поверить, что всего десять лет назад Медведев был президентом России и надеждой российских либералов, который пришел в такой восторг от посещения штаб-квартиры Apple.

10 марта Владимир Путин лично поддержал идею национализации — и он имел в виду российские активы иностранных компаний, ушедших из России. Через несколько дней законопроект о национализации (его официальное название «О внешней администрации по управлению организацией») был подготовлен правительством, сейчас он находится на рассмотрении в федеральных министерства — и вряд ли что-то удержит чиновников от внесения проекта в Думу.
Прокремлевские активисты из «Общественной потребительской инициативы» уже составили список из 59 иностранных компаний, которые могут стать объектами национализации: в список вошли Shell, IKEA, McDonald’s, Microsoft, Apple. Тем временем российское правительство уже одобрило поправки к Гражданскому кодексу о защите интеллектуальной собственности, позволяющие удерживать иностранные права на интеллектуальную собственность, если российские чиновники сочтут это целесообразным. Соответствующий указ подписал и Владимир Путин.

Все это выглядит как гневный и реактивный ответ на санкции, к которым никто не был готов.

Но так ли это?

Российская экономика начала двигаться в сторону изоляционизма после аннексии Крыма. В 2015-2016 годах российские олигархи начали терять контракты на Западе, и правительство поддержало их, предоставив возможность получать госконтракты в cистеме военно-промышленного комплекса (ВПК) — армия как раз проходила через модернизацию. 

За шесть лет многие отрасли промышленности России, по сути, снова стали частью ВПК. Соответственно изменилась и корпоративная культура: наши источники в крупных олигархических холдингах, которые раньше постоянно рассказывали о борьбе между олигархами, вдруг заговорили о «военной приемке» — полузабытом термине советских времен, означающем постоянное присутствие военных на предприятиях для контроля за производством по военным заказам.

После всего этого переход к плановой экономике в 21-ом веке уже не выглядит cовершенно невозможным, и в декабре прошлого года заместитель министра промышленности и торговли Василий Шпак заявил «Коммерсанту»:

«Нам предстоит обеспечить новый тип индустриализации, а для этого придется очень многое поменять в своих подходах и к управлению экономикой, и к управлению промышленностью. Как сказал Владимир Владимирович Путин на Валдайском форуме, существующая модель капитализма себя исчерпала и сейчас идет поиск иной модели. А чтобы придумать что-то новое, нужно оглянуться назад. Я не говорю, что нужно копировать один в один старое. Но нужно учитывать успешные примеры. Поэтому меня плановая экономика не пугает.»

До прихода в министерство 44-летний Шпак делал карьеру в НИИМА «Прогресс», входящем в холдинг «Ростеха», ведущей госкорпорации российского ВПК. А спустя три недели после начала войны председатель «Справедливой России» Сергей Миронов заявил, что управлении экономикой страны необходимо вводить элементы плановой экономики.

А тем временем цены в магазинах продолжают расти по всей стране. И вот к дискуссии добавился репрессивный элемент: депутат Госдумы от «Единой России» Максим Иванов предложил ввести уголовную ответственность за спекуляцию. Впервые спекуляция была криминализирована декретом Совнаркома «О спекуляции» в июле 1918 г., который фактически запретил все виды торговли, кроме государственной.

Одной из основных целей советского правительства было создание экономики, независимой от иностранных государств, многие из которых считались враждебными. СССР действительно удалось создать экономику, практически полностью изолированную от Запада. Сегодня изоляция экономики приходит в Россию не столько по задумке властей, сколько как цена за вторжение в Украину. Однако советские элементы государственного контроля экономики все равно привычно ложатся в старую схему.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2022

Минтранс предложил обязать агрегаторов такси передавать данные Федеральной службе безопасности (ФСБ) в режиме онлайн, пишет РБК со ссылкой на текст законопроекта.

Согласно инициативе, службы заказа легкового такси обязаны будут предоставить «автоматизированный удаленный доступ» к своим информационным системам и данным ФСБ. Речь идет о данных, «используемых для получения, хранения, обработки и передачи заказов легкового такси». К какой именно информации нужен доступ и для чего, в тексте не сообщается.

Сведения о поездках, в том числе о местоположении такси и водителе, также предложили направлять в Региональную навигационно-информационную систему. По информации РБК, законопроект уже согласовали Минюст, Ространснадзор, Минтруд, Минфин, Минэкономразвития, Минпромторг, ФНС и Минздрав. В законопроекте также предлагается ввести минимальный тариф на перевозку пассажиров и багажа, ограничить количество легковых такси для каждого региона и обязать устанавливать устройства контроля за вниманием и усталостью водителя.

Ранее в России ужесточили требования для приема на работу в такси. Так, депутаты Государственной Думы приняли в I чтении законопроект, согласно которому водителям с судимостью за тяжкие и особо тяжкие преступления запрещается работать в такси.

Источник: РБК

Агент Службы безопасности Украины (СБУ) по кличке «Малыш», пытавшийся собрать сведения об участниках российской спецоперации на Украине, задержан в Москве, сообщило столичное управление Федеральной службы безопасности (ФСБ).

«При попытке получения данных в отношении военнослужащих, участвующих в специальной операции Министерства обороны Российской Федерации на Украине, подозреваемый был задержан в городе Москве», — сказано в сообщении (цитата по «РИА Новости»).

Задержанного зовут А.В. Рудась, уточнили в ФСБ. Он является уроженцем Харькова и имеет гражданства Украины и Польши.

По данным ФСБ, Рудась приехал в Москву в 2019 г. и ради расширения «возможности для шпионажа» поступил в один из главных вузов города на факультет политологии. Для СБУ он собирал сведения о работающих в России украинских политологах и журналистах, которые не поддерживают «киевский режим».

Рудась признался в сотрудничестве с СБУ и рассказал, как был завербован, что делал и каким образом передавал информацию, отметили в ФСБ. Также задержанный сообщил, что во время обучения в Академии военного искусства в Варшаве действовал под кличкой «Лис» и предоставлял Агентству разведки Польши данные о студентах из Украины и Белоруссии.

Ранее сегодня ФСБ сообщила о задержании жителя Хабаровска за попытку передачи секретной информации украинским спецслужбам. Речь идет о данных «ограниченного доступа», которые тот получил по роду деятельности. В ведомстве пояснили, что информация могла использоваться в том числе для совершения диверсий.

Источник: Ведомости

Лефортовский суд Москвы приговорил политика Алексея Навального к девяти годам колонии строгого режима по новому делу о мошенничестве и неуважении к суду. 

Приговор огласили на выездном заседании суда в колонии № 2 города Покров Владимирской области, где Навальный отбывает наказание по делу «Ив Роше». Суд также назначил Навальному штраф 1,2 миллиона рублей и 1,5 года ограничения свободы.

Ранее в ходе прений гособвинитель просил назначить политику 13 лет лишения свободы в колонии строгого режима и штраф в размере 1,2 миллиона рублей.

В твиттере Навального после оглашения приговора от его лица появился такой комментарий: 9 лет. Ну, как говорили герои моего любимого сериала «The Wire»: «You only do two days. Thatʼs the day you go in and the day you come out» У меня даже была футболка с этим лозунгом, но тюремные власти ее изъяли, посчитав подпись экстремистской.

Дело о мошенничестве возбудили в конце 2020 года. В Следственном комитете заявили, что Навальный потратил на личные цели 356 из 588 миллионов рублей, перечисленных в различные фонды, в том числе в ФБК. Дело о неуважении к суду появилось после процесса над Навальным по обвинению в клевете на ветерана. Его завели в конце мая 2021 года. Позже эти два дела объединили в одно. В ходе судебных слушаний один из свидетелей обвинения — бывший сотрудник ФБК Федор Горожанко — отказался в суде свидетельствовать против Навального и назвал процесс «абсурдным и срежиссированным». После этого Горожанко уехал из России.

Источник: Медуза*

* внесен(a) российскими властями в реестр «иноагентов»

В Сочи сотрудники ФСБ задержали подростка, который был администратором интернет-сообщества запрещенного в России террористического движения «Колумбайн». Об этом сообщает ТАСС.

По версии следствия, 17-летний молодой человек вел в интернете группу, которая занималась пропагандой массовых убийств в образовательных учреждениях и распространяла заведомо ложные сведения о подготовке террористических актов в российских школах.

Задержанный признался, что права администрирования ему передал гражданин Украины, использующий ник Белая роза. Школьник общался с ним в Telegram.

18 марта движение «Колумбайн» появилось в едином списке организаций, признанных в России террористическими. Международное молодежное движение «Колумбайн», или «Скулшутинг», стало 37-й организацией в списке ФСБ.

Источник: Lenta.ru

Роскомнадзор заблокировал доступ к сайту Agentura.ru по решению Генпрокуратуры по той же статье (призывы к массовым беспорядкам), по которой начали блокировать независимые новостные сайты весной 2014 года во время аннексии Крыма. Эта блокировка – в рамках общего бетонирования информационного поля воюющей страны.

Письма от Роскомнадзора мы не получали, но мы догадываемся о причине. Наш сайт существует с сентября 2000 года как проект, цель которого сделать российские спецслужбы подотчетными обществу.

Понятно, что сейчас это очень непопулярная идея в спецслужбах. Есть и конкретная причина, которая вызвала реакцию цензоров – информация о начавшихся чистках в ФСБ. Мы продолжим нашу работу. Следующий логичный шаг – отнять у нас доменное имя, ведь агентура находится на домене .ru. Мы к этому готовы – сайт уже дублируется на домене agentura.co.uk.

Agentura.ru 2022


Роскомнадзор заявил, что потребовал от Google «в максимально короткие сроки» прекратить «распространение угроз» в адрес россиян и трансляцию «антироссийских роликов» на ютьюбе.

Пользователям видеохостинга YouTube транслируются рекламные ролики с призывами выводить из строя железнодорожные коммуникации Российской Федерации и Республики Беларусь. Действия администрации YouTube носят террористический характер и угрожают жизни и здоровью российских граждан.

Роскомнадзор не пояснил, какие именно ролики имеет в виду. По всей видимости, речь может идти о призывах советника главы офиса президента Украины Алексея Арестовича объявить «тотальную рельсовую войну» России, нарушив снабжение российской армии по железным дорогам.

По мнению ведомства, американские компания Google и Meta (материнская компания Facebook и Instagram, уже заблокированных в России) заняли в последние недели «четко выраженную антироссийскую позицию» и участвуют в распространении «человеконенавистнических призывов» в адрес россиян.

Ранее Генпрокуратура РФ потребовала признать Meta «экстремистской организацией» из-за решения компании не удалять призывы в духе «смерть российским оккупантам»

Источник: Медуза*

* внесен(a) российскими властями в реестр «иноагентов»

Коммерсант подтвердил, что заместитель директора Росгвардии генерал-лейтенант Роман Гаврилов уходит в отставку. По данным газеты, Гаврилов подал рапорт об увольнении по выслуге лет. Будучи выходцем из ФСО, где работал в президентской охране, до лета прошлого года генерал Гаврилов возглавлял главное управление собственной безопасности (ГУСБ) Росгвардии, инициировав целый ряд проверок высшего командного состава, приведших к громким отставкам и даже арестам.

После повышения главный «чистильщик» росгвардейцев продолжил курировать данное направление, получив в ведение и подразделения спецназначения.

Сообщениям об уходе в отставку генерал-лейтенанта Гаврилова предшествовала не менее громкая информация в телеграмм-каналах о якобы начатом уголовном преследовании и даже задержании замдиректора Росгвардии. 

Смотри также: Федеральная служба войск национальной гвардии (Росгвардия)

Источник: Коммерсант

Agentura.Ru 2022

Почти каждый будний день пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков устраивает брифинг с журналистами, созваниваясь с ними и отвечая на их вопросы. В этой встрече участвуют российские и зарубежные журналисты, в том числе «Медуза».

«Медуза»: Вчера Владимир Путин на совещании о мерах поддержки регионов говорил об «очищении общества», которое должно укрепить страну. Как в понимании президента будет происходить это «очищение»? И кто именно те предатели, которых, по мнению президента, народ России сможет отличить от настоящих патриотов?

Дмитрий Песков: Ну, вы знаете, в подобные нелегкие времена и в подобных ответственных, эмоционально экзальтированных ситуациях как раз очень много людей показывают свою сущность. И очень многие люди показывают себя, по-русски говоря, предателями. Они сами исчезают из нашей жизни. Кто-то уходит со своих должностей, кто-то уходит из активной служебной жизни, кто-то покидает страну и переезжает в другие государства. Вот так это очищение и происходит. Кто-то нарушает закон и несет за это наказание в соответствии с судебными решениями.

Источник: Медуза (российские власти считают иностранным агентом)

Agentura.ru 2022

США и русская эмиграция во время Холодной войны

Глава из книги «Свои среди чужих. Политические эмигранты и Кремль» Ирины Бороган и Андрея Солдатова Лето 1951-го. Америка уже второй год воюет в Корее. В первом военном противостоянии между двумя сверхдержавами советские и американские пилоты сбивают друг друга. Тем временем Юлиус и Этель Розенберг ожидают казни в мрачной, построенной в начале XIX века тюрьме Синг-Синг на берегу […]

США и русская эмиграция во время Холодной войны

Запуск шаров Radio Free Europe Balloon с территории ФРГ, 1951 г.

Глава из книги «Свои среди чужих. Политические эмигранты и Кремль» Ирины Бороган и Андрея Солдатова

Лето 1951-го. Америка уже второй год воюет в Корее. В первом военном противостоянии между двумя сверхдержавами советские и американские пилоты сбивают друг друга. Тем временем Юлиус и Этель Розенберг ожидают казни в мрачной, построенной в начале XIX века тюрьме Синг-Синг на берегу Гудзона в городке Оссининг, штат Нью-Йорк. В апреле супругам вынесли смертный приговор за передачу СССР ядерных секретов. Пара, некогда входившая в агентурную сеть Якоба Голоса, была осуждена не только за шпионаж, но и за то, что косвенно стала причиной гибели американцев в Корее. Вынося смертный приговор, федеральный судья Ирвинг Кауфман сказал, что благодаря переданным Розенбергами ядерным секретам «русские смогли доработать свою атомную бомбу на много лет раньше, чем это прогнозировали наши лучшие ученые… что спровоцировало коммунистическую агрессию в Корее».

В июле 1951 г. в книжных магазинах Нью-Йорка появился роман «Над пропастью во ржи». Пронзительная книга о подростке в конфликте с обществом мгновенно стала бестселлером. Тогда же вышла еще одна книга с неброским названием «Политический портрет русских эмигрантов» (Russian Émigré Politics). Предисловие, четыре главы, приложение и указатель, составленные 28-летним Джорджем Фишером, бывшим капитаном Армии США — всего 103 страницы. Труд Фишера не стал бестселлером — книга вышла тиражом 200 экземпляров, — но вызвал бурные дискуссии сначала в кабинетах советологов в Нью-Йорке, а затем и в штаб-квартире ЦРУ в Вашингтоне.

На протяжении многих лет в ЦРУ пытались понять политические настроения русских политэмигрантов, но без особого успеха. В книге Фишера эта тема раскрывалась гораздо глубже, чем в любых других источниках.

В ЦРУ знали, что после войны столица русской эмиграции переместилась из Парижа в Германию, в частности, в Мюнхен, где осела новая волна беженцев. Теперь же, когда русские эмигранты массово хлынули в США, ситуация выглядела так, что в скором времени центр эмигрантской активности может перебазироваться в Нью-Йорк.

Книга Фишера вышла очень вовремя.

2 июля 1951 г. заместитель директора ЦРУ Уильям Джексон написал Джорджу Кеннану, начальнику Фишера и самому авторитетному американскому эксперту по Советскому Союзу: «Уважаемый Джордж, благодарим вас за то, что прислали нам эту книгу… Даже при беглом взгляде становится ясно, насколько она интересна и ценна для нашей библиотеки»2. Кеннан был автором знаменитой «Длинной телеграммы» 1946 г., которую он, будучи поверенным в делах в Москве, отправил госсекретарю США. Это послание, в котором Кеннан бил тревогу в связи с намерениями Москвы, положило начало концепции, которая станет известна как стратегия сдерживания Советского Союза.

Когда дело касалось СССР, мнение Кеннана многое значило: несколько месяцев спустя президент Гарри Трумэн назначит его послом США в СССР.

10 июля Джеймс Эндрюс, глава Отдела сбора и распространения информации, направил главному юрисконсульту ЦРУ служебную записку: «Вот книга, о которой шла речь по телефону. Генерал Уайман считает, что ее должны прочитать все сотрудники УСО [Управления специальных операций ЦРУ]. На мой взгляд, с ней следует ознакомиться и людям в УКП [Управлении координации политики]. Я хочу сделать 50–100 фотоофсетных копий. Можете проконсультировать меня насчет авторских прав?»

Упомянутый в записке генерал-майор Уиллард Уайман возглавлял Управление специальных операций ЦРУ. Управление координации политики отвечало за проведение тайных психо- логических и политических операций. Именно эти два подразделения ЦРУ активнее всего работали с СССР. На следующий день Эндрюс получил консультацию по вопросам авторского права и поручил своему отделу отпечатать 50 копий книги.

Неделю спустя сам директор ЦРУ Уолтер Беделл Смит отправил автору книги Джорджу Фишеру личную записку, в которой, в частности, говорилось: «Я надеюсь… увидеться с мистером Кеннаном в следующий раз, когда он приедет в Вашингтон, и был бы очень рад встретиться и с вами, если это удобно вам обоим».

Казалось, ЦРУ наконец-то нашло человека, который поможет им разобраться с русской головоломкой.

Джордж Фишер, высокий молодой человек в очках, свободно говоривший по-немецки и по-русски, действительно кое-что знал о Советской России. Его отцом был известный американский журналист Луис Фишер, большой специалист по большевикам. В 1920–1930-х гг. Луис симпатизировал революции и пользовался доверием новых хозяев Кремля. Благодаря этому у него появился уникальный доступ к руководителям советского государства — на групповой фотографии, датированной 1922 г., он стоит рядом с Лениным. Жена Луиса, русская пианистка еврейского происхождения, с которой он познакомился во время Первой мировой в Нью-Йорке, впоследствии работала переводчицей у двух советских министров иностранных дел.

В 1920-х гг. Луис переехал из Германии в Москву, а в 1927 г. перевез к себе жену и двух сыновей. Будучи иностранным корреспондентом американского либерального журнала The Nation, он освещал события в Европе, а затем и Гражданскую войну в Испании. Журналист придерживался в основном просоветской линии, за что Троцкий называл его «сталинским агентом».

В начале 1930-х гг. тяжелые условия жизни в Москве вынудили Фишеров отправить своих сыновей в Берлин, где те жили в семье их друзей — социолога Пауля Массинга, представителя знаменитой Франкфуртской школы, и его жены Хеды. Массинг работал в Берлине, тогда как Хеда курсировала между Берлином и Нью-Йорком. Натурализованная гражданка США, она также была советским агентом и подчинялась Лизе Горской.

Когда Гитлер стал рейхсканцлером Германии, Фишеры поспешили вернуть сыновей в Москву. Они успели в последний момент: всего через несколько дней гестапо пришло за Массингом. Его отправили в концлагерь Заксенхаузен, где он провел пять месяцев в одиночном заключении. После того как Массинг вышел на свободу, ему с Хедой удалось бежать из Германии, и московский Центр помог им добраться до Нью-Йорка.

В Москве Луис Фишер устроил своего сына Джорджа в престижную школу No 32, где учились дети высокопоставленных партработников и чиновников. Школа была организована как коммуна, учителей для нее отбирала лично вдова Ленина Крупская, и находилась она в двух шагах от знаменитого Дома на набережной — огромного жилого комплекса, построенного на берегу Москвы-реки для советской элиты. Джордж быстро освоился в новой школе и завел друзей. Ближе всего он сошелся с Конрадом и Маркусом Вольфами, сыновьями известного немецкого писателя-коммуниста.

Почти семь лет Джордж (Юра для одноклассников) и его друзья жили жизнью детей советской элиты. Лето они проводили в Переделкине, престижном дачном поселке советских писателей, и в пионерском лагере имени Эрнста Тельмана, вождя немецких коммунистов. Осенью готовились к параду на Красной площади, в котором участвовали и дети. Общаясь в среде членов Коминтерна и их детей, Джордж, гражданин США и СССР, постепенно становился убежденным коммунистом. Когда пришло время, он вступил в комсомол. Короче говоря, он был идеальным кандидатом в советские агенты.

Но тут началась Большая чистка. Некоторых друзей его отца арестовали и отправили в сталинские лагеря. Луис Фишер был в ужасе и, уехав в очередную командировку, решил не возвращаться в Советский Союз. Но его семья оставалась в Москве.

Луис также знал, что в разгар Большой чистки в 1937 г. Лиза Горская заманила его друзей, Пауля и Хеду Массинг, в Москву. Супругов поселили в гостинице «Метрополь» и подвергали изнурительным допросам: Горской и Василию Зарубину поручили убедиться в их благонадежности. Допросы чередовались с не менее утомительными застольями, на которых алкоголь лился рекой. Зарубин часто садился на табурет посреди комнаты и исполнял русские народные и красноармейские песни, аккомпанируя себе на балалайке. Эти «беседы» проводились в течение нескольких месяцев, и однажды Зарубин прямо предупредил Массингов, что, если те решат прекратить работать на советскую разведку, для них это может закончиться очень плохо.

Обе американские семьи — Массинги и Фишеры — оказались в Москве в ловушке и не знали, чего ждать от будущего. В конце концов, их спасло американское гражданство: Массинги пригрозили обратиться в американское посольство, а Фишер попросил первую леди США Элеонору Рузвельт вмешаться и спасти его семью. Незадолго до начала Второй мировой войны советское правительство разрешило обеим семьям уехать в Нью-Йорк. Отныне их объединял страх и ненависть к Сталину.

На протяжении многих лет Джордж поддерживал близкие отношения с Паулем Массингом, которого считал своим наставником. Он поступил в Висконсинский университет, но, когда началась война, был призван в Армию США и вскоре направлен в СССР в качестве офицера связи. Войну он закончил в Германии как офицер штаба генерала Эйзенхауэра. К тому времени он стал еще более непримиримым критиком сталинского режима.

В мае 1945 г. Джордж случайно встретил в Берлине своих старых московских друзей — Маркуса и Конрада Вольфов, которые теперь были офицерами советских оккупационных войск. Несколько дней и ночей они провели в жарких спорах, обсуждая неоправданную жестокость Москвы по отношению к коммунистической оппозиции в Германии. Затем их пути разошлись; братья остались в Берлине, а Джордж вернулся в Соединенные Штаты, чтобы продолжить образование. (В ГДР Конрад станет знаменитым режиссером, а Маркус — известный среди своих советских коллег как Миша — создаст внешнюю разведку тайной полиции Штази, и будет руководить ею на протяжении трех десятилетий.)

Вернувшись в Америку, Джордж Фишер не смог полностью забыть о России: он решил заняться историей либерального движения в царскую эпоху. Отставной капитан армии США поступил в Гарвард, где его сокурсниками стали Збигнев Бжезинский и Генри Киссинджер. Тем временем книга «Бог, обманувший надежды» (The God that Failed), написанная его отцом Луисом Фишером в соавторстве с Андре Жидом, Артуром Кестлером и другими выдающимися писателями — бывшими коммунистами, ныне антисталинистами — заложила интеллектуальную основу для холодной войны.

В Гарварде Джордж осознал, что либеральные движения в России, постоянно выдавливаемые из страны, процветали только в изгнании, создавая сети своих соратников, издавая газеты и журналы. Со времен Герцена и Ленина перемены приходили в Россию с Запада. Идеалист Джордж Фишер был уверен, что он тоже сможет внести свою лепту в будущее России из-за границы.

Между тем правительство США тщетно пыталось разобраться в проблеме русских эмигрантов. В Вашингтоне не сомневались, что война со Сталиным неизбежна и начнется в ближайшее время. Информацию и аналитику, которая могла помочь объяснить логику Кремля, Вашингтон готов был искать где угодно — от американской разведки до частных фондов и академических кругов.

Когда в августе 1949 г. СССР испытал свою первую атомную бомбу, Вашингтон ускорил темпы подготовки к войне, считая, что в течение десятилетия США будут уязвимы для нападения СССР9. Мало кто в Соединенных Штатах предполагал, что дело ограничится региональным конфликтом — вашингтонские стратеги строили планы полномасштабной войны, которая, по их мнению, неизбежно приведет к краху советского режима.

Таким образом, вставал вопрос: кто будет управлять побежденной Россией? Первоначально Вашингтон придерживался доктрины, предложенной Джорджем Кеннаном, в то время директором отдела по планированию внешней политики в Госдепартаменте. Кеннан считал, что правительство США должно было помочь всем эмигрантским организациям как можно быстрее вернуться в Россию для того, чтобы принять участие в политическом процессе. Американское правительство не должно было брать на себя ответственность и поддерживать какую-либо конкретную группу.

План был демократичным, но мало практичным. Победить Россию в войне, а затем пустить ситуацию на самотек было слишком рискованно: в конце концов, в России проживали тогда около 200 миллионов человек, и у нее было ядерное оружие. Для начала имело смысл изучить список вероятных лидеров, которые могут возглавить страну. Тем временем Кеннан предложил новый план: пока полномасштабная война с СССР откладывалась, использовать политических эмигрантов, организованных в так называемые комитеты освобождения, для помощи сопротивлению по ту сторону железного занавеса.

Прежде чем приступать к реализации новой стратегии, ЦРУ изучило существующие организации русских эмигрантов.

Выводы были удручающими. Аналитики хорошо отзывались о РОВС, военном крыле белой эмиграции, но ветераны Гражданской войны стремительно старели — после революции прошло уже 30 лет. Вряд ли стоило рассчитывать, что эти ветераны смогут вернуться и взять власть в стране в свои руки.

ЦРУ также оценило лидерский потенциал нового поколения выходцев из СССР. Эта группа проживала в основном в Германии и состояла из советских военнопленных и перемещенных лиц, оставшихся на Западе после окончания Второй мировой войны. ЦРУ пришло к выводу, что они также бесполезны: в этой группе было «даже меньше способных и признанных лидеров, чем среди предыдущего поколения» эмигрантов.

Чем дольше правительство США искало потенциальных лидеров в изгнании, тем яснее понимало, что почти ничего не знает о внутренних реалиях страны, с которой собирается воевать. Границы СССР были на замке, все публикации и передачи советских СМИ были пропагандой, контакты советских граждан с иностранцами жестко ограничены. Некоторые в американском руководстве решили, что только новая научная дисциплина бихевиористика — комбинация социологии, социальной психологии и культурной антропологии — могут помочь Соединенным Штатам понять психологию своего врага.

Доступ в СССР американским аналитикам был закрыт. Но в их распоряжении был ценный источник информации — бывшие советские граждане, угнанные на работы в Германию, а также советские военнопленные, которые в момент окончания войны оказались в лагерях в американской зоне на территории Германии. Теперь эти люди жили в лагерях для перемещенных лиц в Баварии, недалеко от Мюнхена. Многие не хотели возвращаться домой, боясь оказаться в ГУЛАГе.

В 1950 г. в Мюнхен отправилась группа исследователей из Гарварда в рамках специального проекта, финансируемого ВВС США. Они провели интервью с сотнями перемещенных советских граждан, чтобы составить как можно более глубокое и точное представление о советском обществе. Интервьюеров интересовало все — будь то личные истории или сведения о том, что и как устроено в СССР. Их вопросы касались самых разных вещей, вплоть до роли НКВД в управлении советскими предприятиями.

В состав этой исследовательской группы входил и Джордж Фишер, в то время аспирант Гарвардского университета. Собирая материал для диссертации, Джордж много общался с представителями первой волны эмиграции в Соединенных Штатах. Теперь он узнал о новой волне — тысячах советских граждан и военных, находившихся в Западной Германии. Когда Фишеру предложили поехать в Мюнхен, он с готовностью согласился. Кроме того, там уже находилась его мать, которая работала переводчиком в лагерях для перемещенных советских граждан.

В том же году по предложению Джорджа Кеннана в Нью-Йорке был создан Американский комитет по освобождению народов СССР от большевизма. На тот момент в США уже действовал Национальный комитет за свободную Европу — также частная организация, призванная мобилизовать политических эмигрантов из Восточной Европы. Пытаясь найти отправную точку, ЦРУ организовало в гостинице в баварском городке Фюссен съезд лидеров русских эмигрантских общин. Но встреча обернулась полным провалом. Белоэмигранты не доверяли социал-демократам; украинцы обвиняли русских в стремлении восстановить границы Российской империи 1914 г.; одна из групп ушла, хлопнув дверью. Другие, которых забыли пригласить, глубоко оскорбились.

Оказалось, что с русскими эмигрантами невозможно вести никаких дел, не говоря уже о том, чтобы руководить ими извне. Британцы — верные союзники американцев в секретных операциях времен холодной войны — ничем не могли помочь. Они предпочитали тратить свои ограниченные ресурсы на перебежчиков.

В конце 1950 г. на сцене появился новый влиятельный игрок — Фонд Форда. В 1930–1940-х гг. это была небольшая благотворительная организация со скромными ресурсами. Но в 1950 г. в фонд хлынули десятки миллионов долларов дивидендов от огромного пакета акций, завещанного ему Генри и Эдселом Фордами. Имевший на своих счетах $417 млн, Фонд Форда мгновенно стал крупнейшей в стране филантропической организацией и решил поставить себе более амбициозные, международные, цели. Новым президентом фонда был избран Пол Хоффман, прежде руководившей одной из американских автомобильных компаний. После войны Хоффман был первым администратором плана Маршалла. Едва оказавшись в фонде Форда, он обратился за помощью к Кеннану. Тот в свою очередь направил его к Джорджу Фишеру, который тогда находился в Мюнхене.

Ухватившись за возможность проконсультировать влиятельного грантодателя, Фишер предложил Хоффману создать фонд «Свободная Россия», перед которым будут стоять три ключевые задачи: помогать эмигрантам из СССР стать частью американского общества; финансировать связанные с СССР исследования; и, наконец, оказать поддержку политическим эмигрантам в случае краха советской системы.

Фишер принялся лихорадочно размышлять над тем, как фонд сможет достичь этих целей. Вскоре он пришел к тем же неутешительным выводам, что и аналитики ЦРУ: выходцы из СССР были «настолько неопытны в вопросах организации, настолько безынициативны и не способны мыслить вне тоталитарных рамок, что следует исключить возможность назначения их на любые руководящие должности в фонде».

Тем не менее от своей идеи он не отказался. В марте следующего года был основан фонд «Свободная Россия» со штаб-квартирой в Нью-Йорке; Фишер стал его директором, Кеннан — президентом.

Первым результатом деятельности фонда и стала публикация книги Фишера «Политический портрет русских эмигрантов».

В основу книги легло исследование, проведенное Фишером в Мюнхене для Гарвардского университета. Автор утверждал, что это поколение советских эмигрантов, состоявшее преимущественно из людей с военным опытом, может быть полезно в качестве рядовых солдат в случае войны с Советским Союзом. Он охарактеризовал их как «ревностных и бесценных союзников в борьбе за свободу против советского империализма». Начало войны, писал Фишер, неизбежно вызовет раскол в советской армии, в том числе в ее высшем руководстве. В подтверждение этого он ссылался на опыт Второй мировой войны, когда огромное — на самом деле беспрецедентное — количество военнослужащих дезертировало из Красной армии и перешло на сторону немцев.

В ЦРУ книга Фишера понравилась. Если так много советских военных перешло на сторону гитлеровцев, совершавших ужасные зверства против русского населения, разумно было предположить, что в случае войны США и СССР перебежчиков окажется еще больше. Идея была привлекательной. (Распространенная ошибка, которую часто совершают генералы, — готовиться к предыдущей войне.) Однако вопрос с поиском лидеров среди русских эмигрантов оставался нерешенным.

ЦРУ остановилось на компромиссном варианте. Поскольку первое послереволюционное поколение эмигрантов было слишком старым, а послевоенное — чересчур дезорганизованным и пассивным, ЦРУ решило сделать ставку на группу, которая занимала некое промежуточное положение: организация называлась Народно-трудовой союз или НТС и состояла в основном из сыновей и младших родственников членов РОВС.

Свой выбор ЦРУ объясняло тремя ключевыми причинами. Во-первых, у НТС уже был собственный печатный орган — журнал «Посев», который начал издаваться почти сразу после войны в лагере для перемещенных лиц близ немецкого города Кассель. Во-вторых, НТС располагал структурами на территории США. И в-третьих, осенью 1948 г. президент Трумэн встречался с председателем НТС Виктором Байдалаковым (так утверждали сами эмигранты, а в ЦРУ предпочли этому поверить), что означало, что эта группа признана американским правительством.

Кроме того, ЦРУ было известно, что во время Второй мировой НТС занимался перебежчиками из Красной армии. Таким образом, эта организация казалась наиболее подходящей для одной из задач, обозначенных Фишером, — помощь в организации потока советских перебежчиков в случае войны.

Между тем «горячая» война между США и СССР все не начиналась. Поэтому в 1950-х гг. Управление активно вербовало среди членов НТС агентов и отправляло их в СССР для проведения секретных операций. НТС даже запускал огромные воздушные шары — метеозонды диаметром 20 метров, сделанные из прозрачного пластика, — чтобы с их помощью разбрасывать за железным занавесом листовки и фальшивые банкноты.

Хотя это и напоминало «бурю и натиск», от деятельности НТС было мало толку. Осуществлять секретные операции на территории СССР оказалось почти невозможно. Большинство агентов попадали в руки органов госбезопасности, прежде чем им удавалось вступить в контакт с какой-либо местной группой сопротивления (если о таковых вообще могла идти речь), и ни один из воздушных шаров не долетел до советской территории — ветер упорно относил их обратно в Западную Европу.

Другие операции тоже не увенчались успехом. В начале 1950-х гг. организованные Кеннаном комитеты освобождения основали радиостанции «Свободная Европа» и «Освобождение» (позднее «Радио Свобода»), вещающие на аудиторию в Восточной Европе и СССР соответственно. Но передачи этих радиостанций глушили, и мало кто из жителей Советского Союза мог их слушать, даже если бы хотел. В те годы ни радиовещание, ни секретные агенты, ни метеозонды не могли оказать серьезного влияния на советское общество. Железный занавес надежно работал с обеих сторон, не выпуская почти никого на Запад и не давая западным агентам и «вредным» идеям проникнуть внутрь.

Agentura.ru 2022

Мосгорсуд приговорил к 11 годам колонии обвиняемого в получении взятки бывшего заместителя главы 8-го отдела Главного управления уголовного розыска (ГУУР) МВД России Евгения Кузина, который входил в следственную группу по делу об убийстве Анны Политковской.

«Суд постановил признать Кузина Е. В. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере), и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 11 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима со штрафом в трехкратном размере суммы взятки в размере 83 881 200 рублей», — сообщили ТАСС в пресс-службе Мосгорсуда. Он также лишен специального звания «полковник полиции» и права занимать должности на государственной службе в системе правоохранительных органов, сроком на 3 года.

Кроме того, суд признал виновным в получении особо крупной взятки и сообщника Кузина — бывшего сотрудника ФСБ Игоря Фролова. «Суд назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 9,5 года с отбыванием наказания в колонии строгого режима со штрафом в двукратном размере суммы взятки в размере 55 920 800 рублей», — сообщили в Мосгорсуде.

Как следует из материалов уголовного дела, осужденные вымогали взятку в сумме более 25 млн рублей у предпринимателя Мирона Амадяна. Узнав, что предпринимателю грозит уголовное преследование по ст. 210.1 УК РФ («Занятие высшего положения в преступной иерархии»), они предложили ему за деньги помочь избежать ответственности. При передаче части взятки Фролов и Кузин были задержаны сотрудниками ФСБ.

По данным «Новой газеты», ранее Кузин осуществлял оперативно-разыскные мероприятия по делу об убийстве журналистки издания Анны Политковской.

Источник: ТАСС

Agentura.ru 2022

Путин начал чистки в разведке ФСБ

После двух недель войны Владимир Путин начал атаку в неожиданном направлении и запустил репрессии против своего любимого ведомства — ФСБ. По нашим данным, под удар попала Пятая служба ФСБ: руководство службы помещено под домашний арест.

Путин начал чистки в разведке ФСБ

Сергей Беседа

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Пятая служба, официальное название — Служба оперативной информации и международных связей, курирует связи с зарубежными партнерами, в том числе с американцами. Внутри службы существует печально известный ДОИ — Департамент оперативной информации, который по сути является внешней разведкой ФСБ.

ФСБ получила право проводить операции за границей в конце 1990-х, когда Путин был директором спецслужбы. Тогда было сформировано новое управление, которому  поручили проводить разведоперации на территории бывшего Советского Союза. Мы давно следим за деятельностью этого подразделения ФСБ и пишем о нем.

Когда «цветные революции» привели к тому, что многие прокремлевские лидеры на постсоветском пространстве потеряли власть, перед управлением была поставлена задача сделать все, чтобы удержать эти страны в сфере влияния России.

В 2004 году управление повысили в статусе, преобразовав в полноценный департамент — Департамент оперативной информации (ДОИ). Вскоре у него появился новый руководитель — Сергей Беседа, ранее служивший в отделе ФСБ, курировавшем Администрацию президента, где у него были прекрасные связи. Вскоре офицеров ДОИ стали замечать в Беларуси, Молдове и Абхазии. Оказалось, что там их главной задачей был не классический шпионаж, а поддержка прокремлевских кандидатов на местных выборах.

Однако именно Украина занимала особое место на всем постсоветском пространстве: в июне 2010 года мы получили информацию о том, что появился сайт с говорящим названием lubyanskayapravda.com, где выложены секретные документы ФСБ.

Среди разных отчетов ФСБ там были опубликованы рапорты ДОИ, адресованные непосредственно Путину.  В одном из них говорилось о документе, который был сфальсифицирован для подрыва отношений между Украиной и Туркменистаном — о фальшивом отчете украинских спецслужб по финансированию туркменской оппозиции. Это было классическое активное мероприятие ФСБ – ДОИ слил фальшивый отчет в украинские СМИ, но дальше произошло нечто непредвиденное – российская разведка (СВР) приняла этот отчет за подлинный и доложила о нем в Кремль. Беседа явно гордился собой, когда описывал случившееся в своем рапорте на имя первого лица.

Это был настоящий казус, трагедия случилась позже: в апреле 2014 г. МИД Украины направил в российский МИД запрос на допрос Беседы. В Киеве утверждали, что он был в Украине 20-21 февраля, во время революции на Майдане. Власти Украины сочли это важным в рамках расследования преступлений, совершенных во время массовых мероприятий в Киеве в период 18-22 февраля 2014 года.

В ФСБ были вынуждены подтвердить, что Сергей Беседа действительно находился в Киеве 20-21 февраля. Но утверждали, что он приезжал только для того, чтобы проверить уровень защиты российского посольства, – версия, в которую никто не поверил. С 2014 года Беседа находится в санкционных списках США и ЕС.

Однако этот скандал никак не повлиял на позиции Пятой службы — оперативники ДОИ по-прежнему отвечали за сбор разведывательной информации на Украине, вербовку источников и подрывную деятельность.

Именно Пятая служба отвечала за предоставление Путину информации о политических событиях в Украине накануне вторжения. И похоже, через две недели войны до Путина наконец дошло, что его попросту ввели в заблуждение. Пятая служба, опасаясь разозлить босса, просто снабжала его тем, что хотел услышать Путин.

Сейчас наши источники сообщают, что генерал Беседа и его заместитель помещены под домашний арест. Среди причин называют нецелевое использование средств, выделенных на операции, а также плохую развединформацию.

И действительно, разведка у кадрового разведчика Путина, как оказалось, поставлена из рук вон плохо.

Опубликовано в Медузе *

Agentura.ru 2022

* внесен(a) российскими властями в реестр «иноагентов»

Платформа блогов «Яндекс.Дзен» теперь доступна только для пользователей из РФ, сообщили «Интерфаксу» в пресс-службе сервиса.

«Теперь «Яндекс Дзен» доступен только пользователям из России — они увидят в ленте только тех авторов, на которых подписались сами. В условиях возросшего объема контента и значительно меняющегося контекста невозможно обеспечить высокое качество персонализации на других языках для пользователей из зарубежных стран», — сказали в «Яндекс.Дзен».

Накануне компания Meta сообщила, что в целях безопасности пользователей в России и на Украине в соцсети Instagram невозможно будет увидеть, на кого они подписаны и кто подписан на них.

«Яндекс.Дзен» — платформа для блогеров и медиа, принадлежащая компании «Яндекс». Она отображается с главной страницы Яндекса и встроена в Яндекс.Браузер. «Яндекс.Дзен» формирует ленту публикаций, автоматически подстраиваясь под интересы пользователя.

Источник: Интерфакс

«Суверенный Интернет» на войне

Война с Украиной стала серьезным вызовом для российских интернет-цензоров. Кремль, похоже, поставил задачу добиться полной информационной монополии по всем вопросам, связанным с войной, и как можно быстрее.

«Суверенный Интернет» на войне

УНИАН

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Оборудование «Суверенного интернета» было немедленно активировано: 25 февраля, на следующий день после начала войны, был замедлен трафик Facebook, 1 марта снова стали замедлять Twitter — на этот раз «в связи с распространением площадкой недостоверной общественно значимой информации по тематике специальной военной операции на Украине».

4 марта Facebook и Twitter были полностью официально заблокированы.

Роскомнадзор также перешел к блокировке российских СМИ из-за их критики войны в Украине: в список попали «Медуза», «Медиазона», «Доxа», «Эхо Москвы», «Дождь». Роскомнадзор также перешел к блокировке мировых СМИ: под репрессии попали сайт ВВС, Deutsche Welle, многочисленные проекты Радио Свобода, украинские СМИ. Список заблокированных СМИ и медиапроектов теперь растет каждый день.

Однако результаты этой массовой блокировки оказались неоднозначными: российские пользователи, возмущенные введением тотальной цензуры, бросились массово устанавливать VPN-сервисы, и VPN приложения вошли в список наиболее часто скачиваемых в России как на платформе IOS, так и Android.

На 8 марта 2022 г. эти VPN-сервисы продолжают обеспечивать доступ россиян к заблокированным Facebook и сайтам СМИ. Система «Суверенный Интернет» пока явно не справляется с массовым использованием VPN-сервисов на территории России.

В выстраивании эффективной системы интернет-цензуры большие надежды также возлагались на импортозамещение – глобальных приложений на российские.

Этот подход вообще не сработал. Видимо, у цензоров не хватило времени, чтобы приучить российских пользователей жить в российских приложениях — на этот воспитательный эксперимент у цензоров было меньше года, и он полностью провалился. Те, кто использовал глобальные платформы, так и остались с ними.

Однако блокировка Facebook побудила многих пользователей установить у себя на смартфонах Telegram и Signal — чтобы иметь способ безопасного общения, если VPN-сервис не сможет предоставить доступ к Facebook.

В результате техническое несовершенство системы «Суверенного Интернета» побудили российские власти обратиться к традиционным, хорошо проверенным средствам. Быстро было принято новое репрессивное законодательство: 4 марта 2022 года Госдума приняла  закон, который внес в Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях три новые статьи. Статьи вводят наказание за:

  • распространение фейков о боевых действиях
  • дискредитация факта использования властями вооруженных сил
  • призывает к санкциям против российских граждан и организаций.

За три дня, 7 марта, по обвинениям, описанным в трех статьях, были задержаны 60 человек.

По статье 207.3 УК РФ (публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных сил Российской Федерации), граждане могут быть приговорены к тюремному заключению на срок до 15 лет. Главной мишенью являются журналисты, и многие российские СМИ в ответ решили прекратить освещать войну или закрыться. В случае «Эхо Москвы» была активирована тактика, использованная Кремлем еще в 2000 году против СМИ Владимира Гусинского (телекомпании «НТВ», газеты «Сегодня» и журнала «Итоги») – был задействован собственник для укрощения издания. Правда, в этом случае собственник пошел дальше: не только ликвидировал «Эхо», но и уничтожил сайты радиостанции и ее аккаунты в социальных сетях.

Смотри также:

Agentura.ru 2022

Глава комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев выступил с инициативой о введении ответственности за распространение фейков о действиях ВС России, сообщает РБК.

Пискарев заявил, что два года назад в России уже была введена ответственность за распространение заведомо ложной общественно значимой информации о пандемии. «Считаю, что эти же статьи можно дополнить положением об ответственности за искажение цели, роли и задач Вооруженных сил РФ, а также других формирований во время специальных военных операций», — отметил депутат. Пискарев также сообщил, что в последнее время в комитете по безопасности фиксируют «вал фейковых новостей» о ходе спецоперации на Украине, которые распространяются рядом российских СМИ и пользователями соцсетей.

Спикер Вячеслав Володин одобрил предложение разработать проект об уголовной ответственности за фейковые новости и сообщил, что законопроект будет направлен в ГД РФ в ближайшее время.

Ранее Роскомнадзор направил десяти российским СМИ уведомления с требованием ограничить доступ к недостоверной информации. Уведомления были направлены «Эху Москвы», «ИноСМИ», «Медиазоне» (признана иноагентом), New Times, «Дождю» (признан иноагентом), «Свободной прессе», «Крым.Реалии» (признаны иноагентом), «Новой Газете», «Журналисту» и «Лениздату».

Источник: Newsler.ru

Agentura.ru 2022

В официальном канале Генпрокуратуры России в Telegram появилась памятка о том, что за финансовую и материально-техническую помощь Украине можно попасть под статью о госизмене.

«Необходимо учитывать, что оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации, содержит признаки состава преступления, предусмотренного статьей 275 Уголовного кодекса Российской Федерации (государственная измена)», — говорится в сообщении.

Источник: Генпрокуратура

Минобороны России впервые назвало потери российской армии на Украине. Согласно заявлению ведомства, за время военных действий 498 солдат погибли, 1597 ранены.

Потери украинской стороны, по утверждению ведомства, составили 2870 человек, около 3700 человек ранены. Кроме того, минобороны объявило, что взяло в плен 572 военных армии Украины.

Источник: BBC

Agentura.ru 2022

Россия прощается с цифровым суверенитетом

Российские власти очень старались внедрить импортозамещение, но уже достигнутые успехи не помогут снизить ущерб от новых технологических санкций.

Россия прощается с цифровым суверенитетом

Андрей Солдатов

Российские власти очень старались внедрить импортозамещение, но уже достигнутые успехи не помогут снизить ущерб от новых технологических санкций.

Эффект от некоторых санкций наступит практически мгновенно. Прежде всего это касается микрочипов, которые были ахиллесовой пятой России на протяжении десятилетий. Несмотря на все усилия, — а Советский Союз даже построил для производства микрочипов целый город — большого прогресса в этой области добиться так и не удалось.

Новые санкции США «налагают общероссийские ограничения на некоторые американские технологии, производимые в других странах, включая полупроводники и безопасность шифрования», и Тайвань уже присоединился к санкциям.

Между тем, российская стратегия импортозамещения во многом опиралась на Тайвань: российские компьютеры «Байкал» и «Эльбрус» работают на чипах производства TSMC (Taiwan Semiconductor Manufacturing Company), заменить которые очень сложно — TSMC, в том числе, поставляет чипы для таких гигантов, как AMD, Nvidia и Qualcomm. Осенью прошлого года «АвтоВАЗ» остановил производство на всех трех сборочных линиях в Тольятти из-за нехватки чипов, вызванной мировым кризисом, но теперь они столкнулись с гораздо более серьезными проблемами, которые будут с нами дольше, чем кризис, вызванный ковидом.

Даже там, где импортозамещение, казалось, достигло определенным успехов — как внедрение компьютеров «Эльбрус» и «Байкал» в госорганах, — возникали неожиданные проблемы. Недавно разгорелся огромный скандал, потому что МВД, крупнейший покупатель «Эльбрусов», захотело вернуться к чипам Intel, поскольку система обработки видеозаписи нарушений ПДД постоянно ломалась, с чем МВД никогда не сталкивалось ранее, пока работало с системами на базе Intel. И это было до введения санкций.

Есть только два выхода для российских властей из этой сложной ситуации.

Во-первых, можно возродить советскую, проверенную временем, традицию кражи западных технологий. Это хорошо поймут бывшие офицеры КГБ в российской системе принятия решений. Проблема в том, что они также понимают и ограничения этого подхода. Путин сам однажды заметил, что технологический шпионаж в Советском Союзе не очень работал, потому что советская промышленность не умела внедрять украденные технологии.

По иронии судьбы, это не мешает Кремлю опираться на советские и даже сталинские методы решения этой проблемы. Генпрокуратура только что создала спецподразделение по надзору за импортозамещением — фактически, по проведению репрессий в отношении должностных лиц, виновных в слишком медленном внедрении импортозамещения. Использование кнута вместо пряника в области исследований и разработок — такой подход точно одобрил бы Лаврентий Берия. Именно Берия курировал шарашки — исследовательские центры в системе ГУЛАГа, где инженеров-зеков заставляли работать над разработкой оружия, в том числе атомной бомбы. Теперь новость о том, что «Росатом» только что купил 15 бюстов Берии, приобрела новый смысл.

То, что российская разведка усиливает направление промышленного шпионажа, и ищет способы проникновения в иностранные технологические компании, довольно давно не является секретом: это одна из причин, по которой многие американские корпорации, имевшие команды инженеров в России, начали аккуратно перевозить их в другие страны пару лет назад. Корпорации просто не хотят, чтобы их местный персонал оказался в уязвимом положении перед российскими спецслужбами. Теперь эта миграция российских инженеров точно ускорится, и страна лишится как раз тех специалистов, которые теоретически могли бы помочь сокращению технологического отставания.

Второй способ компенсировать санкции — это, конечно, обратиться к Китаю. Долгое время ФСБ боялась допускать китайцев к российским коммуникациям, но отчаянные времена требуют отчаянных мер, и для таких опасений больше нет места. Россия просто не в том положении чтобы выбирать — и Китай, очевидно, постарается использовать эту уязвимость на полную катушку.

И это фактически станет концом проекта российского цифрового суверенитета, за который с таким пылом ратовали российские чиновники и дипломаты последние семь лет.

В ближайшие годы Россия, видимо, обречена идти по тесному и душному коридору между украденными технологиями и технологиями, которые согласятся предоставить китайцы.
Не самое светлое будущее для страны, которая еще совсем недавно гордилась тем, что была одной из немногих, чьи компании успешно конкурировали с глобальными платформами.

Опубликовано на английском в The Moscow Times

Agentura.ru 2022

Сайты СМИ подверглись массовой хакерской атаке группы Anonymous. В частности, были атакованы сайты ТАСС, «Коммерсанта», «Известий», «Таких дел», «Фонтанки», Forbes, РБК и других медиа.

«Путин заставляет нас врать и подвергает опасности. Для чего это нам? Чтобы Путин попал в учебники? Это не наша война, остановим его!», — говорится в опубликованном сообщении якобы от имени «неравнодушных журналистов России».

Сайт Kremlin.ru также остается недоступным

Собинфо

Agentura.Ru 2022

Человек, который ведет войну Владимира Путина

25 февраля, еще сутки не прошли с момента, как Путин объявил о вторжении в Украину, а российские войска уже были под Киевом. На фоне происходящей трагедии хорошо видно, как сильно кремлевская политика в отношении Украины зависит от военных.

Человек, который ведет войну Владимира Путина

Разбитый российский танк (Photo by Anatolii Stepanov / AFP)

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

С самого начала нападение было скроено по старомодным лекалам, базирующимся на демонстрации и использовании военной мощи: сосредоточить подавляющие силы на границе, а затем на глазах у всего мира произвести быстрый бросок.

Отведя военным главную роль, Путин закрепил тот огромный сдвиг, который произошел в кремлевской иерархии за последнее десятилетие. Армия, которая всегда была на вторых ролях после спецслужб, в последние годы стала влиять не только на взаимоотношения России с соседними странами, но и на то, как формируется политика.

При этом поддержка военных в российском обществе все время росла. Если раньше армия считалась плохо управляемой, отсталой и бедной, то теперь у нее имидж армии, на службе у которой стоят новейшие вооружения и достаточно материальных ресурсов. Благодаря своему вновь обретенному политическому влиянию армия стала одним из самых важных институтов в путинской России.

Эта трансформация произошла под руководством одного из самых амбициозных людей в окружении Путина – Сергея Шойгу. Хотя на Западе ему уделяли относительно мало внимания, Шойгу — самый опытный представитель кремлевской элиты.

Кроме того, в отличие от ФСБ, которая в последние годы потерпела ряд неудач, российская армия действовала довольно успешно, сначала в Крыму и затем во время интервенции в Сирии. Если мы хотим понять, почему Путин решил использовать российские войска, танки и самолеты для крайне рискованного вторжения в Украину, то надо обратить внимание на модернизацию российских вооруженных сил под руководством Шойгу.

Милитаризация

За последние двести лет, несмотря на свой авторитет в обществе, российская армия очень редко участвовала в процессе принятия политических решений.

Многие помнят, как много людей в военной форме было на улицах Москвы и других крупных городов в советское время, и военная служба в СССР была довольно престижной. Кроме того, позднесоветская идеология была создана вокруг героической победы СССР над Третьим рейхом, а значит, роли армии в спасении страны.

Тем не менее очень давно военные не играли какой-то самостоятельной роли в политике государства. Последнюю серьезную попытку изменить политическую ситуацию совершили декабристы в 1825 году, попытавшись начать революцию. В советское время правительство опасалось чрезмерной власти военных, и КГБ держал армию под пристальным наблюдением.

Путин придерживался советских традиций и ставил спецслужбы выше армии. Во время первой войны Путина, в Чечне, операцией руководила ФСБ, преемница КГБ. Тогда война была представлена как контртеррористическая операция, а военные были подчинены спецслужбе. Путин долго полагался на ФСБ, поручив ей контроль над элитами и подавление оппозиции внутри страны и за рубежом.

Первые десять лет Путина у власти роль военных оставалось очень ограниченной. Все еще слишком хорошо помнили неудачи в Афганистане, а также две кровавые войны в Чечне, которые армия вела устаревшим советским оружием и техникой. Молодежь прикладывала все усилия, чтобы избежать призыва на военную службу.

В результате многие западные аналитики посчитали, что для того, чтобы понять Путина, нужно сосредоточиться на спецслужбах. Однако в 2012 году Шойгу был назначен министром обороны, и роль военных начала меняться.

К этому моменту Сергей Шойгу много лет делал успешную карьеру в высших эшелонах власти. Приехав в столицу из Тувы во время распада Советского Союза, он быстро приобрёл популярность в начале 1990-х как универсальный специалист по устранению проблем, став главой министерства по чрезвычайным ситуациям – ведомства, которое он сам придумал.

В 1990-х и в 2000-х он культивировал имидж смелого и энергичного чиновника, который часто выезжал на места стихийных бедствий и терактов с командой профессиональных спасателей и часто лично руководил спасательными операциями. Подтянутый министр в полевой синей форме, разговаривающий с жертвами наводнения в Сибири или теракта в Москве, Шойгу вызывал симпатии.

Витриной его министерства был Центроспас — созданный Шойгу аэромобильный отряд быстрого реагирования, всегда готовый запрыгнуть в самолет и отправиться в любую точку мира, где может понадобиться помощь профессиональных спасателей.

Потакая публике, приплачивая олигархам

Для Путина успешный послужной список Шойгу и широкое публичное признание сделали его естественным союзником. В 1999 году Путин выбрал Шойгу одним из лидеров своей партии.

Более удивительным было решение Путина назначить Шойгу министром обороны в 2012 году. Инженер по образованию, Шойгу никогда не служил в армии и не пользовался авторитетом в армейской среде. Его прямолинейный стиль не вызвал большого энтузиазма у старой гвардии.

Вскоре после назначения, Шойгу шел по коридору Генштаба на Арбате, когда он заметил полковника в костюме. По утвердившейся традиции офицеры Генерального штаба ходят в гражданском, а не военной форме, но Шойгу вышел из себя. Он остановил полковника и приказал тому в течение 24 часов отправиться в отдаленный гарнизон в Сибири, где ему и предстоит отныне служить. Полковника спасли только хорошие связи, но все поняли: Шойгу серьезно относился к форме.

В 2017 году Шойгу изменил армейскую парадную форму, так что она стала похожа на советскую форму 1945 года. Именно в этом мундире Шойгу теперь инспектирует войска на майских парадах на Красной площади – и сходство с маршалом Жуковым тут вряд ли случайно. (Кстати, Жукова помнят не только как маршала Великой Отечественной, но и как военачальника, который помог устранить Лаврентия Берию после смерти Сталина).

Однако вскоре Шойгу удалось завоевать симпатии военных. При нем армия продолжила модернизацию, были созданы кибервойска и военно-космические войска. Он также существенно поднял зарплаты. В то же время он сделал практически невозможным уклониться от службы в армии. Два военных успеха закрепили репутацию Шойгу в Кремле и дали военным новый статус в высшей российской элите.

Первый военный успех Шойгу пришелся на Украину. В 2014 году, когда в Киеве вспыхнула революция Евромайдана первым инструментом для разрешения кризиса по кремлевскому сценарию, который выбрал Путин, была российская контрразведка. Путин отправил группу офицеров ФСБ в Киев, где она должна была помочь местным силам подавить восстание. Но ФСБ не удалось остановить протестующих или предотвратить бегство Януковича из столицы. Тогда Путин обратился к военным, и под командованием Шойгу Крым был аннексирован, быстро и эффективно. Шойгу продемонстрировал, что военные могут добиться успеха там, где ФСБ потерпела неудачу.

Вскоре после этого у Шойгу появилась еще одна возможность продемонстрировать силу вооруженных сил — на этот раз в гораздо более отдаленном конфликте. На начальном этапе сирийской гражданской войны союзник России, сирийский диктатор Башар Асад, казалось, быстро сдавал позиции, а путинские дипломаты не демонстрировали больших успехов в спасении режима. В очередной раз на помощь пришла армия, которая вмешалась в войну в сентябре 2015 года. При относительно небольшой цене для самих российских войск военные быстро переломили ход войны, обеспечив устойчивость режима Асада. Казалось, будто аэромобильный отряд быстрого реагирования Шойгу снова был в деле, только теперь он решал политические проблемы Путина, а не помогал людям, пострадавшим от катастроф.

Сирийская интервенция была успешной и популярной среди россиян: в 2019 году российская армия отправила по стране поезд с трофеями сирийской войны. Поезд с захваченными танками, орудиями и другой военной техники, провезли по 60 городам страны от Москвы до Владивостока; везде его встречали с ликованием.

У Шойгу рос авторитет в Кремле, и рос военный бюджет. Успехи в Крыму и Сирии имели еще одно важное последствие: они сблизили олигархов с военными, сделав их предприятия частью растущего военно-промышленного комплекса. Именно такой мало предсказуемый эффект произвели санкции, введенные против российской элиты после аннексии Крыма. Олигархи теряли деньги и контракты на Западе; в качестве компенсации Кремль предоставил их компаниям огромные военные контракты.

Например, до введения санкций немецкая компания Siemens поставляла двигатели для российского флота; сегодня двигатели делает российская УГМК. Благодаря такому сочетанию народной поддержки и связей среди российской элиты армия стала одним из самых влиятельных институтов в России.

Поход на Киев

 За последние месяцы, которые Путин провел планируя свою кампанию на Украине, стало ясно, что он не собирается отдавать главную роль в спецоперации спецслужбам. Он снова выбрал Шойгу и армию своим главным инструментом.

На заседании Совбеза это стало очевидно даже широкой публике. Пока директор СВР с трудом подыскивал слова, а директор ФСБ и министр иностранных дел изображали из себя роботов, способных только на выполнение приказов, Шойгу звучал не просто уверенно – он показывал готовность к большим свершениям.

В течение нескольких недель, предшествовавших вторжению России, многие аналитики сомневались, что Путин действительно начнет такую ​​масштабную войну по своему выбору.

Но милитаризация российского общества и модернизация армии при Шойгу стали слишком сильным искушением, на которое не смогли повлиять опасения разведки или дипломатические соображения. Сейчас, когда наступление идет полным ходом, становятся ясными последствия новой военной стратегии Кремля.

Войну ведет армия, открыто заинтересованная в эскалации конфликта — чем больше, тем лучше. Эту армию возглавляет Шойгу, министр, который до сих пор только шел от успеха к успеху и которому не хватает военной подготовки и опыта, чтобы понять, как может выглядеть поражение – как военное, так и политическое.

Опубликовано на английском в Foreign Affairs

Agentura.ru 2022

Правила меняются

Ядовитый туман, в котором мы все жили с конца декабря, когда Путин предъявил свой ультиматум Западу, рассеялся. Стареющий президент, которому в этом году исполняется семьдесят лет, наконец понял, что никто не собирается выполнять его малоадекватные требования, и перешел к делу.

Правила меняются

Заседание Совета Безопасности 21 февраля 2022 года Москва, Кремль / kremlin.ru

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Путин решил начать с признания сепаратистских республик ДНР и ЛНР, объявив о готовности отправить российские войска в Донецк и Луганск c так называемой «миротворческой миссией», что фактически означает оккупацию этой территории.

Тридцать два года назад, в 1990 году, Ирак неосмотрительно вторгся в Кувейт, после чего в мире были установлены новые правила игры. Эти новые правила были по факту введены коалицией из 35 государств, разгромивших армию диктатора Саддама Хуссейна, заставив ее остатки откатиться обратно в Ирак. С тех пор мир признал, что теперь нельзя оккупировать соседнюю страну просто так – наказание обязательно последует. Тогда коалицию возглавили США, и самые разные страны (от Чехословакии до Саудовской Аравии) добровольно к ней присоединились.

Тридцать лет спустя правила в мире опять изменились, и оккупировать территорию соседнего государства вновь стало возможным. Как и в 1990-91 годах, для изменения правил используется военная сила, но только на этот раз это не большая коалиция сильнейших государств мира, а всего лишь одна страна, действующая практически без всякой поддержки, если не считать одобрения лидера боснийских сербов Милорада Додика.

На этот раз правила в мире пытается изменить Владимир Путин.

Это многое говорит о Путине, но также многое говорит о Западе и его готовности противостоять насильственному изменению правил и границ допустимого, навязываемому непредсказуемым и агрессивным авторитарным режимом.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2022

В поиске исторических примеров для президента

Механизм работы российской машины принятия решений, особенно по таким деликатным темам, как Украина и НАТО, так загадочен и непрозрачен, что заставляет задаваться вопросом: кто эти люди, которых Путин еще может слушать, а не только отдавать им приказы?

В поиске исторических примеров для президента

Министр обороны Сергей Шойгу принимает парад 9 мая 2021 г. / kremlin.ru /

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Российские политики всегда скептически относились к внешней экспертизе. Путин и его вездесущие офицеры КГБ/ФСБ на всех уровнях бюрократии страны еще больше усугубили ситуацию, рассматривая каждого эксперта как потенциального шпиона или агента западного влияния.

Аналитические центры никогда не имели большого значения в московской бюрократии, и на то были исторические причины. Традиционно, внутри системы КГБ оперативники всегда ценились выше аналитиков. Так сложилось, в том числе, и потому что Политбюро, опасаясь повторения сталинских репрессий, сознательно и систематически ограничивало аналитические возможности КГБ.

Но все-таки в течение первых 15 лет пребывания у власти Путин понимал, что ему нужны люди, у которых он мог бы позаимствовать новые идеи для внутренней и внешней политики. За это время самые разные люди, часто верящие в конспирологию и мистику, получали доступ к телу: полусумасшедший кинорежиссер, ультраконсервативный священник, несколько ловких политтехнологов, обученных олигархами, группа либеральных экономистов из Санкт-Петербурга, известный телеведущий — горячий поклонник Пиночета, и, конечно, старые товарищи из КГБ. Этот круг значительно сузился после аннексии Крыма в 2014 году и стал более однообразным — в последнее время это в основном члены Совета Безопасности.

Тем не менее спрос на свежие идеи в Кремле остается, учитывая тотальный кризис в отношениях с Западом и возраст Путина, которому в этом году исполняется 70 лет. Как и многие пожилые политики, слишком долго остающиеся у власти, он все больше интересуется историей, особенно историей России и, несомненно, своим местом в ней.

Конечно, Путин давно начал свои игры с российской историей: только став президентом, он заменил российский гимн на сталинский и вернул советское красное знамя. Но первые 15 лет он использовал историю для того, чтобы манипулировать общественным мнением. Теперь же он оказался сам в положении потребителя, бросившись изучать подходящие «исторические уроки», которые он мог бы использовать сегодня.

В своих статьях Путин все больше использует исторические параллели в приложении к современным конфликтам, и эти статьи уже не выглядят просто циничной манипуляцией. Есть ощущение, что он реально верит в то, что пишет.

Некоторые ближайшие соратники Путина смогли подготовиться к этому новому этапу развития президентской личности), другие упустили свой шанс.

Руководители Росгвардии, МВД, ФСО — здесь явные лузеры, так как они никогда не заморачивались историей.

Директор ФСБ Александр Бортников, кажется, оказался где-то посередине. ФСБ инвестировала в историю, но Бортников ограничил сферу исторических интересов своего ведомства как географически, так и историческим периодом: его штатные историки в основном заняты разоблачением нацистских преступлений в Прибалтике и на Украине, обеспечивая аргументы для нападок прокремлевских СМИ на эти страны. Все это, конечно, идет в дело, но вряд ли способно вдохновить президента.

Николай Патрушев, секретарь Совбеза, активно включился в историческую игру, но, как и президент, он оказался в позиции потребителя «исторических уроков».

В этом историческом квесте есть два явных лидера.

Первый — это Сергей Нарышкин, глава СВР. Еще до того, как он возглавил внешнюю разведку, Нарышкин воссоздал Российское историческое общество. С тех пор оно стремительно расширяется: сейчас общество представляет собой мощное предприятие, штампующее огромное количество идеологически мотивированных исторических материалов и распределяющее гранты на разные темы. Вот актуальные темы для грантов РИО этого года: 145-летие начала Освободительной войны на Балканах, 100-летие окончания Гражданской войны в России, 100-летие Советского Союза, 100-летие советской нелегальной разведки и 60-летие Карибского кризиса. У Нарышкина также есть штатные историки в разведке, которые создают вдохновляющие истории советских шпионов — тема традиционно близкая сердцу Путина.

Вторым явным лидером является министр обороны Сергей Шойгу. У Шойгу есть свой исторический центр — Военно-историческое общество, возглавляемое энергичным бывшим министром культуры Владимиром Мединским при поддержке Сергея Иванова, еще одного члена Совета безопасности, бывшего министра обороны и генерала разведки КГБ. Общество активно занимается фальсификацией исторической памяти, стараясь изменить представление о Сталине и его репрессиях. Именно под эгидой этого общества раскапывают массовые захоронения жертв сталинских репрессий в Карелии, утверждая, что эти расстрелы — дело рук финской военщины во время Великой Отечественной войны.

Все эти чиновники заняты продвижением одного дискурса — представить новые доказательства президенту, что Россия может выжить только под властью сильного вождя или царя, даже в условиях постоянной конфронтации с Западом. Когда Путину в поисках вдохновения или оправдания своих действий нужен исторический пример, он знает, к кому обратиться.

И это не очень обнадеживает.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2022

Почему Чечня не стала Боснией

Несмотря на теракты и две войны в 1990-е и 2000-е, России сильно повезло: Северный Кавказ оказался в стороне от глобального джихада. Да, были иностранные наемники, приехавшие воевать с федеральными войсками, были иностранные фонды, переводившие средства на войну, но регион так и не стал базой международного терроризма.

Почему Чечня не стала Боснией

Сараево, наши дни / фото Agentura.ru /

Из архивов

Андрей Солдатов

Чечня так и не превратилась в Боснию начала 90-х. То есть не стала плацдармом, с территории которого международные террористические группы планировали и осуществляли теракты в Европе и Соединенных Штатах.

В свое время в ФСБ это прекрасно понимали. Не случайно сразу после терактов 11 сентября в спецслужбе заявили, что нашли в Чечне CD с симуляторами «Боинга-747»: на Лубянке посчитали, что только такой аргумент изменит позицию американцев по Чечне. Потом, правда, об этой версии пришлось забыть: на роль Боснии Чечня никак не подходила.

***

На мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году Сергей Иванов, будучи еще в ранге министра обороны, заявил, что международный терроризм у нас побежден: «Нам удалось добиться успеха в Чечне, проблема решена… Особые специальные силы Министерства обороны РФ в Чечне задержали или уничтожили представителей 50 государств мира». При этом Иванов прямо обозначил, кого именно удалось победить: «Мы боролись действительно с международным терроризмом, а не с местным терроризмом, потому что местный терроризм сейчас в глобальном мире просто не существует».

Утверждение Иванова было основано на том, что самые известные полевые командиры-арабы в Чечне к тому времени были убиты. Между тем, в Боснии в 1990е годы арабские моджахеды также потеряли почти всех своих командиров. Разница только в том, что в Чечне арабы гибли в засадах и от отравленных писем, а в Боснии — в самоубийственных атаках с криком «Аллах акбар» на прикрытые артиллерией сербские позиции. Их операции в первые годы войны сопровождались такими бессмысленными потерями, что погибли несколько составов командования моджахедов. Из первых арабских командиров в Боснии к 1995 году — концу войны — остался в живых только один, да и тот просто вовремя уехал.

Первые арабские моджахеды появились в Боснии в 1992 году, почти сразу после того, как боснийские сербы при поддержке Белграда подняли восстание против самопровозглашенного правительства боснийских мусульман. По данным американского эксперта Эвана Колманна, лидером моджахедов в Боснии стал шейх Абу Абдель Азиз по кличке Барбарос (из-за огненно-рыжей бороды); ветеран Афганистана, саудовец по происхождению, он получил статус эмира, то есть командующего. «Комиссаром» стал египтянин шейх Анвар Шаабан, имам Исламского культурного института в Милане (там он нашел политическое убежище после того, как призывал свергнуть светское правительство Хосни Мубарака в Египте). Трое других из пятерки лидеров также оказались египтянами, последователями слепого шейха Омара Абдель Рахмана — главы знаменитой египетской террористической группировки «Аль-Гамаа аль-Исламия», члены которой также неоднократно пытались убить египетского президента Мубарака.

Моджахеды сражались в Боснии до 1995 года, воюя то с сербами, то с хорватами. При этом они не всегда находили общий язык с боснийскими мусульманами, которые были вынуждены терпеть их из-за суицидальной храбрости в бою, а еще больше — из-за финансовой помощи Саудовской Аравии, которая могла прерваться, если бы арабов попросили уехать.

На самом деле моджахеды сразу же планировали использовать Боснию как базу для распространения джихада на территорию Европы и США (не случайно их первый эмир Абу Абдель Барбаросс в 2002 году засветился на организации похищения европейских туристов на Филиппинах).

Уже в феврале 1993 года на стоянке Всемирного торгового центра в Нью-Йорке взорвался арендованный грузовик, погибли шесть человек. Кроме исполнителей, среди которых были люди «Аль-Каиды», за планирование теракта был арестован и осужден Омар Абдель Рахман, лидер «Аль-Гамаа аль-Исламия». Взрыв прозвучал за месяц до того, как Абдель Рахман прочитал в Бруклине лекцию на «Конференции солидарности с Боснией и Герцеговиной», где слепой шейх прямо сказал, что за спиной сербов в Боснии стоят Европа и Америка, которые и есть главные враги.

Тем временем в ряды моджахедов в Боснии стали вливаться не только афганские ветераны, но и мусульмане из Европы и стран Северной Африки — Алжира, Марокко и Египта. Им нашли применение не только против сербов.

В 1995 году по Франции прокатилась волна терактов: в июле был убит имам парижской мечети, спустя две недели подорвался поезд на парижской станции метро «Сан-Мишель», погибли восемь человек. Через месяц в Париже взорвалась уличная урна, ранив 17 человек, потом была найдена бомба в поезде Лион—Париж, последовали еще взрывы. Еще 1 июля, за несколько дней до первого теракта, французская газета La Tribune написала, что группа из пяти «афганских арабов», базирующихся в Боснии, планирует «наказать» французское правительство. Группой руководил алжирец, бывший шеф загребского офиса благотворительной организации Human Concern International, которую обвиняли в связях с «Аль-Каидой» и «Аль-Гамаа аль-Исламия».

Позднее версия о том, что за терактами стояли алжирские исламисты, подтвердилась. При этом они действительно тесно контактировали с «Аль-Гамаа аль-Исламия». За год до этого, в декабре 1994 года, алжирские исламисты неудачно пытались угнать французский самолет, чтобы направить его на Эйфелеву башню, при этом они требовали освободить слепого шейха Омара Абдель Рахмана из американской тюрьмы. Арабским моджахедам пришлось свернуть свои лагеря в Боснии после Дейтонских соглашений 1995 года, согласно которым всем иностранным бойцам было предписано покинуть страну. Так с переменным успехом закончилась история боснийского джихада. Моджахедам удалось организовать европейские ячейки, но не получилось вовлечь в джихад самих боснийцев — в настоящее время не существует никаких боснийских террористических организаций, а костяк европейского исламского терроризма по-прежнему составляют выходцы из Северной Африки — алжирцы, марокканцы и египтяне.

После Дейтона было бы логично предположить перемещение фронта джихада в Чечню. Однако этого не произошло.

***

В Чечне, в отличие от Боснии, выходцев из Северной Африки почти не было. Командные позиции занимали люди из Саудовской Аравии и Иордании: «черный араб» Хаттаб, отравленный ФСБ в 2002 году, родился в Иордании, сменивший его Абу аль-Валид был саудитом, так же как Абу Омар аль-Сейф, выполнявший роль духовного лидера моджахедов. Абу Хафс аль-Урдани, личный посланник Заркауи в Чечне, также родился в Иордании. Фактически получилось так, что командирами стали единоплеменники финансистов из Саудовской Аравии — в отсутствие амбициозных египтян.

Существует много версий, почему египтяне не заинтересовались Чечней. С точки зрения идеологического обеспечения джихада она была бы даже лучше, чем Босния, совершенно неизвестная моджахедам (Абу Абдель Азиз Барбаросс позднее признавался: «Мы сначала и не знали, где эта Босния — в Европе или Америке»). Один моджахед-араб в Боснии с афганским опытом бахвалился западным корреспондентам: «Я жег танки Т-55 в Афганистане, а теперь здесь жгут точно такие же». Так неужели не более заманчиво воевать не только с тем же железом, но и с теми же экипажами? Но выбор египтян был другим.

И их мнение, похоже, было ключевым. Такое впечатление, что именно они в конце концов приняли решение, куда направить арабов после того, как моджахеды заняли в 1992 году Кабул и намекнули, что в услугах «братьев» больше не нуждаются. Еще в конце 80-х как раз египтяне во главе с заместителем бен Ладена Айманом аль-Завахири и слепым шейхом Абдель Рахманом поставили точку в споре идеолога «Аль-Каиды» Абдаллы Аззама и бен Ладена: строить исламское государство в Афганистане или идти по пути глобального джихада. Они высказались за перманентный джихад и приняли сторону бен Ладена.

Но по каким-то причинам счет к российским гражданам у них был закрыт. Причем не только в Чечне.

В 1997 году бойцы группировки уже сидевшего к тому времени в тюрьме слепого шейха «Аль-Гамаа аль-Исламия» расстреляли 62 туриста в Луксоре — в Египте. Так случилось, что на следующий день после расстрела я оказался в Луксоре с тем гидом, которая в день расстрела привезла русскую группу в Долину Мертвых. По ее словам, она поначалу приняла мужчин в черном с автоматами за охранников, которые обычно дежурят у входа в Долину Мертвых. Когда эти люди отобрали туристов и повели их в сторону храма Хатшепсут, она по русской привычке попробовала всунуть туда же свою группу, чтобы пройти без очереди. Однако когда террористы узнали, что она ведет русских туристов, ее вежливо попросили отойти.

***

О том, почему Чечня не стала Боснией, мы говорим с американским экспертом по терроризму Эваном Колманном (Evan Kohlmann). Колманн — из новой породы исследователей, и ради написания книги «Джихад «Аль-Каиды» в Европе. Афганско-боснийская сеть» он встречался лично с представителями исламистов. Колманн консультирует правительство США, выступает свидетелем в процессах против террористов и руководит сайтом Globalterroralert.com, на котором создал самую большую базу заявлений исламских террористов, их видео- и аудиофайлов.

Эван Колманн @IntelTweet

— Почему Босния, а не Чечня, была выбрана в качестве плацдарма после Афганистана?

— Моджахеды решили пойти в Боснию, когда поняли, что больше нет супердержав, нет двух сил, которые делят мир между собой. Для них было важно, что Босния находится внутри Европы. То есть это был шанс создать линию фронта в Европе. И это был фронт против Запада. А Россия им была не важна. С другой стороны, и для европейских мусульман Босния была намного ближе, чем тот же Афганистан или Чечня. Им говорили: посмотрите, геноцид мусульман уже идет не где-то далеко, а у вас под боком, в Европе. И если вы не поедете туда и не присоединитесь к моджахедам, в один прекрасный день враги ислама придут к вам домой. Идите в Боснию и сражайтесь за мусульман. При этом те, кто приехал из Афганистана, мало знали о Боснии и мало знали о Европе. И тут они получили возможность доступа к европейским технологиям, в том числе средствам пропаганды — видео, интернету и прочее.

— Насколько я понимаю, большая часть терактов, организованных в Европе и США с территории Боснии, была устроена североафриканскими группами?

— Еще одна причина, почему Босния была так важна, это потому что в Европе североафриканские террористические группы исторически играли важную роль. Им сложно действовать на родине — в Алжире, Египте, Марокко, поскольку правительства этих стран их жестоко преследуют. А Афганистан был слишком далеко для того, чтобы создавать там базы для действий на территории своих стран. И важный момент — однажды они собирались вернуться к себе домой.

— Похоже, что в Чечне выходцев из Северной Африки почти не было.

— Нет, они там были, но не на командных должностях. А в Боснии они командовали. Когда в конце 90-х арабы из Северной Африки появились в Чечне, то их задача была научить саудовцев, которые командовали подразделениями моджахедов, пользоваться компьютерами, видео и т.п. Чеченский фронт использовался лишь для пропаганды.

— Насколько я понял, моджахеды пытались создать боснийские террористические группы, но у них ничего не вышло. Так может быть, мы зря так боимся, что Ирак станет плацдармом для экспансии джихада?

— Вот в чем разница между Боснией и Ираком. В Ираке около года назад США были близки к чему-то похожему на Дейтонские соглашения. Были выборы, было многих иракских группировок, была «Аль-Каида», шла борьба между местным крылом «Аль-Каидой» и иракскими группировками, это было похоже на то, что ранее происходило в Боснии между правительством и моджахедами. И тогда Абу-Мусаб Заркауи (глава иракской сети «Аль-Каиды, убитый в июне 2006 г. прим. автора) выпустил аудио-кассету, в которой сказал, что мы не должны допустить новых дейтонских соглашений, потому что мир – это худшее, что может случиться с моджахедами. После этого была взорвана мечеть в Самарре (взрыв в шиитской святыне произошел 22 февраля 2006 г. прим. автора). Началась война между суннитами и шиитами. И эта межрелигиозная война становится все хуже и хуже. В результате многие иракские инсургенты-сунниты, даже не принадлежащие к «Аль-Каиде», говорят: смотрите, у нас нет другого выбора. «Аль-Каида»- это единственная сила, которая бьется за нас с шиитами. Получилось, что «Аль-Каида» построила очень хорошую базу внутри Ирака. И ее очень трудно уничтожить, потому что многие иракцы и Аль-Каида сейчас думают одинаково.

— Но существует ли возможность, что какая-нибудь иракская группа, например, Иракская исламская армия, попытается провести операцию за пределами Ирака – где-нибудь в Европе или США?

— Интересно, что вы это говорите, потому что в январе 2005 года как раз Исламская армия Ирака выпустила заявление, в котором было сказано: «Мы надеемся, что теперь вы довольны (это сообщение было адресовано американцам). После всех этих лет в Ираке появилось так много людей, которые сражаются против Соединенных Штатов. И они будут сражаться с вами везде. Теперь вы довольны?». Ведь в середине и конце 90-х не было большой публичной поддержки для «Аль-Каиды» в исламском мире, было мало поддержки акциям против США. Но чувства мусульман сильно изменились в результате войны в Ираке. И сейчас все больше бойцов едут в Ирак для того, чтобы присоединиться к моджахедам. Они едут с прямым намерением воевать с американцами. И поехать и убить этих же американцев, но уже в Америке, кажется им не такой уж странной идеей. Это чем-то похоже на Чечню, когда чеченские боевики стали проводить операции в Москве и где-нибудь еще в центральной России. Я часто сравниваю Заркауи с Хаттабом, потому что Заркауи по характеру и типу личности был очень сильно похож на Хаттаба. У меня, например, есть фотография ливанского бойца, который поехал воевать в отряд Заркауи в Ираке, он позирует там с автоматом, и на стене за ним виден большой постер с фото Хаттаба. Те же люди, что идеализировали Хаттаба, идеализируют Заркауи.

— Но если эти люди решат ехать в Европу и проводить там теракты, нуждаются ли они все еще в поддержке североафриканских групп?

— Я считаю, что да.

Agentura.ru 2007 - 2022

Нереформируемая безопасность

Среди наиболее сложных объектов для реформирования – не только в России, но и в любом другом государстве – особенное место занимают спецслужбы, так называемые органы безопасности. Для России это вдвойне тяжёлая и трудная тема, учитывая трагическую историю и роль ВЧК/ОГПУ/НКВД/КГБ/ФСБ в ней.

Нереформируемая безопасность

Праздничный концерт ко Дню работника органов безопасности РФ. Выпуск от 20.12.2021

Policy paper о возможных подходах к реформированию органов безопасности РФ / в рамках проекта Рефорум

Ирина Бороган, Андрей Солдатов, Василий Гатов

За последние 15 лет спецслужбы настолько радикально расширили сферу деятельности, что практически любой институт российской государственности так или иначе затрагивает (или оказывается в компетенции) ФСБ РФ. Предлагаемая policy paper рассматривает возможные подходы к реформированию этой системы.

***

ИСТОРИЧЕСКОЕ ВВЕДЕНИЕ

Полагаем, что структура государственной безопасности в Российской Федерации в любом реформаторском проекте должна стоять первым номером. Дело не только в трагической истории страны, но и в драматическом настоящем – сколько бы оно ни длилось. Федеральная служба безопасности Российской Федерации, пережив первые попытки реформирования в 1991-1995 годах, структурно и количественно практически вернулась к состоянию КГБ СССР, а масштаб вмешательства службы в жизнь самых разных частей общества, государства, экономики, внешней политики, наверное, уже и превзошёл предшественника. Лишь три крупных подразделения, ранее входившие в КГБ, остаются организационно за пределами контура ФСБ – Федеральная служба охраны (ФСО), в прошлом 9-е главное управление КГБ, Главное управление спецпрограмм президента (ГУСП), бывшее 15-е управление, и Служба внешней разведки (СВР), ранее бывшая Первым главным управлением.

Структуры безопасности Российской Федерации возникли в результате частичного расформирования и разделения КГБ СССР, центральный аппарат и региональные управления которого перешли в ведение России в конце 1991-начале 1992 года; кроме того, из структуры КГБ были выделены в отдельные службы управление правительственной связи и криптографии (ставшее вскоре ФАПСИ) и структуры государственной охраны, превратившиеся в конце концов в Федеральную службу охраны РФ.

В период формирования органов власти России, как теперь известно из воспоминаний ([1],[2],[3]), никакого ясного плана, «что делать с КГБ», не было. После августовского путча 1991 года в политической элите существовал некий консенсус, что органы госбезопасности должны быть глубоко трансформированы и поставлены под контроль парламента, однако практическое осуществление плана деидеологизации и деполитизации организации подрывалось внутриэлитной борьбой. Кроме того, в сознании и Бориса Ельцина, и его ближайших соратников и советников глубоко сидел советский стереотип о жизненной необходимости органов, что соседствовало с низким уровнем понимания вопроса о законодательном определении их деятельности. Плюс несмотря на активное участие Верховного совета РФ в формулировании структуры органов власти, все решения в части органов безопасности принимались единолично президентом, как и решения о назначении руководителей. Сначала Ельцин попытался объединить МВД и КГБ в сверхструктуру МВДБ РФ, но его указ был отменён Конституционным судом. Тогда, в январе 1992 года, был уволен Виктор Иваненко, создававший структуры российского КГБ, и бразды правления перешли к Виктору Баранникову, выходцу из МВД, возглавившему Министерство безопасности РФ. Много лет спустя из интервью Виктора Иваненко[4] стало известно, почему кадровые чекисты так усиленно возражали против объединения: уже тогда им было видно желание милицейских начальников получить доступ к спецтехнике прослушки и наблюдения в интересах коррупции.

Под руководством сменившего Баранникова в 1993 году Николая Голушко (кадрового украинского чекиста из 5-го, идеологического управления) органы госбезопасности РФ стали принимать более-менее современную форму. Министерство было переименовано в Федеральную службу контрразведки (именно тогда из состава были выведены пограничные войска), определены современные задачи органов[5]. В 1995 году наконец было принято текущее название – ФСБ, слегка изменено положение о службе, в составе которой было воссоздано следственное управление, ликвидированное ещё Бакатиным, вернулись в подчинение следственные изоляторы, включая Лефортово. В 1998 году в ФСБ было воссоздано идеологическое управление под именем управления по защите конституционного строя. В 2003 году президент Владимир Путин вернул в состав ФСБ России пограничные войска и агентство правительственной связи, фактически восстановив организационный контур КГБ.

Как показывает исторический анализ реформ органов безопасности, за исключением краткого периода в конце 1991 года процессы структурной и организационной перестройки находились в руках руководителей, пользовавшихся доверием Бориса Ельцина; часть из них была профессиональными спецслужбистами (Иваненко, Голушко, Ковалев, Путин, Патрушев, Бортников), часть – политическими назначенцами из военных и милицейских структур (Баранников, Барсуков, Степашин). За исключением, возможно, Сергея Степашина, ни один из руководителей органов безопасности не был квалифицированным правоведом, однако все они были и остаются практиками с ещё советским опытом (и, соответственно, стереотипами в отношении госбезопасности). Кроме того, одной из причин фактической реставрации КГБ как института тоталитарного строя стал постоянный страх Владимира Путина и его ближайшего чекистского окружения перед возможными мятежами и «майданами».

Соображения собственной безопасности и безопасности правления превалировали над любыми попытками поставить МБ/ФСК/ФСБ (да и другие структуры, в прошлом бывшие организмом КГБ СССР) под парламентский и гражданский контроль. В путинский период происходит чрезвычайное усиление функций ФСБ России в экономике; соответствующие управления активно развивают присутствие офицеров действующего резерва в государственных и даже частных компаниях якобы для обеспечения контрразведывательного обеспечения. В функции защиты конституционного строя активно приходит политика: оппозиционная деятельность рассматривается как экстремизм, как приготовление к террору, что делает соответствующие отделы ФСБ фактически политической полицией.

Вот в таком месте оказалась реформа органов безопасности. И вряд ли что-то серьёзно изменится до момента, когда в России снова запустится процесс демократического транзита.

ПРОБЛЕМА ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ

«После Путина» обществу придётся снова искать формат институционального оформления государства, в том числе и органов безопасности. Снова встанет вопрос деполитизации этой деятельности, перестройки структуры органов и определения их целей, задач и полномочий.

В рамках любого проектирования, в том числе и институционального, хотелось бы избежать как субъективности (например, решений, основанных исключительно на негативном опыте), так и поспешности (что, собственно, мы могли наблюдать в 1991 году). Начинать нужно с вопроса: есть ли у России такие специфические проблемы безопасности, чтобы для работы с этими проблемами существовало отдельное могущественное ведомство? Являются ли эти проблемы безопасности вопросами общества и государства (т.е. относятся к совместному ведению суверена-народа и созданного этим сувереном государства), или это именно «государственная безопасность» (т.е. защита государства от угроз, в том числе исходящих от народа)?

Если ответ на второй вопрос достаточно очевиден – это вопросы общества, а если общество так решит, его государства, то на первый нельзя ответить однозначно.

Мировой опыт показывает, что страны – юридически и организационно – по-разному подходят к проблеме «особых угроз», начиная от формулировок «чему угрожает» и заканчивая моделями организационных решений безопасности. При этом следует подчеркнуть, что ни одно общество не является полностью довольным своими структурами безопасности, каждое продолжает их постоянно совершенствовать. С таким подходом, видимо, следует согласиться и в применении к России будущего.

Посмотрим на формулировку текущих задач ФСБ России из Положения о службе. Общее предназначение предстаёт многогранным и немного расплывчатым. Часть задач описаны крайне конкретно, например «организация выявления, предупреждения и пресечения разведывательной и иной деятельности специальных служб и организаций иностранных государств, отдельных лиц, направленной на нанесение ущерба безопасности Российской Федерации» (п.3 ст.8 Положения). Другие, наоборот, изобилуют туманными определениями: «информирование Президента Российской Федерации… об угрозах безопасности Российской Федерации». За скромной формулировкой «организация выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, осуществление досудебного производства по которым отнесено к ведению органов безопасности» скрыто существование Следственного управления ФСБ, а также разветвлённой оперативной сети «действующего резерва». Положение определяет приоритет ФСБ в «борьбе с организованной преступностью, коррупцией, контрабандой, легализацией преступных доходов, незаконной миграцией, незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых и отравляющих веществ, наркотических средств и психотропных веществ, специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, а также противодействия экстремистской деятельности, в том числе деятельности незаконных вооруженных формирований, преступных сообществ и групп, отдельных лиц и общественных объединений, ставящих своей целью организацию вооруженного мятежа, насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, насильственный захват или насильственное удержание власти», чем определяется существование Департамента по защите конституционного строя, занятого в основном репрессиями в отношении оппозиции[6].

Общее количество функций, которые Положение определяет для органов безопасности, составляет семьдесят четыре, и в этих пунктах есть буквально все полномочия, о которых может мечтать Служба. Чего нет в нём – так это инструментов внешнего, общественного и парламентского контроля за тем, что именно и как Служба делает. Директор ФСБ России подчиняется президенту, информирует его и отчитывается перед ним, но у него же – и контроль за деятельностью подчинённых. Хочет – контролирует, хочет – не контролирует. Очень удобно, кстати.

Мы совершаем этот документальный экскурс именно потому, что хотим показать: расширяя зону ответственности особых органов государства, отвечающих за неконкретно прописанное понятие «безопасности», общество всегда попадает в ловушку.

Фундаментальный институциональный дизайн органов безопасности должен, как нам представляется, опираться на три компонента: чёткое и «закрытое» в своей формулировке определение этой самой безопасности, конституционно определённые и разъяснённые в законе инструменты гражданского контроля за деятельностью органа (органов) безопасности и принцип обязательной сменяемости руководителей.

Конкретный набор решений по реформированию ФСБ, который мы обсудим в следующей главе, может разниться. Но в основе любого дизайна необходим принцип бюджетного и кадрового контроля за спецслужбой, который должен осуществляться парламентом, его уполномоченным комитетом, через:


1) ежегодное обсуждение бюджета спецслужбы и отчёта о расходовании средств предыдущего года;

2) слушания при назначении всех ключевых руководителей службы, от директора до руководителей ключевых департаментов, с правом комитета отклонить кандидатуры, предложенные как президентом (директор), так и директором (заместители и руководители департаментов);

3) специальные слушания, а также институт парламентского расследования, которые могут быть инициированы, например, фракциями или депутатскими группами при достаточной численности подписавшихся.

Члены этого специального комитета парламента должны иметь соответствующий уровень доступа к государственной тайне и при этом не могут быть действующими или бывшими сотрудниками соответствующей службы.

В некоторых странах, в частности в США, к инструментам парламентского контроля добавлены «офисы генерального инспектора», своего рода отделы внутренней безопасности внутри служб. В важнейших спецслужбах и министерствах США генеральные инспекторы назначаются президентом с согласия Конгресса, а их увольнение требует пояснений для законодателей (было несколько случаев, когда из-за позиции Конгресса президенты меняли свои решения об увольнении инспекторов). Задача инспекторов – недопущение злоупотреблений, коррупции, семейственности внутри закрытых сообществ спецслужб прежде всего; именно на их офисы возложена работа с whistleblower’ами и проверка критических замечаний массмедиа в отношении служб. Возможно, создание такого дополнительного инструмента – это вопрос времени, подготовки статусов и кадров, но как дополнительная страховка эта мера может и должна рассматриваться при формулировании реформ (хотя бы как опция).

Обязательная сменяемость руководителей спецслужб – ещё один базовый принцип контроля за ними со стороны общества. Закон должен определить базовую продолжительность контракта руководителей служб с учётом таких факторов, как продолжительность президентских сроков или частота регулярных парламентских выборов, которые, возможно, определят частоту смены правительств. То есть смена руководства службы должна быть возможна двумя путями: в силу истечения предельного срока работы по контракту – или в силу смены руководства страны, которое вправе либо подтвердить контракт, либо расторгнуть и назначить нового директора и других руководителей, в отношении которых закон устанавливает принцип сменяемости. Сменяемость, каким бы фетишем она ни казалась, – важный инструмент общественного контроля.

Институциональный дизайн будущих органов безопасности также связан с общими принципами организации судебно-следственной и прокурорской системы.

В частности, по целому ряду соображений – от исторических до прикладных – мы полагаем обязательным исключение следствия из полномочий будущих органов безопасности. Следствие по делам о государственной измене, шпионаже, терроризме и т.д. должно вестись точно так же, как и по другим важным делам. Если законодатель решит, что рационально сохранить Следственный комитет как отдельную структуру – значит, в рамках следственного комитета. Если будущий дизайн следственного дела вернётся к советской модели (важные дела – в следственном управлении прокуратуры, дела меньшей важности – в МВД), то, вероятно, делами органов безопасности в силу их значимости должны заниматься специальные прокурорские следователи с соответствующим допуском.

Из устройства органов безопасности должны быть также исключены – не на словах, а на деле – любые места заключения. В соответствии с обязательствами в рамках ПАСЕ Россия на словах передала следственные изоляторы ФСБ в ФСИН (в частности, Лефортово), однако продолжает полностью контролировать тюрьму через её руководство. Например, недавно начальником Лефортова стал печально известный следователь ФСБ Свинолуп, бывший заместитель начальника «шпионского» первого отдела Следственного управления, который был переведен в СИЗО как офицер аппарата прикомандированных сотрудников.

***

ПРОБЛЕМА ЗАКОННОСТИ И КАДРОВ

Как бы прекрасно мы ни продумали фундаментальные основы спецслужбы, любая реформа столкнётся с двумя ключевыми проблемами: как обеспечить законность в деятельности организации (с признаками социальной корпорации), которая всю свою историю ставила цель выше средств, и проблемой кадров – непосредственно людей, занимающихся проблемами безопасности.

В 1991-1995 годах, когда реформировались органы безопасности СССР, ставшие российскими, возобладавшая (по разным причинам) идея власти состояла в нежелательности объединения всех бывших компонентов КГБ в одну структуру. В результате бывшие управления Комитета были раздроблены и разнесены по разным ведомствам – только для того, чтобы спустя десятилетия объединиться снова. Увы, проблема тут не только в слабости государства и общества, оказавшихся неспособными контролировать спецслужбы, но и общей идее «карающего меча и защитного щита партии», заложенной в ВЧК/ОГПУ при его создании. Выросшая в условиях жесткого противостояния со спецслужбами Российской империи, захватившая и удержавшая власть в результате кровавой Гражданской войны, большевистская партия нуждалась в инструменте тотального террора и контроля, каким и построил ВЧК/ОГПУ его основатель Феликс Дзержинский. После десятилетий эволюции, сталинских репрессий, эпохи СМЕРШ, «дела врачей» и преследований диссидентов КГБ СССР стал настоящим государством в государстве, с полностью автономной моделью обеспечения. По той же модели восстанавливалась и ФСБ России: в распоряжении службы есть всё, начиная от собственной авиации и заканчивая поликлиниками и санаториями; у ФСБ собственные научно-исследовательские институты (один из которых, как мы знаем, участвовал в покушении на Алексея Навального*), собственные учебные заведения.

Очевидно, что эта «упакованность» службы – следствие советской специфики, когда начальство хотело и могло контролировать уровень обеспечения сотрудников.

«Ведомственное» хозяйственное обеспечение наряду с бессмысленной в современных условиях территориальной структурой (о ней будет особо сказано) – наиболее сильные после «чекистской ментальности» якоря, удерживающие российские органы безопасности в прошлом.

Территориальные органы ВЧК/НКВД создавались не для того, чтобы заниматься контрразведывательной деятельностью. Скажем прямо: это были местные отделения фабрики репрессий, единственный смысл существования которых был в приближении места уничтожения «врагов народа» к местам их проживания. С 1950-х, после осуждения партией сталинского периода, КГБ всё собирался что-то сделать с региональной структурой, но так и не собрался. В полном объёме её унаследовали российские органы безопасности.

Сегодня региональные отделения ФСБ – это форпосты политических полицейских функций (потому что особых шпионов и даже террористов в 95% российских регионов нет), машины по выкачиванию денег из местного бизнеса и силовые инструменты в местных элитных разборках. Кроме того, региональные отделения регулярно поставляют в Центр начальников-карьеристов, главными качествами которых является исключительная лояльность начальству («он же взял меня в столицу!») и показательное зверство при полном неуважении к закону.

Безусловно, в ходе реформирования органов необходимо вывести из их состава любые подразделения обеспечения, кроме тех, которые непосредственно необходимы в оперативной работе; региональное присутствие будущей службы должно строиться не по областному/республиканскому принципу, а по «кустам необходимости». Скажем, в столице, Петербурге, возможно, в центрах военной науки и промышленности (ЗАТО, Екатеринбурге, Красноярске, Комсомольске-на-Амуре) имеет смысл создавать постоянные офисы контрразведки; при гражданских ядерных и опасных химических объектах могут быть офисы соответствующих структур и антитеррористические оперативники. Но содержать в каждом областном центре десятки офицеров, которым по большому счёту нечем заниматься – не только расточительно, но и вредно для общества.

Да, об офицерах. С мрачных времён Генриха Ягоды органы стали военной организацией с собственной иерархией и званиями. За всю историю службы у неё было всего три гражданских (политических) руководителя, все остальные имели большие генеральские звезды на погонах. При этом никакой специальной ценности у военизированной структуры органов безопасности нет. Присяга никак не защищает секретность; офицерская честь не препятствует участию в коррупционной деятельности; страх перед военным трибуналом совершенно исчезает при виде выгоды и наживы.

Одной из центральных задач реформ органов безопасности в будущей России будет «цивилизация» службы через увеличение количества должностей, которые могут быть заняты людьми без воинских званий, но с качественной, прежде всего юридической подготовкой. Вместе с гражданским контролем, бюджетной отчётностью и внутренним аудитом гражданские юристы могут попробовать вычистить «чекистский дух» из коридоров ведомства, добиться уважения прав человека, законов и обязательств государства.

Развивая мысль о том, чего в составе будущих органов безопасности быть не должно, мы предлагаем рассмотреть следующие аргументы:

Пограничные войска. Защита границ стала функцией КГБ в 1957 году, и при всех переподчинениях пограничные войска сохраняли определённую степень автономии. Например, в отличие от региональной структуры ФСБ, погранвойска имеют окружную структуру; есть даже Центральный пограничный округ, отвечающий за контроль границы в основном воздушном хабе страны – московских аэропортах. Особые функции охраны наиболее протяжённой границы в мире, российской, наличие таких дополнительных проблем, как калининградский анклав, необходимость участия в операциях по борьбе с наркотрафиком, нелегальной миграцией требует наличия в составе погранвойск высококачественного силового подразделения, сил спецназначения. Видимо, было бы правильно из будущего «пост-ФСБ» перенести Центр сил спецназначения в состав отдельных пограничных войск (тем более что большинство спецназовцев ФСБ и так приходят оттуда).

Правительственная связь и криптография. Внутри чекистского сообщества всегда были аргументы как за, так и против существования отдельного Федерального агентства правительственной связи и информации, выделенного из КГБ во времена Бориса Ельцина. Полагаем, что любая будущая государственная власть – после Путина – должна прежде всего прислушиваться к аргументам за – с одной серьёзной оговоркой. Будущее отдельное ведомство правительственной связи должно быть организовано так, чтобы максимально предотвратить коррупцию в его системе (именно это было слабой стороной старого ФАПСИ, втянутого в сотни скандалов). Никакой коммерческой деятельности и спецпоставщиков.

Ядерная, химическая и биологическая безопасность, безопасность стратегических объектов. «Бункерное» управление КГБ СССР в своё время было разделено между Управлением специальных программ Администрации президента и соответствующими департаментами ФСБ. Понимая важность этого направления деятельности (и практически абсолютную концентрацию соответствующих специалистов внутри этих ведомств), было бы разумно создать отдельное федеральное ведомство, возможно даже и военизированное – со своей иерархией и званиями, – входящее в структуру Правительства РФ. Единственное, чего в такой структуре быть не должно – это права на ОРД (оперативно-розыскную деятельность). При возникновении угроз своим объектам «бункерное ведомство» должно обращаться в другие органы с правами ОРД и/или следствия, а не вести мероприятия самостоятельно.

Экономическая безопасность. Это самое спорное направление деятельности органов, едва ли не более опасное для общества, чем политическая полиция. Сегодня численность подразделений ФСБ и офицеров действующего резерва (ДР), внедрённых практически во все крупные и даже средние компании страны, едва ли не больше, чем всего остального оперативного состава. Как показывают последние громкие уголовные дела, именно «экономические чекисты» являются самой коррумпированной, самой «беспредельной» группой в ведомстве. Видимо, в отношении департамента в целом должно быть принято стратегическое решение – и он сам, и его региональные отделы, и «действующий резерв» должны быть выведены за штат, сами структуры ликвидированы, а желающие продолжать работать специалисты должны пройти независимую гражданскую переаттестацию с полным «просвечиванием» прошлого, собственности и других активов вплоть до дальних родственников. Потенциальный ущерб всему тому «добру», которое якобы защищает Служба экономической безопасности, даже если перестать его «безопасить», точно будет меньше, чем моральный, экономический и ценностный вред, который наносит существование этой службы. Создавать ли такие подразделения в будущем, должно решаться на case-by-case основе; возможно, после новой приватизации и реорганизации государственного сектора у компаний возникнет необходимость в специфических услугах контрразведывательного аудита, или крипто-безопасности. Но такие опасные структуры должны создаваться исключительно в ответ на имеющийся спрос, а не из подозрений начальства.

Защита конституционного строя. За этими высокими словами стоит не что иное, как политическая полиция, орган, осуществляющий репрессии оппозиции. Деятельность 99% сотрудников этого управления не имеет ничего общего с Конституцией и прямо противоречит ей; последнее, что уважают сотрудники УЗКС, это законы. Как и «экономисты», эти компоненты службы должны быть расформированы и созданы – если в том вообще есть необходимость – с нуля, на основе ясно прописанных правил, задач и принципов работы, при наличии действенного парламентского и общественного контроля. Сегодня это подразделение существует в одной Службе с антитеррористическими подразделениями. Очевидно, что антитеррористические подразделения должны существовать отдельно.

***

РАЗВЕДКА И КОНТРРАЗВЕДКА

Мы выносим этот пункт в отдельную главу, потому что вопрос о том, как будущая Россия должна организовывать свою разведывательную деятельность, выходит за рамки достаточно небольшой сегодня внутренней разведки ФСБ.

При создании разведывательных органов в ФСБ использовался аргумент, что именно эти органы должны осуществлять вербовку иностранцев на территории страны – как и в советские времена, когда эти функции осуществляли первые отделы республиканских управлений КГБ.

Между тем мы полагаем, что осуществлённая в своё время идея отделения внешней разведки от остальных спецслужб исчерпала себя. Выделение СВР в 1991 году было отчасти «спасательным кругом» для старых кадров разведки, которые оправданно боялись попасть под чистку Бакатина и последующие вполне предсказуемые перипетии реформирования органов. К сожалению, это не столько спасло старые кадры и якобы бесценный опыт советской разведки, сколько способствовало её деградации, как профессиональной, так, увы, и моральной. И без того закрытое разведсообщество оказалось предоставлено самому себе, наиболее профессиональные аналитики и оперативники довольно быстро поняли, что их знания и способности куда больше ценятся в других, прежде всего коммерческих структурах. Поскольку ни у кого из руководителей СВР (за исключением, возможно, Вячеслава Трубникова) не было никаких идей модификации службы и её перевода на более современные (в том числе идейно современные) рельсы, довольно быстро в СВР пышным цветом распустились националистические и конспирологические взгляды и подходы. Пожалуй, наилучшим примером такой деградации служит созданный для пенсионеров разведки think tank РИСИ (Российский институт стратегических исследований), которым долгие годы руководил Леонид Решетников, бывший замдиректора СВР. Взгляды Решетникова настолько палеонтологические и ксенофобские, что даже его бывшие коллеги от них дистанцировались.

Если подходить к реформированию органов безопасности системно и с учётом опыта других, прежде всего демократических стран, то вопрос о том, имеет ли смысл разделять или объединять разведывательные и контрразведывательные организации под одной крышей, явно не имеет единственно правильного ответа.

В США, например, 18 организаций, включая ФБР, входят в так называемое разведывательное сообщество, деятельность которого в целом управляется Советом национальной безопасности (National Security Council, NSC), однако каждая из служб самостоятельно организует работу и получает на неё финансирование и одобрение в соответствующих комитетах Конгресса. Во Франции, наоборот, в Главном управлении внешней безопасности (DGSE) сосредоточены обе функции, при этом специфические задачи, такие как борьба с терроризмом, вынесены в отдельные службы, подведомственные Министерству внутренних дел. Гражданский контроль за деятельностью DGSE осуществляется по довольно сложной схеме – частично через парламентские решения о финансировании, частично через подчинённую непосредственно премьер-министру инспекцию. При этом организационно спецслужба входит в состав Министерства обороны.

В Великобритании,  как известно, две основные службы – MI-5 (контрразведка и общие вопросы безопасности) и MI-6 (разведка), подчиняющиеся разным правительственным ведомствам. Первое входит в состав Министерства внутренних дел, второе подотчётно министру иностранных дел. Есть также аналог американского NSA – Government Communications Headquarters (GCHQ), преимущественно занимающийся электронной разведкой и кибербезопасностью. Все эти ведомства плюс военная и военно-морская разведки координируются отдельным правительственным органом JIC (Объединённый комитет по разведке), в котором сосредоточены функции стратегического анализа. Естественно, существуют специальные комитеты британского парламента, которые определяют финансирование (и, соответственно, косвенно влияют на структуру и полномочия разведывательного сообщества).

В Германии разведка (BND) и контрразведка (BfV) не просто разделены, но даже их штаб-квартиры физически находятся в разных городах; кроме того, отчасти для оперативного контроля за федеральными спецслужбами отдельные «ведомства по защите конституции» есть в каждой федеральной земле – и они не входят в общую структуру BfV. Гражданский контроль разделён между офисом федерального канцлера (Directorate-General 7) и специальным комитетом Бундестага (PKGr), имеющим широкие полномочия как в части бюджета спецслужб и кадровых назначений, так и даже в части оперативного контроля в соответствии с решением Конституционного суда ФРГ.

Нам представляется, что вопрос о единой разведывательно-контрразведывательной организации в будущей России может и должен рассматриваться с учётом как международного опыта, так и (горького) национального. Да, с одной стороны, складывание в одном месте полномочий может представлять потенциальную опасность неоправданного усиления спецслужбы. С другой стороны, при рационально организованном управлении, гражданском контроле и ясно поставленных целях одним «спецведомством» управлять проще. Кроме того, при сочетании обеих ключевых функций в одной организации становится рациональным назначение политического руководителя единой спецслужбы (а не двух «профессионалов» с соответствующими служебными и психологическими деформациями).

***

СПЕЦОБРАЗОВАНИЕ

Один из компонентов «тотальности» современного устройства ФСБ России (да и других российских специальных служб) – наличие у них собственных образовательных учреждений. В структуру входит 14 организаций, от Академии ФСБ до кадетского корпуса. Свои высшие учебные заведения и курсы дополнительной подготовки есть и у Службы внешней разведки.

Необходимость специальных знаний для сотрудников служб безопасности и разведки отрицать глупо, но собственная образовательная мини-империя тоже выглядит достаточно странно. По понятным причинам секретности качество образования в институтах ФСБ и СВР не оценивается компетентными гражданскими ведомствами (хотя бы Рособрнадзором); учебные курсы если проходят экспертизу, то в лучшем случае внутриведомственную. В результате наиболее значимым достижением этой образовательной машины стало появление уже нескольких поколений сотрудников ФСБ, которые не только не соблюдают законы страны, безопасность которой защищают, но и открыто презирают их.

Почти все публичные выступления и статьи научно-преподавательского состава этих учебных заведений – махровая антиамериканская и антидемократическая риторика с обязательными намеками, что «в органах знают об этом больше, чем рассказывают».

Если будущие лидеры России захотят серьёзно подойти к реформированию органов безопасности, то реформирование (в том числе и расформирование) образовательных учреждений ФСБ и разведки – один из ключевых инструментов построения более честного, транспарентного и профессионального разведывательного сообщества. Мощнейшие разведки мира вполне обходятся расширенными курсами дополнительной подготовки своих будущих сотрудников, которых они находят среди солдат, офицеров и просто гражданских специалистов. Особые компетенции, связанные, например, с криптографией (что обеспечивает безопасность правительственных коммуникаций), могут развиваться в рамках специальных факультетов обычных государственных вузов с соответствующим, как любят говорить сами спецслужбисты, «контрразведывательным обеспечением». Однако содержать десятки организаций, где ветераны КГБ преподают студентам «заветы Дзержинского» и «стратегический гений Андропова», как нам представляется, просто не имеет смысла, если вообще не вредно.

***

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ СООБРАЖЕНИЯ

Как мы подчёркивали выше, вопрос реформирования органов безопасности встанет перед любым будущим руководством России, даже если это руководство само окажется выходцами из структур ФСБ. Современное, динамичное, открытое к сотрудничеству общество и государство не должны трепеть внутри себя глубоко тоталитарный институт, переполненный осложнениями и комплексами прошлого.

Реформирование органов безопасности не должно принимать формы неразборчивых репрессий против бывших сотрудников или слепой ликвидации управлений и департаментов. Ключевые моменты реформы, в особенности в начальном этапе, лежат в создании институтов общественного, парламентского контроля за деятельностью органов безопасности, в том числе через инструменты бюджетного и кадрового контроля. Также реформа органов безопасности не будет полноценной, если предварительно (или параллельно) не будет решён вопрос об организации следственной деятельности в России и создания независимого, в том числе и от органов безопасности, суда.

Важнейшим вопросом при реформировании органов становится определение понятий безопасности общества и государства. Сегодняшнее толкование (особенно расширенное в результате корректив Положения о ФСБ России в июле 2021 года) как собственно безопасности, так и её компонентов никак не может быть взято за основу. Понятно, что ряд формулировок, определяющих безопасность общества и государства, являются постоянными и не зависят от конкретно-исторических обстоятельств, однако никто не может со стопроцентной уверенностью сказать, какие из вызовов будут актуальны в момент перезапуска российского транзита. Может быть, существенно большее значение будет иметь кибербезопасность, но нельзя исключать и новых террористических, в том числе неизученных угроз.

Среди фундаментальных задач реформы органов безопасности – их «цивилизирование», перевод из военизированной структуры в преимущественно гражданскую. Для этого, помимо деклараций и политической воли, потребуется серьезный «призыв» в новые органы гражданских юристов и технократов, которые, пройдя необходимые фильтры в части допуска и секретности, привнесут внутрь структуры большее уважение к закону и гражданским правам.

Конкретные решения по составу реформированных органов безопасности могут быть разными, как показано выше: от сохранения единой структуры, численность и состав которой оптимизирован, в том числе для исключения произвола, вмешательства в обычную политическую и общественную деятельность, до глубокой перестройки, при которой из одного ведомства ФСБ выделяются несколько с существенно более узкими задачами и сокращённым влиянием на другие органы государственного управления.

Авторы:

Ирина Бороган – российская журналисткa, работающая в жанре журналистского расследования, заместитель главного редактора сайта Agentura.Ru

Андрей Солдатов – российский журналист и обозреватель, главный редактор сайта Agentura.ru

Василий Гатов – российско-американский исследователь медиа, приглашённый научный сотрудник Университета Южной Калифорнии

Источники:

[1] https://www.kommersant.ru/doc/1802254

[2] Бакатин В. В. Избавление от КГБ. — М.: Новости, 1992. — 267 с. — ISBN 5-7020-0721-2.

[3] Коржаков А. В. Борис Ельцин: от рассвета до заката. Послесловие. — М.: Детектив-Пресс, 2004.

[4] https://www.kommersant.ru/doc/1802254

[5] https://online.lexpro.ru/document/51216042

[6] Все цитаты в этом разделе из действующей редакции Положения о ФСБ России https://base.garant.ru/12132066/

Agentura.ru 2022

* внесен(a) российскими властями в список «террористов и/или экстремистов»

Бен Макинтайр, Агент Соня (Ben Macintyre, Agent Sonya)

Про суперагента советского ГРУ Урсулу Кучински, псевдоним Соня, можно написать сто книг, и ни одна не будет скучной. Бен Макинтайр, британский автор шпионских исторических бестселлеров, не упустил ни одной возможности сделать свою книгу о Соне захватывающей.

Бен Макинтайр, Агент Соня (Ben Macintyre, Agent Sonya)

Ирина Бороган

Макинтайр получил разрешение семьи использовать личные свидетельства и письма Урсулы, в своей работе он также использовал файлы МИ5 и немецкие архивы.

Урсула в 1936 году

Еврейка из Германии, в юности вступившая в коммунистическую партию, Урсула прожила несколько жизней. Первую, как жена архитектора и агент ГРУ в Шанхае, вторую — как уже опытный сотрудник советской разведки, которому было доверено обучать других агентов в Швейцарии, третью — в английской деревне как мать троих детей, рожденных от разных отцов. Никто из ее соседей не поверил бы, что эта домохозяйка в Оксфордшире была связной Клауса Фукса – физика, передавшего СССР важнейшую информацию об американском атомном проекте. Как пишет Макинтайр, где-то в английских полях до сих пор лежит радиопередатчик Урсулы, который она закопала перед своим побегом в ГДР. В Германии началась ее четвертая жизнь – автора бестселлеров для юношества, или как мы говорим сейчас, для young adults, — которые она выпускала под псевдонимом Рут Вернер.

Взрослая жизнь Урсулы началась с участия в демонстрациях рабочих в Берлине, но и спустя десятилетия ее темперамент не угас: уже в 1989 году возрасте 82 лет Урсула стояла на трибуне перед толпой и говорила о необходимости реформировать коммунистическую партию.

Макинтайр описал в красках страстную натуру Урсулы. Ее роман со знаменитым советским разведчиком Рихардом Зорге (именно он и завербовал ее для работы на ГРУ), мог бы стать сценарием фильма, и это было бы роуд-муви, поскольку мотоцикл играл особую роль в их отношениях.

Но, конечно, Макинтайр — серьезный автор, и книга состоит не только из интригующих подробностей личной жизни агента Сони. Макинтайр описывает, как жила и работала обширная сеть агентов ГРУ в Европе и в Китае в 1930-е годы, а потом проводит своих героев через все круги ада, включая сталинские лагеря, куда многие попали просто потому, что были иностранцами, невзирая на все заслуги перед советской разведкой. Но и тут он не ставит финальной точки, а рассказывает нам, что произошло с этими людьми после смерти Сталина. Кто-то перебежал к британцам, полностью разочаровавшись в СССР, а кто-то, как первый муж Урсулы, талантливый архитектор, продолжил укреплять дело социализма уже в ГДР.

Книга полна симпатии к этим гениальным идеалистам, и печальной иронии. Когда Урсула после успешного побега из Великобритании начала работать в департаменте пропаганды правительства ГДР, где она писала пресс-релизы и редактировала выпуски «Бюллетеня против американского империализма», она получила выговор за несоблюдение правил секретности. Начальство заметило, что она оставила какие-то бумаги на ночь на столе вместо того, чтобы запереть их в сейф. За двадцать лет шпионажа Урсула не провалила ни одного задания, успешно пройдя допросы в МИ5, которая подозревала в ней советского агента, и смогла убежать с тремя детьми прямо из-под носа британской контрразведки. Регулярно встречаясь с агентами в разных странах, она несколько раз в неделю передавала информацию в Центр, используя радиопередатчик, и никто об этом не догадывался. Но для восточногерманской бюрократии имели значение только маразматические правила, которые непонятно кто и зачем установил. Когда она написала мемуары, цензор из «Штази» велел ей вычеркнуть все детали ее романов с разными мужчинами – и Урсула отказалась.

Книга, в конце концов, вышла и стала одним из главных источников информации о жизни агента Сони, дослужившейся до звания полковника ГРУ.

Урсула Кучински умерла в 2000 году, и вскоре после ее смерти Путин подписал указ о награждении ее орденом Дружбы народов.

В возрасте 84 лет Урсуле разрешили приехать в Великобританию, чтобы представить свои мемуары: британское государство не видело смысла воевать в войне, которая давно закончилась. Ее лучший агент Клаус Фукс в 1950 году был арестован за шпионаж в Великобритании, отсидел девять с половиной лет из четырнадцати, был досрочно освобожден за примерное поведение, после чего спокойно уехал в ГДР. Нам это кажется немыслимым: как можно выпустить человека, передавший секреты ядерной бомбы СССР.

Несмотря на эти проявления гуманизма (которые их противники в Холодной войне наверняка посчитали бы слабостью), мы точно знаем, что проиграло и распалось совсем другое государство — СССР, которому гуманизм не был присущ ни в какой мере.

Сегодня, когда подростку из Канска дали пять лет заключения за расклейку листовок и игру в компьютер, обвинив в терроризме, руководителям российских спецслужб не мешало бы об этом подумать.

Agentura.ru 2022

Готова ли Россия к дефициту технологий

В то время как мир с трепетом следит за появлением все новых российских войск на границе с Украиной, крупнейшие российские компании с таким же трепетом смотрят на свои департаменты информационных технологий.

Готова ли Россия к дефициту технологий

Суперкомьютер Сбера Cristofari на базе Nvidia

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

США дали ясно понять, что новые санкции повлияют на импорт технологий в Россию, и ожидается, что эффект будет серьезным.

На первый взгляд, Россия хорошо подготовлена ​​именно к такого рода санкциям: Кремль годами проводит политику импортозамещения западных технологий, вводя всевозможные стимулы и наказания для государственных корпораций и госорганов, чтобы побудить их перейти на программно-аппаратное обеспечение российского производства.

На этом фронте есть определенные результаты — прямо сейчас государственные органы и госкорпорации выстроились в очередь, по данным «Коммерсанта», для тестирования аппаратных решений на базе микропроцессоров «Байкал-М», которые производятся и разрабатываются в России.

В то же время Сбер, крупнейший государственный банк России, только что провел технологические учения, имитирующие последствия расширенных западных санкций на случай, если техническая инфраструктура банка будет отключена от поддержки со стороны таких гигантов, как Microsoft, Oracle, Intel, Nvidia и SAP.

Результаты, похоже, оказались настолько неоднозначными, что Сбер спешит теперь приобрести западное оборудование, включая серверы и оборудование для хранения данных, а также программное обеспечение, пока они еще доступны, до введения санкций. Сбер не теряет времени даром: уже известно, что банк выделил $31,8 млн только на софт Vmware, поставщика ПО для промышленных облачных вычислений.

Как известно, Cбер — это не просто крупнейший российский банк. Герман Греф, который его возглавляет, был ближайшим соратником Владимира Путина с самого начала. Греф, российский цифровой гуру, уверен, что современные технологии могут исправить в госуправлении то, с чем не справляется традиционная российская бюрократия. И он очень активно пытается использовать свое влияние для того, чтобы сделать российскую цифровизацию реальностью.

Греф превратил Сбер в испытательный полигон для всевозможных онлайн-решений, и если он принимает стратегическое решение покупить компьютерное обеспечение за границей, пока еще можно, другие воспринимают это как очень понятный сигнал.

Кроме того, многие крупные российские корпорации открыто выражают свою озабоченность тем, что российские компьютеры недостаточно надежны для использования в крупных промышленных решениях.

В чем же самая большая российская технологическая проблема?

Узким местом является масштаб: российское ПО и железо хорошо работает в небольших и средних компаниях, но когда речь идет о крупных корпорациях, то есть о больших объемах трафика и данных, — тут возникают проблемы. Одна из них – это надежность и совместимость российских компьютеров с программным обеспечением, другая, например – это большие системы управления базами данных.

Ларри Эллисон, основатель Oracle, однажды заявил: «ORACLE может попасть в Россию только в боеголовке межконтинентальной баллистической ракеты». Эллисон сказал это в разгар холодной войны, когда еще действовали кокомовские санкции (стратегические технологии и техника, которые было запрещено поставлять в ССССР).

С тех пор ситуация сильно изменилась, и начиная с 1990-х гг. Oracle активно начали закупать российские корпорации и государственные учреждения. Сегодня Oracle можно найти практически везде, даже в ФСБ. И ему трудно найти замену.

Это понимают и российские чиновники, и решение, которое они нашли — это не более, чем компромисс: Минцифры продвигает системы управления базами данным PostgreSQL как замену Oracle. PostgreSQL также разрабатывался в США, в Калифорнийском университете, но считается, что, поскольку это бесплатное ПО, на него не будут распространяться санкции.

(Стоит отметить, что ни одна из технологических компаний, упомянутых в этой статье, не является китайской.)

Мало кто сомневается, что Россия – страна профессиональных и классных инженеров, и есть шанс, что со временем она преодолеет проблемы масштабирования. Но ключевое слово здесь — время.

Сегодня жестко регулируемая российская промышленность должна соблюдать квоты, установленные правительством на поэтапное импортозамещение для государственных компаний и организаций. В 2021 году доля российского оборудования была установлена на уровне 50% (не все компании cмогли сделать это даже под огромным давлением правительства), в этом году предполагается «заместить» 60%, а в следующем — 70%.

Даже этот оптимистичный сценарий ясно показывает, что при новых западных санкциях контролируемый государством сектор не сможет удовлетворить как минимум 40% своих технологических потребностей.

Это огромный разрыв. Даже если китайским компаниям дадут полный зеленый свет, они не смогут так быстро заполнить образовавшийся провал.

Есть множество факторов, которые Путин должен учесть, прежде чем начать новую авантюру на Украине. И возможный дефицит технологий — это безусловно, один из них.

Опубликовано на английском в CEPA

Agentura.ru 2022

ФСБ как МИД 2.0

Пока Вашингтон и Москва продолжают публично угрожать друг другу из-за возможной войны на Украине, одна российская государственная структура продолжает продуктивно и демонстративно сотрудничать с американцами. И это, как ни странно, Федеральная служба безопасности (ФСБ).

ФСБ как МИД 2.0

Андрей Солдатов

В январе ФСБ арестовала 14 членов хакерской группы REvil, чьи атаки нанесли ущерб на миллионы долларов, и спецслужба заявила, что сделала это по просьбе правительства США. (В ноябре Государственный департамент США объявил вознаграждение в размере 10 миллионов долларов за любую информацию, которая поможет установить личность тех, кто связан с группой.) Действия ФСБ против REvil широко освещались в России; агентство даже опубликовало видео арестов хакеров.

Неделю спустя, 22 января, ФСБ задержала другого известного российского хакера — Андрея Новака, лидера группировки Infraud Organization, киберпреступного форума, на котором прокручивались украденные данные кредитных карт. Новак разыскивается ФБР с февраля 2018 года.

Означают ли все эти новости, что Москва, наконец, готова сотрудничать с Вашингтоном в борьбе с российскими киберпреступниками?

Короткий ответ: все это не так просто. То, что мы видим, является не столько демонстрацией своей доброй воли Западу, сколько попыткой ФСБ подтвердить свой растущий статус главной силы российской внешней политики — пока позиции Министерства иностранных дел продолжали слабеть.

И действительно, последнее время российские дипломаты выглядят довольно бледно. Уже несколько месяцев министр иностранных дел Сергей Лавров и его подчиненные, похоже, делали все, чтобы показать всему миру, какими грубыми и ненадежными они могут быть в кризисной ситуации. Риторика МИДа колебалась между упреками США в «хамстве» по отношению к России, до призыва к Великобритании прекратить «распространять чушь и сосредоточиться на изучении истории татаро-монгольского ига».

В ноябре министерство пошло дальше обзывательств и опубликовало конфиденциальную переписку с Францией и Германией по Украине — 28 страниц дипломатических документов. (Этот шаг очень напомнил знаменитое решение наркоминдела Льва Троцкого опубликовать тайных договоров царского правительства и временного правительства в 1917 году — «истинные цели и причины первой мировой войны»).

Случившееся не способствовало улучшению репутации МИД, как ведомства, с которым стоит вести серьезные переговоры. Западные дипломаты давно знают, что с МИДом не имеет смысла разговаривать по поводу Украины — эта проблема явно не входит в компетенцию ведомства. Но когда в декабре Путин выдвинул свой ультиматум НАТО, дипломаты заметили, что чиновники МИДа, посланные на переговоры, похоже, не имели представления о следующем шаге Кремля.

На этом фоне влияние ФСБ как игрока во внешнеполитическом поле системно растет уже несколько лет. Уже две предыдущие администрации США активно общались с ФСБ на самом высоком уровне. В феврале 2015 года Администрация Обамы принимала директора ФСБ в Вашингтоне на саммите о борьбе с терроризмом. А три года спустя, при Дональде Трампе, руководители всех трех российских спецслужб — ФСБ, СВР и ГРУ — приезжали в Вашингтон на переговоры.

ФСБ умело использует свою роль ведущего российского агентства по борьбе с терроризмом для расширения своего мандата. Недавние аресты еще больше укрепили имидж ФСБ как агентства, которое работает, пока другие ведомства выглядят или слишком политизированными, или просто исполнителями политики, на формирование которой они не имеют никакого влияния, или, как многие подозревают, их просто не ставят в известность о том, в чем же состоит план действий.

Тем не менее, рамки сотрудничества, в которых готова действовать ФСБ, четко ограничены. Крайне маловероятно, что ФСБ когда-либо позволит ФБР допросить кого-либо из арестованных хакеров, и точно не идет речь об их экстрадиции в США. А в сентябре, когда ФСБ арестовала по обвинению в шпионаже Игоря Сачкова из Group-IB, стало понятно, что ФСБ очень тщательно позаботилась о том, чтобы щекотливая информация о российских криминальных хакерах, в том числе об их связях с спецслужбами, оставалась внутри страны.

Мало кто забыл, что российские спецслужбы были несколько раз пойманы за руку на сотрудничестве с хакерами, и спецслужбы участвовали в атаках на штаб Демократической партии во время выборов в США в 2016 году.

Сотрудники ФСБ также засветились в событиях на Майдане на Украине. И именно ФСБ пыталась отравить оппозиционного политика Алексея Навального* — поэтому директор агентства Александр Бортников находится под санкциями США с марта 2021 года. И, наконец, это ФСБ занимается преследованиями активистов в России, а также отвечает за точечные репрессии против элиты — излюбленный способ Кремля по контролю общества.

Отношения между Россией и Соединенными Штатами вряд ли улучшатся в обозримом будущем, и на этом фоне ФСБ ловко позиционирует себя как серьезный посредник в вопросах, которые действительно важны для обеих сторон.

И это бросает вызов всем демократиям. Как разговаривать с авторитарными режимами, если единственным надежным партнером у таких режимов является ведомство, отвечающее за репрессии?

Опубликовано на английском в Washington Post

Agentura.ru 2022

* внесен(a) российскими властями в список «террористов и/или экстремистов»

Что ГБ докладывает Путину

ФСБ каждый день снабжает своими материалами Владимира Путина – от аналитических сводок по социально-политическому положению до деталей конкретных операций. Это традиция началась в первые годы советской власти. Именно органам госбезопасности практически с первого дня существования коммунистического режима было поручено информировать Кремль о положении в стране.

Что ГБ докладывает Путину

Есть одна процедура на Лубянке, которая повторяется каждый день: руководитель одного из управлений в Центральном аппарате назначает своего офицера дежурным по объединенной сводке. Ранним утром следующего дня этот офицер должен прийти на службу в костюме, при полном параде, и явиться в определенный кабинет. Там он получает заветную папку в руки, над которой всю ночь работали сотрудники, сводя рапорты всех служб ФСБ в единый документ. В эту сводку входит «все что происходит в стране с точки зрения ФСБ», как выразился один сотрудник.

После этого офицер начинает собирать подписи у начальников Служб, то есть ключевых подразделений ФСБ. Он должен обойти самые главные кабинеты в домах 2 и 1/3 на Лубянке, и получить визы генералов на тех частях сводки, за которые отвечают их подразделения. Визы ставятся только карандашом. На этом роль дежурного офицера заканчивается. Дальше папка отправляется в путешествие за пределы Лубянки — и оказывается в конце концов на столе Владимира Путина.

Это не единственный документ, который ФСБ направляет президенту. ФСБ регулярно снабжает своими материалами Владимира Путина – информируя его даже о деталях конкретных операций. Эти рапорты уходят президенту из Управления делами ФСБ (УД ФСБ) с грифом «Совершенно Секретно. Только лично. Президенту Российской Федерации Путину В.В.».

Это очень давняя традиция, которая началась в первые годы советской власти. Именно органам госбезопасности практически с первого дня существования коммунистического режима было поручено информировать Кремль о положении в стране.

Создание системы информирования в ВЧК-ОГПУ

Уже с момента организации ВЧК в число трех основных отделов комиссии был включен информационный — с задачами сбора политической и оперативной информации. В информационный отдел поступали отчеты о деятельности чрезвычайной комиссии, копии протоколов заседаний ЧК, допросов, характерных «контрреволюционных документов», подпольные агитационные листки, газеты, журналы.

С 1 декабря 1918 года приказом ВЧК предусматривалось, что уездные ЧК направляют вышестоящим органам сведения о «контрреволюционной агитации кулаков, попов и прочих белогвардейцев, пристроившихся в деревнях». Сведения из уездов должны были поступать в губернские органы каждые две недели, из губерний в ВЧК — ежемесячно.

Через полгода, в июне 1919 года на Третьей Всероссийской конференции ЧК сбор информации было предложено возложить на Секретный отдел и секретно-оперативные отделы губчека. В приказе ВЧК от 3 июня 1919 года говорилось: «Все поступающие в стол информации и связи сведения систематизируются и делятся на достоверные и недостоверные, разрабатываются им в краткие и ясные сводки, который заведующим секретно-оперативным отделом пересылаются еженедельно в Секретный отдел ВЧК».

ВЧК подготовила «Руководство губернским ЧК для составления сводок». В преамбуле указывалось: Приведенный в порядок, присланный из провинции материал, подвергнется научной обработке, путем которой будут установлены постоянно действующие условия развития того или иного явления, частая повторяемость явлений, зависимость одних явлений от других, словом, предложено сделать такой анализ статистических данных и сведений, который бы дал возможность прийти к справедливым выводам». Далее в «Руководстве …» предлагался ряд вопросов: «Точные данные по вопросам политическим, военным, продовольственным, транспортным, экономическим».

ВЧК также разработала схемы двух видов сводок. Сводка «А» отражала политико-экономические и военное состояние губерний и предполагала возможно большее описание конкретных фактов и событий. Сводка «Б» предназначалась для информировании ВЧК о повседневной работе ЧК. Сюда включались сведения о личном составе ЧК, статистических сведениях по видам контрреволюционных преступлений, количестве арестованных и осужденных по приговорам ЧК и трибуналов.

Масштабный кризис 1921 года, на который пришлись Тамбовское и Кронштадтское восстания, а также голод, заставил Политбюро поручить ВЧК начать информирование руководства страны относительно реального положения в стране.

Уже 14 января 1921 года в ВЧК создается секретно-оперативное управление, информационный отдел которого занимался организацией информационной работы по освещению политического и экономического положения страны. Такая же функция осталась за этим подразделением и после реорганизации ВЧК в ГПУ. Информационный отдел обрабатывал и систематизировал материалы, получаемые с мест в виде сводок о политическом и экономическом положении страны, и на их основе составлял обобщенные информационные сводки.

16 марта 1921 года Дзержинский запросил у Менжинского справку о постановке дела государственной информации ВЧК. К тому времени ВЧК ежедневно поставляла информационные сводки об оперативной обстановке в стране. Сводки рассылались в несколько адресов: ЦК РКП(б), Совнарком, Наркомвоен и другие заинтересованные ведомства.

17 марта 1921 года вышел в свет циркуляр ВЦИК и ЦК РКП (б) о госинформации, в котором предусматривалось создание троек по государственной информации в составе представителей губкома, губисполкома и губчека. В этот орган должны были собираться сведения, полученные в губисполкоме, губпрофсовете, губкоме, губвоенкомате, чрезвычайных комиссиях и оформляться в виде документов-сводок.

19 апреля 1921 года ВЧК распорядилась сформировать на местах аппараты государственных информационных троек. Заместитель председателя ВЧК И. Уншлихт подписал 12 мая 1921 года приказ N132 «О порядке составления госинформсводки», согласно которому всем губчека и особым отделам предписывалось с помощью информационных аппаратов гражданских и военных учреждений в официальном порядке сообщать сведения о политической ситуации в губернии. Указанные ведомства должны были раз в три дня сообщать губчека такого рода сведения, которые обрабатывались в ЧК, а затем коротко, телеграфно передавались в ВЧК.

Ленин в письме к Ф. Дзержинскому от 3 декабря 1921 года просил составить списки «надежных товарищей с хорошим стажем из членов исполкома, губчека и т.д. по 1-2 на губернию». Только в 1921 году на имя В.Ленина было направлено информационных материалов объемом в 115 тыс. страниц.

ВЧК подготовила «Инструкцию по госинформации», подписанную И. Уншлихтом 14 сентября 1921 года. Она закрепляла состав «тройки» (заведующий информацией губЧК, по одному представителю от советских и партийного органа на общественных началах). Члены «тройки» должны были разделить между собой потоки информации. За их правильность они отвечали персонально.

Система государственной информации постоянно совершенствовалась. Уже 7 февраля 1922 года заместитель председателя ВЧК И. Уншлихт подписал новую инструкцию Информационного отдела ВЧК о государственной информации и перечне вопросов, которые подлежали освещению в сводках.

С реорганизацией ВЧК в ГПУ политбюро ЦК РКП(б) на заседании 23 января 1922 года приняло особое постановление: «Центр деятельности ГПУ должен быть сосредоточен в постановке дела осведомления внутренней информации и изучения всех контрреволюционных и антисоветских деяний во всех областях». В соответствии с этим решением 24 июля 1922 года появился циркуляр НКВД и ГПУ о сосредоточении политико-экономической информации в органах ГПУ.

Ведение секретной отчетности возлагалось исключительно на органы ГПУ. Госинформстройки ежемесячно должны были освещать: «Организован ли контроль за исполнением действий и распоряжений правительства и местных властей, результаты контроля, а также предание суду нарушителей, развитие преступности в связи с НЭПОМ».

Госсводки шли под грифом «Совершенно секретно», «Лично», имели свой номер; секретарю губкома — с обязательной сопроводительной запиской, где указывалось, что сводка направляется для сведения. Периодичность составления госсводок 1 — 2 дня, объем 1 — 2 печатные страницы. В левом верхнем углу отмечалось, что сводка идет по линии государственной информации.

К 1922 году формально завершилось формирование системы государственной информации, главным поставщиком которой должны были быть органы госбезопасности.

Документы информподразделений госбезопасности направлялись по списку заинтересованным лицам, но прежде всего, партийному и советскому руководству. До 1923 года сводки, бюллетени, доклады чекистских органов находились в постоянном распоряжении партийных и советских инстанций.

С 1923 года материалы должны были возвращаться адресатами в ГПУ. Губернские и окружные отделы ГПУ неоднократно обращались в губкомы КП(б)У: «Нами Вам ежемесячно направляются политобзоры, которые являются исчерпывающими. Вместе с тем, просим возвращать все ранее присланные Вам доклады и сводки, которые согласно указанию центра, после их использования Вами, должны находиться только у нас».

В конце 1925 — начале 1926 года ЦК ВКП(б) были приняты меры к ужесточению порядка использования и хранения секретных документов ГПУ — ОГПУ. В числе прочих мероприятий указывалось: «Впредь по использовании аккуратно возвращать в ГПУ их обзоры и сводки не позднее 1,5 месяцев со дня получения».

Установлен был следующий порядок использования материалов: при поступлении в окружной комитет партии их принимал заведующий общим отделом и направлял через секретный журнал заведующему информационным подотделом под его личную расписку.

Видимо, конспирация в данном случае диктовалась политическими мотивами.

Все сводки имели гриф «Секретно» или «Совершенно секретно», соответствующий номер, составлялись в определенном порядке, рассылались по списку, подписывались начальниками подразделений и руководством местных чекистских органов.

К 1925 году сводки стали именоваться «политико-экономическими обзорами».

В 30-е годы эта информативная служба охватила всю страну. ИНФО готовил сводки для высшего руководства страны.

Сталин получал первый номер, Троцкий, потом Склянский — второй номер, Каменев —третий номер, четвертый номер получал Молотов. Ворошилов получал тридцатый номер. По данным Александра Сахарова, всего было около сорока экземпляров.

Количество сводок по специальным поводам постоянно росло. Так, для Сталина даже регулярно готовили «Сводку важнейших показаний арестованных по ГУГБ НКВД», в которой приводились краткие данные по делам арестованных и конспективно излагались их показания.

Структурные подразделения ОГПУ-НКВД, готовившие сводки

  • Информационный отдел ИНФО ОГПУ (входил в состав СОУ (Секретно-оперативного управления ОГПУ) – руководители: Ашмарин В.Ф. (до революции – секретарь издательства московских символистов «Мусагет»), потом Прокофьев Г.Е.

Согласно приказу № 14/228 от 5.12.1922 года ИНФО состоял из трех отделений:

  • госинформации,
  • секретной информации и
  • иностранной информации.

Из докладной записки начальника ИНФО Прокофьева «О работе отдела на 1 июня 1924 года» понятно, что в Отделе существовал штат референтов, занимавшихся обработкой материалов и подготовкой в том числе обзоров о политэкономическом состоянии СССР. Кроме того, в ИНФО существовал штат инспекторов, основной функцией которых являлась проверка информационной деятельности губотделов на местах.

По причине параллелизма в работе, приказом АОУ ОГПУ № 252 от 4.11.1925 года Отдел политконтроля и ИНФО были объединены в один отдел:

  • Отдел информации и политконтроля (ИНФО и ПК) — руководитель Прокофьев

На 1929 год Отдел информации и политконтроля ОГПУ состоял из 8 отделений и насчитывал 95 сотрудников.

  • В 1931 году ИНФО и ПК влился в Секретно-политический отдел (СПО)

Начиная с 1931 года, с объединением ИНФО и Секретного отдела в единый СПО информацию о политическом положении в стране слал в ЦК – СПО, а также и другие отделы по своим линиям работы, в том числе ИНО (разведка).

Информирование о события в мире

Сводки ИНО ОГПУ рассылались строго ограниченному кругу лиц по списку с пометкой «Только для информации, не для прессы». Документы фиксировали различные сведения о событиях в Советской России, добываемые разведкой за рубежом.

Сводки готовила служба ИНФО ИНО ОГПУ. Активно работая в 20-х годах и начале 30-х, она была ликвидирована в 1937 году.

До 1943 года разведка не имела права вести аналитическую работу с информацией, поступавшей из-за рубежа.

7 декабря 1943 года в составе Первого управления НКГБ (разведка) был создан Информационный отдел ИНФО. Возглавил новый отдел М. Аллахвердов. ИНФО состоял из пяти отделений (направлений). Четыре из них определялись по географическому принципу. Пятое имело справочные функции. Было создано бюро переводов, где работали всего семь сотрудников, была образована группа спецсообщений. Если в ИНФО первоначально работал 41 сотрудник, то к концу войны Информационный отдел имел уже девять направлений и насчитывал 126 человек.

Среди тех, кто служил в ИНФО, были будущий первый заместитель министра иностранных дел Г. Корниенко, А. Ковалев (позже он заведовал отделом стран Западной Европы в МИД СССР), будущий посол по особым поручениям и начальник управления МИД СССР Л. Менделевич, генерал-лейтенант В. Павлов, В. Кучин, выступавший переводчиком на Нюрнбергском процессе над военными преступниками. Елизавета Зарубина руководила группой спецсообщений.

ИНФО дважды в месяц предписывалось выпускать разведсводки для руководящего состава НКГБ, готовить информационные задания для резидентур. Информационно-аналитическое подразделение также занималось подготовкой материалов для руководства страны.

Первые послевоенные годы ИНФО, вместе с разведкой госбезопасности, «кочевало» из стен НКВД в МИД и МГБ. Лишь в середине 1950-х годов появилось самостоятельная группа и служба ИНФО в рамках внешней разведки Комитета госбезопасности.

От службы требовали передавать руководству только фактический материал без какой-либо аналитической работе с ним.

Послевоенный период: система КГБ

В середине 1980-х за подготовку ежедневных сводок руководству страны отвечала Группа оперативного информирования (ГОИ) КГБ (после 1991 года ГОИ сохранилась в составе ФСБ). Было несколько видов рассылки, в том числе самому высшему руководству. Это была так называемая «малая рассылка» — Горбачеву, Рыжкову и Лукьянову.

Старший инспектор Инспекторского управления КГБ СССР С.С. Дворянкин приезжал к семи часам утра на Лубянку, визировал сводки, после чего они направлялись в Кремль. Согласно воспоминаниям Дворянкина, «… тут были материалы разведки и контрразведки, данных подразделений технического контроля и военной контрразведки…»

С 1987 по 1989 год ежеквартально на имя Горбачева по его поручению из КГБ СССР направлялась специальная аналитическая сводка за подписью председателя Комитета госбезопасности, до 1988 года — Виктора Чебрикова, а затем Владимира Крючкова.

«Этот документ готовился специально созданной группой высококвалифицированных аналитиков. При этом использовался самый широкий спектр источников информации — как агентурно-оперативных, полученных разведкой и контрразведкой, так и открытых (социологические следования, публикации в советских и зарубежных СМИ и так далее)», —писал Кобяков, в 1986-1988 годах начальник второго отдела Пятого управления КГБ СССР, а в 1988-1991 годах — офицер действующего резерва в ЦК КПСС и администрации президента СССР.

До 1989 года у КГБ не было собственного аналитического аппарата. Вот как описывает эту ситуацию Вадим Бакатин: «До прихода в КГБ я был уверен в огромных интеллектуально-аналитических возможностях этой организации. Скажу прямо, меня ждало разочарование. Только чуть более года назад было создано Аналитическое управление, которое не успело встать на ноги. Деятельность информационно-аналитических подразделений, существовавших практически в каждом управлении, и ряда научных институтов никем по-настоящему не координировалась. Почти необработанные информационные потоки сходились на столе Председателя КГБ, который отбирал, какая информация достойна внимания высшего государственного руководства. После того как я первые дни в КГБ получил буквально горы всевозможных, как скоро выяснилось, во многом повторяющихся, сводок, как правило, дающих те сведения, которые уже прошли по средствам массовой информации, я понял прежде загадочное для меня поведение моего предшественника. Где бы ни находился Крючков (на сессии, на съезде, на заседании Совета Безопасности), всегда ему в чемодане приносили гору бумаг, и он сидел и спокойно читал, расписывая резолюции. Только сейчас я оценил этот по своему рациональный стиль. <…> Мыслить широкими политическими категориями разрешалось только на Старой площади, а роль КГБ сводилась в первую очередь к постановке первичных данных и реализации уже принятых решений».

Информация, добываемая КГБ, докладывалась в различные отделы ЦК, в частности в сектор органов ГБ государственно-правового отдела ЦК КПСС и другие подразделения. И только там делались аналитические выкладки.

15 сентября 1989 г. в КГБ СССР была создана Служба оперативного анализа и информации (СОАИ) КГБ СССР, которую возглавил Валерий Федорович Лебедев, сотрудник Пятого управления КГБ, позднее консультант при председателе КГБ.

Это была большая победа Лубянки.

Постсоветский период

30 октября 1990 года на основе СОАИ КГБ СССР было образовано Аналитическое управление КГБ СССР, в котором оказалось подразделение, готовящее сводки руководству страны.

После образования ФСБ в 1995 году спецслужба сохранила за собой задачу информирования президента о происходящем в стране. В законе «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» первая функция, которая возложена на Службу (п. «а» ст. 12) — «информировать президента и председателя правительства России и по их поручению федеральные органы государственной власти, а также органы государственной власти субъектов РФ об угрозах безопасности Российской Федерации».

Аналитическое управление превратилось в Службу оперативной информации и международных связей ФСБ (Пятую службу), с правом прямого доклада президенту.

Смотрите также:

Источники:

  • Собинфо
  • Документы органов государственной безопасности УССР 1920 – 1930-х годов: Источниковедческий анализ / Роман Подкур, Виктор Ченцов Тернополь 2010 / Национальная академия наук Украины Институт истории Украины/ Отдел по разработке архивов ВУЧК – ГПУ – НКВД – КГБ
  • За кулисами путча. Российские чекисты против развала органов КГБ в 1991 году / Андрей Пржездомский
  • «Совершенно секретно: Лубянка Сталину о положении в стране в 1922-1934 годы»

Agentura.ru 2022

По данным Der Spiegel, немецкие власти собираются выслать из страны сотрудника консульства России в Мюнхене, объявленого персоной нон грата. Его считают штатным сотрудником СВР.

Его раскрыли во время расследования дела российского ученого Ильнура Н., которого немецкие власти подозревают в шпионаже в пользу России.

В июне 2021 года в Германии задержали россиянина Ильнура Н., работавшего научным сотрудником кафедры естественных и технических наук одного из университетов в Баварии. По версии прокуратуры ФРГ, не позднее осени 2019 года россиянин вступил в контакт с российской разведкой и согласился сотрудничать. По данным прокуратуры, он передал офицеру СВР данные об аэрокосмических проектах, в том числе о разработке европейской ракеты-носителя «Ариан», за что получил 2500 евро.

На этой неделе в Высшем региональном суде Мюнхена задержанному ученому предъявили обвинения в шпионаже. Как сообщает Der Spiegel, Ильнур Н. заявил следователям, что не знал, что сотрудничает с российской разведкой. Немецкие прокуроры не смогли привлечь к ответственности офицера СВР, который его завербовал. Воспользовавшись дипломатическим статусом, он уехал из Германии вскоре после задержания ученого.

Источник:Медуза*

* внесен(a) российскими властями в реестр «иноагентов»

Эскадроны смерти: французский опыт

В 1956-61 гг. по Западной Германии прокатилась волна убийств и подрывов, ответственность за которые вскоре стали приписывать таинственной организации «Красная рука».

Эскадроны смерти: французский опыт

Взорванный автомобиль Георга Пухерта © Kurt Weiner /IfS

Андрей Солдатов

В период 1956-61 гг. по Западной Германии прокатилась волна убийств и подрывов. Первая бомба взорвалась 28 сентября 1956 года в офисе бизнесмена Отто Шлютера в Гамбурге. Шлютер отделался ранением, его помощник был убит. Через год, в июне 1957 года, Шлютеру удалось выжить при еще одной попытке покушения – на этот раз бомба взорвалась в его мерседесе, убив его мать и серьезно ранив дочь. В октябре 1958 года в порту Гамбурга был взорван грузовой корабль Atlas. Потом было обстреляно здание посольства Туниса в Бонне, за этим последовал подрыв во Франкфурте автомобиля Георга Пухерта, владельца экспортно-импортной компании в Танжере. Это далеко не полный список жертв, ответственность за которые вскоре стали приписывать таинственной организации «Красная рука» — группе французских поселенцев в Северной Африке, которая взялась таким образом за решение алжирского вопроса. Дело в том, что все жертвы имели прямое отношение к торговле оружием – а Германия во время алжирской войны оказалась основным поставщиком оружия для повстанцев из FLN (Front de Libération Nationale).

На самом деле эти ликвидации проводила не «Красная рука», а штатные подразделения французской разведки Service de Documentation Extérieure et de Contre-Espionnage (SDECE), которым было удобно прятаться за красивым и устрашающим именем.

Матильда фон Бюлоф(Mathilde Von Bulow) — исследователь, специализируется на истории французской разведки времени Алжирской войны (1954-1962). В июне 2008 года в респектабельном журнале о спецслужбах «Intelligence and National Security» вышла ее статья о действиях французских эскадронов смерти в Германии «Myth or Reality? The Red Hand and French Covert Action in Federal Germany during the Algerian War, 1956-61». Фон Бюлоф утверждает, что деятельность эскадронов смерти была не инициативой спецслужбы, а вполне продуманной тактикой тогдашнего руководства Французской республики.

Слухи о том, что за убийствами стоит одна организация, стали циркулировать после первого же подрыва. К 1959 году основным подозреваемым для немецкой прессы стала группа la Main Rouge («Красная рука»). На пресс-конференции 16 апреля 1959 года прокурор Франкфурта Хейнц Вольф заявил, что полиция хотела бы допросить трех человек в связи со смертью Пухерта: все трое, по мнению Вольфа, входили в организацию «Красная рука».

Дело в том, что в марте того же года Вольфу получил анонимный телефонный звонок от предполагаемого члена «Красной руки», который заявил, что Пухерт был лишь последней жертвой в общей сложности десяти атак, проведенных организацией с сентября 1956 года. Информатор сообщил, что лидером группы является бывший полицейский из Марокко Жан Виари, которому помогает в Германии в том числе полковник Мерсье, официальный представитель SDECE при BND. Три месяца спустя полиция Германии стала расследовать заявления, которые сделал Алэн Рой, редактор международного отдела консервативной французской газеты l’Aurore, утверждавший, что на самом деле эти ликвидации не работа «Красной руки», а еще более секретной группы Catena. Еще через несколько месяцев, в ноябре 1959 года, один из предполагаемых членов «Красной руки» Дюрье дал сенсационное интервью Daily Mail, где признал преступления группы за рубежом. Интервью вызвало скандал в Германии и парламентский запрос от оппозиции. Однако когда Дюрье был арестован в феврале 1960 года на немецкой границе, он опроверг все свои заявления, сообщив, что газета неправильно интерпретировала его слова.

Между тем, к тому времени в недрах французской разведки SDECE окончательно оформились два типа операций для предотвращения поставок оружия в Алжир извне.

Первый был назван операции Arma или «armaments». Такие операции должны были с помощью саботажа разрушать каналы поддержки FLN и запугивать бизнесменов, работающих с алжирцами. Для этого подразделения Service Action физически уничтожали суда, перевозящие оружие. В июле 1957 года подводные диверсанты SDECE взорвали два судна в порту Танжера, принадлежавщие компании Георга Пухерта. Та же техника была применена против кораблей Atlas и Marmara. Французская разведка расценивала такие акты саботажа как достаточно эффективные. Судя по воспоминаниям Константина Мельника, только в 1961 году так были уничтожены по крайней мере семь судов. Был и второй тип операций, с кодовым именем Homo – «homicide», для ликвидаций. Тот же Мельник писал, что в 1961 году Service Action «уничтожила» 103 продавца оружия и агента FLN. Большая часть этих убийств пришлась на Северную Африку и Ближний Восток. Однако под удар попали и немецкие продавцы вооружений. Дело в том, что арабские режимы были расположены к немцам еще со времен Первой и Второй мировых войн, и считали их естественными союзниками. Немцы, в свою очередь, быстро отстроили индустрию вооружений после поражения во Второй мировой, а правила для экспорта оружия в Германии были достаточно либеральны.

Любопытно, что тактика спецопераций в Германии не спасла Францию от потери Алжира, но привела к любопытным последствиям во французско-немецких отношениях: ФРГ не только не порвала отношения с Францией, а наоборот, стала ее крупнейшим экономическим партнером.

Как мы знаем, опыт такой политики не был утерян, и через двадцать летбыл повторен испанскими спецслужбами, которые использовали киллеров для уничтожения членов террористической организации ЭТА на территории Франции.

Матильда фон Бюлоф

Матильда фон Бюлоф рассказала нам о том, кто на самом деле стоял за ликвидациями на территории Западной Германии:

— Как вы думаете, почему французские власти выбрали столь жесткую тактику для действий в Германии?

— Было несколько факторов, которые привели к этому решению. Прежде всего, это контекст деколонизации. Между 1954 и 1963 гг французская армия участвовала в жесткой войне против Front de Libération Nationale (FLN – National Liberation Front), задачей которого было освободить Алжир после около века французского доминирования.

Учитывая значимость Алжира для Франции (эта территория конституционно была признана частью Французской Республики, там жили около 1 млн. европейских поселенцев), и последующую потерю Индокитая, армейские круги и многие политики вместе с правительством были крайне заинтересованы в том, что бы Алжир оставался французским.

Когда война с инсургентами FLN была ограничена территорией Алжира, французская армия была достаточно успешна (часто благодаря использованию жестокой и безжалостной тактике не только против инсургентов, но и против населения). Когда же конфликт вышел на международный уровень, ситуация для французов стала осложняться. Ведь армия не могла просто маршировать по чужой территории. К тому времени именно международные связи и контакты FLN рассматривались как наиболее угрожающие для Франции. В большинстве своем французские военные и политики пришли к выводу, что только международная поддержка помогает держаться партизанам FLN. В результате, чтобы покончить с инсургентами, Франция должна была отрезать FLN от их зарубежных источников поддержки, особенно тех, кто снабжал партизан оружием и амуницией.

Чтобы выполнить эту задачу, французские власти использовали разные средства, включая патрулирование алжирских границ, борьбу с теми, кто ищет средства для партизан, дипломатическое давление на те страны, из которых идет наибольший поток помощи повстанцам.

В определенных случаях, когда французы считали, что другие средства не дают желательных результатов, и что риски прямого вмешательства относительно низки, тогда власти санкционировали использование большего количества тайных операций, включая убийства (в основном дилеров оружия или агентлв FLN).

Как позднее испанцы в войне против ЭТА во Франции, так и французские власти решили использовать не ультра-секретные отделы для убийств (как КГБ) а группы со специально придуманными именами. Испанцы использовали GAL, французы – группу «Красная Рука». В обоих случаях это выглядело как специальная пропагандистская тактика: GAL заявили о себе с помощью листовок, «Красная рука» — через СМИ. В чем причина такой публичности?

— Я пишу в своей статье, что «Красная рука» на самом деле лишь сформировала миф. Эта предполагаемая контртеррористическая организация не была замешана или ответственна за убийства и акты саботажа, которые проводились французами во время Алжирской войны. Она не могла этого делать просто потому, что тогда она не существовала (по крайней мере в таком виде). Эти операции проводились французской разведывательной службой (SDECE), или ее департаментом по специальным операциями, Service Action.

Сложно сказать, насколько миф о «Красной Руке» был придуман SDECE специально, чтобы переключить внимание вовне от деятельности Service Action, или этот миф был первоначально создан СМИ, а потом эксплуатировался SDECE и французским государством. В любом случае, миф о «Красной Руке» был очень полезен для французских властей.

Во-первых и прежде всего, миф позволил придумать отличную тактику ухода от ответственности, дал возможность правительству утверждать, что это не его секретные службы несут ответственность за тайные операции. В конце концов, как случалось с очень многими мифами, этот также опирался на кусочек правды. Группа, созданная реакционными французскими поселенцами, и назвавшаяся «Красной рукой», действительно была активна в короткий период на территории французского протектората в Тунисе в начале 1950-х. И не было секретом, что многие из алжирских поселенцев были крайне отрицательно настроены к возможной независимости Алжира, и тоже имели большое желание взять ситуацию в свои руки, если она для них ухудшится. Так что это было достаточно удобно, что такая предполагаемая группа обозленных поселенцев могла существовать. Уже сам миф о «Красной руке» был полезен французам. Публичность, которую вызвали убийства, предположительно организованные «Красной рукой», распространилась по Западной Европе и помогла передать предупреждение всем, кто еще был в бизнесе с FLN. Месседж был прост: перестаньте продавать повстанцам оружие или будет хуже…

— В отличие от испанской тактики, во Франции эти операции были под контролем разведки, а не полиции. Испанские власти использовали полицию как организаторов, так как эти структуры прямо отвечали за контртерроризм, и имели связи в криминальных кругах, где вербовались наемники. Почему французы решили использовать разведку, а не полицию?

— Тайные и специальные операции такого рода были в зоне ответственности Service Action, который был департаментом внутри SDECE. В то же время, эти операции проходили за иностранной территории, так что имело смысл опираться на SDECE/Service Action, чьи оперативники были обучены действовать именно там. Кроме того, планирование и исполнение операций Service Action были прямо связаны с разведывательной информацией, добываемой SDECE. Французская полиция и местные службы безопасности могли собирать информацию на внутреннем фронте (к которым относился и Алжир), но не за рубежом.

— Кто служил в этих отрядах: агенты SDECE, наемники, уголовники, поселенцы?

— По моим данным, это были действующие сотрудники и резервисты SDECE, департамента Service Action, а также таких оперативных подразделений, как 11eme Choc (подразделение военного спецназа). Но фактически мы знаем очень мало о структуре и членстве Service Action.

— Одновременно в Германии действовали советские киллеры. Но немецкие власти более терпимо отнеслись к французам. В чем причина?

— Ну, мы говорим о событиях во время самого «горячего» периода Холодной войны. Советы были главным противником Бонна, в то время как французы – ближайщими союзниками.

Кроме того, обстоятельства вокруг советских убийств в Западной Германии были другими. Например, агенты КГБ Николай Хохлов и Вольфганг Вильдпретт перебежали в ФРГ в 1954 и 1955-м соответственно, и они тогда публично заявили, что были засланы в Германию с заданием убить видных диссидентов (Околовича и Поремского, деятелей НТС, прим. ред.), таким образом ввергнув КГБ в большой скандал. Суд над убийцей КГБ Богданом Сташинским в 1962 году был еще более сенсационным, поскольку он назвал число убийств, организованных СССР до его бегства в 1961 году.

Так что если советские агенты были в распоряжении немецкой полиции, то ни один француз не был задержан, и ни один не вышел на публику с признаниями.

Это не значит, что немецкие власти позволяли или санкционировали деятельность Service Action. По некоторым политическим и дипломатическим причинам, для Бонна было удобнее держаться подальше от любых обвинений французских спецслужб в отсутствие прямых доказательств. В свете Холодной войны (а второй Берлинский кризис случился между 1958 и 1962 гг), и учитывая, насколько французы нервно реагировали на алжирскую проблему, казалось нецелесообразным восстанавливать против себя Париж. Но немецкие полицейские работали и пытались расследовать эти случаи. Но учитывая характер жертв (дилеры оружия и люди, замешанные в контрабанду различных видов), никогда нельзя было окончательно утверждать, что убийства были политически мотивированы. И опять, здесь концепция перекладывания ответственности была очень удобна. Она работала на французов, но не работала на Советы.

— Насколько известно, главной задачей операций GAL было изменить политику Франции в отношении ЭТА. И эта тактика была успешна. Как вы думаете, изменила ли тактика «Красной руки» политику ФРГ в отношении Алжира?

Надо отделять официальную политику по поводу Алжира и мнение отдельных лиц. Официально, правительство в Бонне старалось оставаться нейтральным к Алжирской войне. Это расценивалось как внутреннее дело Франции, и Германия таким образом не имела права комментировать конфликт или вмешиваться в него. Конечно, Бонн не считал нужным помогать FLN каким-либо образом, хотя это движение никогда не считалось в ФРГ террористической организаций (хотя были попытки назвать ее преступной).

Неофициально, я думаю, что акции «Красной руки» действительно помогли надавить на немецкие власти в сторону ужесточения правил для торговли оружием.

Также вероятно, что довольно сенсационная цепь убийств и попыток убийств помогла отговорить немецких дилеров оружия от ведения торговли с FLN и его союзниками. В этом смысле я сказала бы, что французские тайные операции имели успех в краткосрочной перспективе, но не долгосрочной.

Таким образом, это усложнило получение FLN оружия через ФРГ, и заставило повстанцев просто ближе сойтись с Восточным блоком, чему противостоять оказалось намного труднее, поскольку тут пришлось иметь дело не с отдельными личностями, а с правительственными структурами. Более важно, что убийства создали плохое паблисити для французского Алжира. Были ли эти спецоперации организованы «Красной рукой» или Service Action, убийства и саботаж были незаконны и аморальны, они показали СМИ и обществу, насколько грязной стала война в Алжире. С моральной и даже политической точки зрения независимость Алжира теперь рассматривалась как желательная и даже неизбежная возможность.

— Насколько я понимаю, основное различие между испанской и французской тактикой использования эскадронов смерти состоит в том, что испанцы уничтожали своих собственных граждан во Франции, а французы в Германии — немцев. Почему немецкое общество и правительство столь спокойно отнеслись к убийствам своих граждан французскими спецгруппами?

— Я не могу говорить об испанском опыте – я никогда не занималась глубоко этой темой. Что касается Западной Германии, то я могу сказать, что общественное мнение и общество никогда не были толерантны к убийствам, организованным французами на их территории. На самом деле пресса и даже парламентская оппозиция протестовала против этих нарушений немецкого суверинитета. Полиция также активно расследовала эти преступления. Проблема была в том, что полиция находила только обрубленные концы.

Все показывало на французов, но не было доказательств. Как я говорила раньше, в отсутствие прямых улик немецкому правительству было очень сложно обвинить французские власти. Я предполагаю, что личности жертв также могли объяснить это умалчивание со стороны немецких властей. Да, мы имеем дело здесь главным образом с немецкими подданными, но они были людьми, вовлеченными в очень теневую торговую специализацию, они часто имели многократные контакты с преступным миром. Это мешало на уровне расследования исключать возможность, что их убийство или предпринятое убийство были связаны с преступной конкуренцией или местью. Я думаю, справедливо сказать, что немцы, конечно, были озабочены этими событиями, и многие так или иначе обвиняли французов; но что-то с этим поделать было очень сложно. В конце концов, однако, использование этих незаконных и сильных мер оказалось более вредным для французской армии, даже если немецкое правительство сделало очень немного, чтобы предотвратить их.

Смотрите также:

Agentura.ru 2010 - 2022

Гордон Корера, Русские среди нас (Gordon Corera, Russians Among Us)

Книга Гордона Кореры пока еще не издана в России, хотя ясно, что она немедленно стала бы бестселлером. Это история десяти российских нелегалов, которых в 2010 году обменяли в Вене на четырех россиян.

Гордон Корера, Русские среди нас (Gordon Corera, Russians Among Us)

Ирина Бороган

История десяти российских нелегалов, которых в 2010 году обменяли в Вене на четырех россиян, тогда прогремела в основном благодаря Анне Чапман, рыжеволосой привлекательной агентке, которая уделяла светской жизни на Манхэттене намного больше внимания, чем шпионским технологиям и конспирации. Правда, спустя много лет ее полностью затмила история одного из этих четырех россиян — полковника ГРУ Сергея Скрипаля, чудом выжившего после отравления «Новичком» в Солсбери.

Чапман и одну супружескую пару нелегалов из списка десяти — Андрея Безрукова и Елену Вавилову, — часто приглашали в ток-шоу российских телеканалов, где они рассказывали о своей двойной жизни, но их рассказы содержали очень мало информации.

Зато ее достаточно в книге Кореры, получившего доступ  к материалам ФБР, которое следило за каждым шагом русских шпионов с начала 2000-х. Гордон Корера — не новичок в этой теме — он много лет работает корреспондентом BBC по теме безопасности, и за это время написал книгу о британской разведке и еще одну об истории кибершпионажа. Но помимо отличного знания темы, Корера оказался прекрасным рассказчиком.

Автор создает завершенную картину, где представлены все стороны – шпионы, перебежчики и контрразведчики. Главными действующими лицами в книге являются не только нелегалы, которые никаких особых секретов не раздобыли, но также сотрудники ФБР, ЦРУ, ФСБ и СВР, которые участвовали в этой шпионской истории.

Известно, что русских нелегалов раскрыл перебежчик из СВР Александр Потеев, работавший по линии нелегальной разведки в Нью-Йорке и завербованный ФБР в конце 90-х. По возвращении в Москву ценность Потеева возросла – он возглавил отдел нелегальной разведки в США, Канаде и Латинской Америке. Уход Потеева, который сдал не только нелегалов, но целую cеть российских разведчиков в США, нанес огромный ущерб СВР, в том числе и моральный. Это был еще один удар по престижу СВР, тяжело пережившей 1990-е годы, рекордные по количеству перебежчиков.

Но не все было так плохо, считает автор: в России оставались достойные противники западных разведок, например Александр Жомов, который в конце 80-х, будучи молодым оперативником КГБ, обвел вокруг пальца главу резидентуры ЦРУ в Москве. Жомов вступил с резидентом в контакт, представился оперативником КГБ из отдела, который работает против сотрудников ЦРУ, и пообещал передавать ценную информацию. Американцы дали ему псевдоним Пролог, и он оказался символическим – продолжение не просто последовало, оно оказалось суперинтригующим. В какой-то момент Пролог пропал и все решили, что американского агента поймали и расстреляли. На самом деле с самого начала вербовка Жомова была спланированной операцией КГБ – и Жомов, блестящий оперативник, сделал отличную карьеру в контрразведке ФСБ, возглавив департамент контрразведывательных операций ДКРО ФСБ, продолжая специализироваться на противостоянии с американской разведкой.

Именно Жомов разоблачил агентов ЦРУ в разведке: Александра Запорожского, полковника из управления контрразведки СВР, и Геннадия Василенко, отставного офицера КГБ. Cчитается, что именно Запорожский помог раскрыть русского крота в ЦРУ Олдрича Эймса. Тем не менее, Запорожскому еще в 1990е удалось спокойно уехать в США, где на полученное вознаграждение он купил дом в Мэриленде.  По версии автора, Жомов поклялся отомстить предателю и разработал операцию по заманиванию полковника в Москву: план сработал и в 2001-м году Запорожского арестовали прямо в аэропорту.

В расследовании против Василенко, как пишет Корера, присутствовал личный мотив. Василенко, бывший офицер внешней контрразведки КГБ, помог ЦРУ завербовать своего коллегу, а тот вывел американцев на Ханссена – русского крота в ФБР.  На командировочном удостоверении, выданном этому сотруднику, cтояла подпись Жомова.

Когда Василенко оказался в Лефортово, его допрашивал лично Жомов.

В 2010 году Жомов присутствовал при обмене шпионами в Вене, что, конечно, выглядит совершенно кинематографически.

Автор подробно описывает нелегалов и их жизнь в Америке, во многом со слов сотрудников ФБР, которые держали их под круглосуточным наблюдением. Честно говоря, если вы ищете захватывающие истории в духе Ле Карре, то здесь вы их не найдете. Нелегалы по большей части вели очень обывательскую жизнь, работая на довольно низких позициях в бизнесе, часто попадая в нелепые ситуации.

Так, Ричард и Синтия Мэрфи — пара, которая жила в Нью-Джерси с детьми, — находилась в очень сложных отношениях между собой. Cинтия постоянно ругала мужа за то, что он плохой шпион, и не может найти работу, которая поможет им выйти на важных людей. И ругала, видимо, за дело. Внучка Никиты Хрущева, которая преподавала Ричарду (настоящее имя Владимир Гурьев), в нью-йоркском университете «Новая школа», по акценту и поведению сразу идентифицировала его как русского, и очень удивлялась, почему он утверждает, что родился в Филадельфии.

В конце концов, Синтия оставила мужа дома с детьми, а сама пошла работать. Ей удалось стать бухгалтером одного из фандрайзеров Хилари Клинтон, правда, дальше обслуживания его личных счетов дело не пошло.

У самых, как считается, успешных нелегалов Елены Вавиловой (Энн Фоли) и Андрея Безрукова (Дональда Хитфилда), живших в пригороде Бостона, тоже были провалы в легенде. Хитфилд и Фолиговорили всем, что они канадцы из французской части страны, правда, один из соседей, учитель французского, позже рассказал ФБР, что их французский акцент был очень странным. Самым большим достижением Безрукова считается, что он познакомился на конференции с советником по нацбезопасности вице-президента Ал Гора, но, когда Безруков предложил ему партнерство, американец не проявил никакого интереса.

Из группы выявленных русских шпионов выделяется Кристофер Метсос, чья задача была доставлять нелегалам кэш, и автор называет его «путешествующим нелегалом». Метсос – единственный, кому удалось сбежать из отеля на Кипре, где его задержали по просьбе американцев. След его потерялся.

Автор отмечает, что Анну Чапман и еще одного из десяти арестованных — Михаила Семенко, — которые, по сути, нелегалами не являются так как не пытались создавать фальшивые личности. ФБР называет true name illegals. Шансы на успех таких шпионов, намного выше, чем у традиционных нелегалов.

Из книги Кореры можно узнать еще много интересного. Например, какими технологиями пользовалась Анна Чапман, как шпионы используют для связи YouTube и кто писал шифровки невидимыми чернилами между строк книги, поражая американскую контрразведку привязанностью к методам конспирации, которые использовали еще русские революционеры в подполье.

Agentura.ru 2022

Дэвид Оманд, Прицельное мышление (David Omand, How Spies Think)

Издательство «Альпина Паблишер» выпустило книгу Дэвида Оманда, бывшего руководителя британской службы радиоэлектронной разведки GCHQ «Прицельное мышление. Принятие решений по методикам британских спецслужб». Публикуем отрывок из книги о партнерстве американских и английских разведок.

Дэвид Оманд, Прицельное мышление (David Omand, How Spies Think)

Дэвид Оманд, в прошлом директор британской службы радиоэлектронной разведки GCHQ, посвятил свою книгу тому, как принимать верные решения на основании ограниченной, неполной, а иногда и просто недостоверной информации.

Урок 9 Доверие — основа прочных партнерских отношений

Директор американского Агентства национальной безопасности генерал-лейтенант Кен Минихэн благоговейно держал в руках редкое первое издание  Математических начал натуральной философии, когда я напомнил ему одно из моих любимых высказываний Уинстона Черчилля:  Чем дальше вы смотрите назад, тем дальше вы видите вперед. Я показывал ему библиотеку Шевенинг-Хауса в Кенте, этой необычайно красивой официальной резиденции первого класса, выделенной британскому министру иностранных дел. Как директор британского Центра правительственной связи я имел честь занять дом на несколько дней, чтобы провести одно из регулярных совместных заседаний советов Центра и АНБ.

800-летняя история Шевенинга послужила впечатляющим фоном для наших дискуссий о том, как развивать партнерство АНБ и Центра в грядущую цифровую эпоху. И что может быть лучше, чтобы начать обсуждение влияния развития теории чисел на криптографию, чем просмотр математической библиотеки, собранной математиком и изобретателем одного из первых механических калькуляторов Чарльзом Стэнхоупом, владевшим этим домом в XVIII веке. В числе сокровищ этой библиотеки — первые издания оригинальной таблицы логарифмов Непера и новаторские работы Лейбница и Гаусса, не говоря уже об открытиях блестящего Джона Уоллиса, Савилианского профессора геометрии Оксфордского университета, чей портрет висел в кабинете директора Центра правительственной связи в Челтнеме, в ознаменование его тайной роли главного криптографа страны на протяжении 46 лет, с 1643 по 1689 год.

Разведслужбы лучше других усвоили урок о том, что прочные партнерские отношения повышают эффективность совместной работы. Они знают, сколько времени требуется, чтобы создать необходимую репутацию организации, умеющей безупречно обращаться с чужими секретами. Даже самая крупная из наций будет с трудом обеспечивать потребность в разведывательной информации лиц, принимающих решения в мире глобальных угроз, если будет полагаться только на свои собственные ресурсы. В XXI веке офицеры разведки должны научиться думать о том, с какими организациями и странами им придется работать для достижения своих целей. Во всех случаях подобного сотрудничества они должны быть осведомлены об этических взглядах своих партнеров и том правовом режиме, в рамках которого они действуют.

А также и о том, совместимы ли эти указанные параметры с необходимостью поддерживать уверенность в том, что их коллеги будут работать совместно с ними исходя из соразмерности и необходимости действий.

Сопоставимые претензии могут быть высказаны в отношении необходимости доверительных отношений между демократическими правительствами и общественностью, не в последнюю очередь из-за уверенности в том, что широкий цифровой доступ к личным данным граждан не будет использоваться в будущем для наблюдения и контроля их поведения. Законодательство в области прав человека обеспечивает основу для демократии, в рамках которой может быть построено взаимное доверие, но отдельные компромиссы все еще нужны — например, между нашим правом на неприкосновенность частной жизни и нашим правом на безопасность, а также между нашим правом на осуществление свободы слова и нашим правом на защиту от любых публичных проявлений ненависти. Необходимо верить, что эти компромиссы будут достигнуты после осуществления процесса того рационального и зрелого анализа, который отстаивается в этой книге.

Современный глобальный деловой и коммерческий мир является цифровым. Доминирующее влияние в нем обеспечивается небольшим числом очень мощных интернет-мегакорпораций. Демократические правительства нуждаются в активном сотрудничестве с ними и их технических умениях, чтобы разработать способы сохранить интернет открытым, свободным и безопасным пространством. Такое сотрудничество может осуществляться только на основе всестороннего доверия в том смысле, что подобное сотрудничество не будет использоваться в личных или политических целях.

Дэвид Оманд / Paladin group /

Точно так же и в вашей собственной жизни долгосрочное сотрудничество с людьми в конечном счете сводится к способности окружающих доверять вам.

Наиболее прочными являются отношения, основанные на добровольном согласии, а не просто на удовлетворении одних только юридических требований, как это может происходить в случае отсутствия признания долгосрочных взаимных интересов. Совместные инициативы, осуществляемые на добровольной основе, могут сочетать в себе самые мощные особенности различных организаций, приводя к результатам, которые невозможно было бы достичь в одиночку в любой разумный срок. В коммерческом мире мы наблюдаем, что долгосрочные отношения с ключевыми поставщиками повышают качество и стабильность производства. Наличие надежных партнеров за рубежом для управления маркетингом и продажами в регионах, с которыми эти партнеры знакомы наилучшим образом, не только сокращает затраты, но и снижает неизбежные риски, связанные с работой в рамках очень разных культур.

В мире секретной разведки существует пример, который может научить нас, как строить партнерские отношения в условиях доверия, которое на первый взгляд может показаться слишком низким, чтобы сделать такие отношения возможными. Это так называемое соглашение по радио-электронной разведке «Пять глаз», заключенное между США, Великобританией, Канадой, Австралией и Новой Зеландией, в основе которого лежат отношения между Соединенными Штатами и Великобританией. На протяжении более 79 лет безопасность каждой из этих стран была обеспечена и в мирное время, и во времена войн, и продолжает обеспечиваться как следствие данного сотрудничества.

В течение своей карьеры и находясь на разных постах, я видел с близкого расстояния взаимную ценность исключительных отношений между США и Великобританией по сотрудничеству в области радиоэлектронной и другой разведки, а также в областях оборонных технологий, ядерного сдерживания в качестве ядерных партнеров НАТО и — после террористических атак 11 сентября 2001 года — борьбы с терроризмом и построения современной национальной безопасности. Из личного опыта я знаю, что существуют принципы разумного сотрудничества, которые необходимы для поддержания таких отношений. Культура сотрудничества как  позиция по умолчанию  обязана сознательно культивироваться и передаваться из поколения в поколение. В свое время в качестве директора британского Центра правительственной связи я тесно сотрудничал с генерал-лейтенантом Кеном Минихэном, директором американского Агентства национальной безопасности. Мы делились своими идеями о том, как наши организации могли бы наилучшим образом решать оперативные задачи, связанные с выполнением различных разведывательных требований эпохи после окончания холодной войны, и как оседлать огромную волну цифровых технологий, которая приближалась к нам по мере того, как коммерческий мир осваивал и развивал интернет и всемирную сеть. Мы стали и остаемся друзьями — он познакомил меня с его любимым напитком, бурбоном Jeremiah Weed Kentucky, а взамен я приучил его к лучшим односолодовым виски Islay, Skye и Orkney, имеющим, как и я, шотландские корни.

Особенности, делающие отношения разведслужб США и Великобритании работоспособными

Личные рабочие отношения, а также плодотворная совместная работа имеет большое значение для построения прочных партнерских отношений. Когда американская армия прибыла на Западный фронт в 1918 году, в разведывательном штабе генерала Першинга работал блестящий молодой криптограф Уильям Ф. Фридман. Старшие офицеры британского Верховного командования с замечательной предусмотрительностью взяли Фридмана под свое крыло. Фридман узнал не только о первых опытах армейской радиоразведки на Западном фронте, но и о новаторской работе над взломом дипломатических и военно-морских шифров противника, проделанным криптографами Комнаты 40 в Адмиралтействе (как то мы видели в случае с телеграммой Циммермана).

Фридман проникся уважением и доверием к ведущим деятелям британской разведки, в том числе к молодому Алистеру Деннистону из Комнаты 40. Сам Уильям Фридман к началу Второй мировой войны стал ведущей фигурой в американской криптографии. В 1941 году ему было поручено восстановить отношения со своими старыми британскими друзьями, которые к тому времени были собраны в Блетчли-парке под руководством не кого иного, как Алистера Деннистона.

Блетчли-парк

Такая личная дружба, а также профессиональное взаимоуважение между американскими и британскими криптографами способствовали развитию стратегического разведывательного партнерства, которое стало жизненно важным позже в ходе Второй мировой войны, даже несмотря на значительные политические разногласия между британскими начальниками штабов и Объединенным комитетом начальников штабов США. Я был рад узнать, что во время своего визита в 1941 году Фридман был приглашен в мой старый кембриджский колледж Корпус-Кристи, основанный в 1352 году, одним из членов его совета профессором Э.Р. Винсентом, ставшим старшим аналитиком в Блетчли-парке. Этот визит побудил Фридмана записать в своем дневнике:  Здесь стоят в спокойном достоинстве и великой силе здания, посвященные учености и демократическим институтам и достоинству человека.

Уинстон Черчилль, будучи премьер-министром, не забыл о том, что Винсент был одним из тех, кто основал в 1919 году Британскую криптографическую организацию (ставшую затем Блетчли-парком), объединив Комнату 40 адмиралтейства, ответственную за телеграмму Циммермана, и армейский отдел военной разведки, с которым Уильям Фридман работал на Центральном фронте. Я не могу удержаться, чтобы не процитировать письмо Черчиллю 1941 года от ведущих криптоаналитиков Блетчли-парка, в числе которых был пионер вычислительной техники Алан Тьюринг:

Уважаемый премьер-министр,

Несколько недель назад Вы оказали нам честь своим визитом, и мы полагаем, что Вы считаете нашу работу важной. Мы думаем, однако, что Вы должны знать, что поиск ключей к морским шифрам [шифры немецкой машины Энигма откладывается по крайней мере на 12 часов каждый день из-за нехватки обученного персонала и усталости наших дешифровщиков… все, что нам нужно, чтобы исправить ситуацию, — это около 20 обученных машинисток, если мы хотим сделать свою работу так хорошо, как это возможно и должно быть сделано. Поэтому абсолютно необходимо, чтобы наши потребности, какими бы незначительными они ни были, были немедленно удовлетворены.

Ваши покорные слуги,

А.М. Тьюринг, У.Г. Уэлшман, К.Х.О. Александер, П.С. Милнер-Берри

Стюарт Милнер-Берри, один из первых подписантов этого послания, был отправлен в Лондон, дабы лично доставить письмо Черчиллю, поскольку криптоаналитики опасались, что, если письмо будет отправлено по обычным каналам, оно никогда не дойдет до великого человека. Стюарт обманом пробрался мимо вооруженного часового у дома №10 по Даунинг-стрит и смог запугать секретностью дела личного секретаря премьер-министра, и таким образом письмо дошло до Черчилля. Незадолго до прихода в Центр правительственной связи мне посчастливилось встретиться со Стюартом Милнером-Берри, к тому времени посвященным в рыцари и работавшим в казначействе Ее Величества и известным в британских шахматных кругах. Он покинул мир секретов в конце войны, поскольку — как он предупреждал меня — ничто не могло соответствовать интенсивности такого рода деятельности в мирное время.

Тем не менее я остался на своей работе… Письмо, которое он доставил премьер-министру, оказалось жизненно важным для военных действий: копия письма в Национальном архиве свидетельствует, что Черчилль написал на нем:  Действовать немедленно. Убедитесь в порядке чрезвычайной важности, что у них есть все, что они хотят, и доложите мне о выполнении. Все было сделано в течение месяца.

До конца войны Черчилль оставался самым большим сторонником Блетчли-парка, и расшифровки оттуда каждый день доставлялись ему лично с курьерами. История с просьбой криптографов в 1941 году о дополнительных машинистках напоминает средневековую немецкую пословицу, гораздо позже отнесенную к поражению короля Ричарда III в битве при Босворте (и известную русскому читателю в переводе С.Я. Маршака):

Не было гвоздя — подкова пропала.

Не было подковы — лошадь захромала.

Лошадь захромала — командир убит,

Конница разбита, армия бежит.

Враг вступает в город,

Пленных не щадя,

Оттого, что в кузнице

Не было гвоздя.

Другим воспоминанием, которым я дорожу, было мое очень жесткое собеседование с одним из подписантов этого письма Хью Александером (также международным шахматным мастером), когда я поступал на работу в Центр правительственной связи в 1969 году на место главного криптоаналитика. Как я помню, мы спорили об эпистемологических различиях между результатами эконометрических моделей и моделей математической экономики как способов понимания мира. В этом споре он победил.

После окончания Второй мировой войны, когда угроза со стороны Советского Союза стала очевидной, на встрече Объединенного комитета начальников штабов США и Комитет начальников штабов Великобритании было принято решение поддерживать совместное ведение разведки на исключительно высоком уровне. Как отметил британский начальник Военно- морского штаба: Была большая дискуссия о 100%-ном сотрудничестве с США в области сигнальной и радиоразведки. Принято решение, что менее чем 100%-ное сотрудничество не заслуживает существования. 5 марта 1946 года было подписано официальное соглашение о разделе сфер влияния между подразделениями сигнальной и радиоразведки США и Великобритании, которое предусматривало совместное использование сбора и анализа трафика сигналов, криптоанализа и многого другого. В подробных приложениях к первоначальным соглашениям излагались взаимно согласованные жесткие меры безопасности, необходимые для поддержания доверия и обеспечения возможности прямого обмена информацией между партнерами. Это, в свою очередь, означало большую взаимную выгоду, поскольку каждая сторона могла вносить свой вклад в сбор разведывательной информации там, где она могла осуществить его в наилучшей мере (тогдашний глобальный охват служб радиоразведки Великобритании способствовал этому), а также умение разделять задачи обработки, перевода и отчетности, расширяя возможности каждой стороны по освещению глобальных проблем.

Двустороннее соглашение между США и Великобританией по сигнальной и радиоразведке было расширено после корейской войны, и охватило союзников из бывших британских доминионов — Канаду (1948) и Австралию и Новую Зеландию (1956). Это двустороннее соглашение превратилось в соглашение по радиоэлектронной разведке, известное ныне как «Пять глаз», что еще больше увеличило его глобальную ценность.

Широкий охват, предусмотренный странами — основателями соглашения в конце Второй мировой войны, остается таким же и сегодня для «Пяти глаз», хотя терминология, используемая сейчас, относится не к радио, а к интернету — например, анализ трафика называется анализом коммуникационных данных, и большая часть сбора данных осуществляется через широкополосный доступ в интернет. Целые поколения криптографов и технологов выросли вместе в стратегических взаимоотношениях, они одинаково делили успехи и неудачи, они знакомились друг с другом в командировках и при новых назначениях, их семьи стали друзьями, и они готовы доверять друг другу самую значимую информацию и работать вместе над совместными проектами на переднем крае технологий.

Такое глубокое сотрудничество также позволило провести содержательные экспертные обзоры оценок разведывательной деятельности, в том числе с участием представителей США во многих дискуссиях Объединенного разведывательного комитета Великобритании.

Хорошим примером совместной работы стал проект Венона, обеспечивший возможность чтения сообщений КГБ, зашифрованных при помощи одноразовых шифровальных блокнотов. Это привело к раскрытию русских шпионов Дональда Маклина (дипломата, возглавлявшего канцелярию в британском посольстве в Вашингтоне) и Клауса Фукса (ведущего британского физика-ядерщика в американских проектах по созданию атомной и водородной бомб).

Разоблачение этих шпионов было осуществлено благодаря блестящему криптоаналитическому сотрудничеству США и Великобритании, но, увы, парадоксальным образом привело к временному сокращению сотрудничества в атомных исследованиях и в работе агентурной разведки. Это произошло из-за опасений Джеймса Энглтона и некоторых других работников спецслужб, что могут быть и иные, еще не разоблаченные британские предатели.

Издательство Альпина Паблишер «Прицельное мышление. Принятие решений по методикам британских спецслужб», Дэвид Оманд.

Agentura.ru 2022

Главе Республики Алтай Олегу Хорохордину представили нового начальника Управления ФСБ России по Республике Алтай полковника Сергея Минашкина.

В ходе встречи обсуждались вопросы взаимодействия ФСБ и правительства региона в рамках деятельности аппарата оперативного штаба Республики Алтай, региональной антитеррористической комиссии, отделения общества «Динамо».

Сергей Минашкин родился 2 сентября 1974 года. Начал службу в органах безопасности в 1996 году. Имеет различные ведомственные награды. Ветеран боевых действий. До назначения в Республику Алтай проходил службу в территориальных органах безопасности Забайкальского края, Хакасии, Хабаровского края.

Роман Плотников, возглавлявший УФСБ России по Республике Алтай, назначен на должность начальника УФСБ России по Алтайскому краю.

Источник: Новости горного Алтая

Спецслужбы и политическая эмиграция: XX век

Русская диаспора является третьей по величине в мире, уступая только индийской и мексиканской. Это был уникальный шанс для советской разведки, создавшей обширную агентурную сеть из эмигрантов. Но история советского шпионажа — это кровавая история. Оперативники из Москвы десятилетиями безжалостно убивали за рубежом своих бывших соотечественников.

Спецслужбы и политическая эмиграция:  XX век

Исход из России начался очень давно. Евреи начали массово покидать страну еще в конце XIX века, спасаясь от погромов, потом революция и гражданская война создали новый гигантский поток беженцев, а во время Второй мировой миллионы советских граждан оказались за границей и предпочли не возвращаться, опасаясь сталинских репрессий. После войны люди бежали от антисемитизма, а когда границы открылись, возникла экономическая эмиграция.

Это был уникальный шанс для советской разведки, которой удалось создать обширную агентурную сеть из эмигрантов. Именно им она обязана многими своими успехами, включая кражу секретов атомной бомбы. В 1930-х и 1950-х гг. в Нью-Йорке, Париже и Берлине десятки агентов собирали информацию для Москвы.

Но история советского шпионажа — это кровавая история. Оперативники из Москвы десятилетиями безжалостно и методично убивали за рубежом своих бывших соотечественников. Кремль усвоил уроки прошлого: для обеспечения политической стабильности недостаточно железной хваткой держать людей внутри страны, необходимо контролировать эмигрантское сообщество за ее пределами. В советских спецслужбах многие верили, что могущественная Российская империя, с самой мощной тайной полицией в мире, оказалась бессильна перед немногочисленной группой революционеров-эмигрантов, которые в конце Первой мировой войны воспользовались шансом вернуться в страну.

И Кремль, и его спецслужбы не собирались повторять ошибки своих предшественников.

***

Советские и российские органы и подразделения внешней разведки, ответственные за работу с русскими эмигрантами:

1920 г. — ИНО (Иностранный отдел) ВЧК (Всероссийской чрезвычайной комиссии — советской тайной полиции, созданной сразу после революции).

1922 г. — ИНО ГПУ (Государственного политического управления), затем ОГПУ (Объединенного государственного политического управления).

1929 г. — Специальная группа особого назначения СГОН (группа Я. И. Серебрянского) при председателе ОГПУ и 5-й отдел ИНО (эмиграция).

1934 г. — ИНО ГУГБ НКВД (Народного комиссариата внутренних дел).

1936 г. — 7-й отдел ГУГБ НКВД.

1938 г. — 5-й отдел ГУГБ НКВД.

1941 г. — Первое управление НКГБ (Народного комиссариата государственной безопасности).

1945 г. — Девятый отдел (эмиграция) Первого управления НКГБ.

1946 г. — Отдел 10-А (эмиграция) Первого управления МГБ (Министерства государственной безопасности).

1947 г. — Отдел ЭМ КИ (Комитета информации).

1949 г. — Третий отдел Первого управления (внешняя контрразведка) МГБ.

1951 г. — Третий отдел Первого главного управления (внешняя разведка) МГБ.

1953 г. — Девятый, затем Пятый отдел (внешняя контрразведка) Второго главного управления МВД (Министерства внутренних дел).

1954 г. — Девятый отдел Первого главного управления (внешняя разведка) КГБ.

1963 г. — Вторая служба (внешняя контрразведка) Первого главного управления КГБ.

1974 г. — Управление К (внешняя контрразведка) Первого главного управления КГБ. Четвертый отдел Управления К занимался конкретно эмигрантскими организациями.

1975 г. — Девятнадцатый отдел Первого главного управления КГБ.

1991 г. — СВР (Служба внешней разведки).

1992 г. — ГРУ (Главное разведывательное управление) ВС России;

1995 г. — ФСБ (Федеральная служба безопасности).

Как КГБ работал с эмигрантами

Поскольку с проблемой эмигрантов советская власть столкнулась с первого дня своего существования, то для работы с ними госбезопасность множила все новые и новые подразделения — и так на протяжении более пятидесяти лет.

Вот как выглядела эта система к 1970-м гг.:

Пятое управление КГБ отвечало за противодействие идеологическим диверсиям и следило за инакомыслящими. По линии борьбы с эмигрантами роль «пятерки» заключалась в сборе компромата, чтобы иметь рычаги давления на диссидентов в случае их переезда на Запад. «Пятерка» также отслеживала влияние эмигрантских публикаций на диссидентские круги. Его сотрудники в качестве кураторов сопровождали советских артистов в поездках за границу.

Внутри страны республиканские управления КГБ занимались вербовкой приезжающих в СССР иностранцев, а также наблюдали за деятельностью известных эмигрантов — бывших жителей советских республик через своих агентов в таких организациях, как Общество развития культурных связей с эстонцами, проживающими за рубежом.

Для проведения операций за границей, в Первом главном управлении (ПГУ) КГБ (разведка) также имелось несколько отделов, занимавшихся эмигрантами. Служба «А», отвечавшая за дезинформацию за рубежом, — на сленге КГБ «активные мероприятия» — распространяла о видных эмигрантах грязные слухи и сплетни. Управление «К», которое занималось внешней контрразведкой, чьей главной задачей было разоблачение двойных агентов, также должно было выявлять перебежчиков и несанкционированные контакты советских граждан за границей с эмигрантской средой.

Четвертый отдел Управления «K» рассовывал дезинформацию по эмигрантским СМИ: это делалось через агентов, внедренных в зарубежные эмигрантские организации, включая радиостанции «Голос Америки» и «Свобода». Чтобы шпионить за эмигрантами на местах, в легальных резидентурах КГБ несколько сотрудников работали по «линии ЭМ»: «линия» означала сферу деятельности, а «ЭМ» — эмиграцию. (По этой терминологии, «линия ПР» означала политическую разведку; «линия Х» — научно-технический шпионаж и так далее). Только в США ситуация была немного иной. В американской резидентуре не было «линии ЭМ», так как разработку эмигрантского сообщества в этой стране Москва, видимо, считала настолько важной, что эта задача стояла перед всеми офицерами политической разведки.

Вот как работала эта система на практике: в 1966 г. примерно в 20 километрах от побережья Калифорнии с борта советского разведывательного судна спрыгнул советский моряк Юрий Марин. Американский военный корабль подобрал его и доставил на берег. Вскоре ему предложили стать инструктором в Русском институте Армии США в Гармише, который всегда нуждался в новых беглецах из Советского Союза, чтобы снабжать своих студентов (дипломатов и шпионов) самой свежей информацией из-за железного занавеса. Марин также стал ведущим на радио «Свобода», чья штаб-квартира располагалась по соседству в Мюнхене. К тому времени все больше людей в СССР слушали «Свободу», «Голос Америки» и «Русскую службу Би-би-си», которые превратились в реальную угрозу для советской монополии на информацию.

Как и в любой слишком сложной бюрократической системе, эффективная координация между всеми этими многочисленными отделами представляла серьезную проблему.

Но перебежчик оказался агентом, работавшим на Четвертый отдел Управления «К» КГБ. Он собирал информацию о сотрудниках радио «Свобода», а также о дипломатах, проходивших обучение в Гармише. Когда моряк сбежал снова — на этот раз обратно в Советский Союз, — он начал публично разоблачать своих бывших работодателей в советских газетах. Эта часть операции проводилась уже Пятым управлением (идеология) и службой «А» (активные мероприятия).

Чтобы как-то решить ее, в КГБ опять создали новый отдел — на этот раз в Пятом управлении КГБ, так называемый Десятый отдел, для борьбы с зарубежными «центрами идеологической диверсии». На самом деле он должен был обеспечивать связь между всеми подразделениями КГБ, работающими по линии эмиграции внутри страны, — и отделами Первого главного управления (внешняя разведка), занимавшимися эмигрантскими группами за рубежом.

После поездки в Америку Владимир Крючков предложил создать со стороны разведки такой же отдел. В результате Десятый отдел Пятерки, куда стекалась вся информация по теме эмигрантов внутри страны, находился бы на связи только с одним отделом в ПГУ, который распределял бы эту информацию внутри разведки по подразделениям.

Андропов дал своему протеже зеленый свет, а заодно и поставил руководить всей разведкой КГБ. Возглавив Первое главное управление, Крючков быстро организовал «эмиграционный» отдел, дав ему 19-й номер. Теперь у КГБ появилась более-менее стройная схема работы по эмигрантам.

В своих операциях КГБ предпочитал простой и примитивный метод: эксплуатировать царившую в эмигрантской среде паранойю. Агенты госбезопасности распространяли слухи о том, что какой-то известный эмигрант, или его родственники или друзья — агенты КГБ, завербованные еще в СССР. Этот же прием КГБ пытался провернуть и с Солженицыным, распространяя дезинформацию, что его якобы завербовали еще в ГУЛАГе. Этим слухам мало кто поверил, тем не менее такая тактика считалась эффективной для создания и поддержания «атмосферы недоверия и подозрительности».

Много лет спустя Леонид Никитенко — начальник 19-го отдела, позже возглавивший управление «К» (внешняя контрразведка), — скажет своему коллеге из ЦРУ: «Вряд ли найдется другая такая профессия. Мы политики. Мы солдаты. Но прежде всего мы актеры на удивительной сцене».

Документы КГБ об эмиграции:

Американцы о русской политической эмиграции:

Источники:

  • Андрей Солдатов и Ирина Бороган «Свои среди чужих. Политические эмигранты и Кремль: Соотечественники, агенты и враги режима»
  • Собинфо
  • The Genocide and Resistance Research Centre of Lithuania

Agentura.ru 2022

Московский гарнизонный военный суд приговорил к длительным срокам лишения свободы восьмерых фигурантов уголовного дела о налете на бизнесмена в столичном банке в 2019 году.

Так, бывшего сотрудника управления «К» Службы экономической безопасности ФСБ России Артура Власова суд приговорил к десяти годам лишения свободы в колонии строгого режима, бывшего помощника следователя транспортного Следственного комитета Дмитрия Казанцева — к девяти годам шести месяцам колонии строгого режима, экс-сотрудники управления «А» Центра специального назначения Роман Оболенский и Владимир Урусов получили по девять лет колонии строгого режима, экс-сотрудник Федеральной налоговой службы Дмитрий Чиквин приговорен к восьми годам колонии, экс-«альфовец» Хетаг Маргиев — к восьми годам шести месяцам лишения свободы, экс-сотрудник управления «К» СЭБ ФСБ Александр Карелин и экс-сотрудник управления «В» ЦСН ФСБ Дмитрий Капышкин — обоих к восьми годам лишения свободы.

Кроме того, суд назначил осужденным Чиквину и Казанцеву штрафы: Чиквину — в размере 300 тыс. руб., Казанцеву — в размере 400 тыс. руб. Подсудимых из числа бывших военнослужащих ФСБ суд также лишил званий. Также суд солидарно взыскал с осужденных 81, 529 млн руб. по гражданскому иску о возмещении ущерба, заявленному потерпевшим — бизнесменом Александром Юмарановым, учтя денежные средства, которые были у них изъяты на стадии следствия в размере более 15 млн руб.

Всем осужденным суд зачел в срок наказания время нахождения под стражей и под домашним арестом. При этом все они будут находиться в СИЗО до вступления приговора в законную силу.

Все фигуранты признаны виновными в разбое организованной группой в особо крупном размере с угрозой применения насилия к потерпевшему (п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ).

Согласно приговору, фигуранты и иные лица, дела в отношении которых выделены в отдельное производство, в 2019 году сформировали преступную группу для нападения на Юмаранова.

Нападение было спланировано под видом проведения оперативных мероприятий сотрудниками спецподразделений ФСБ России по пресечению деятельности Юмаранова, связанной с незаконной конвертацией денежных средств.

В результате нападения, произошедшего в помещении банка «Металлург» на улице Ивана Бабушкина на юго-западе Москвы, Юмаранову был нанесен ущерб на общую сумму 136,5 млн руб.

Почти все обвиняемые частично или полностью признали свою вину и заявляли о намерении возместить ущерб.

Источник: Интерфакс

ЦРУ пришло к выводу, что спецслужбы России, Кубы или каких-либо еще стран непричастны к большинству случаев так называемого «гаванского синдрома» — серьезного недомогания, жертвами которого стали сотрудники посольств США по всему миру.

ЦРУ составило промежуточный доклад о ходе расследования случаев «гаванского синдрома», и в нем говорится, что подавляющее большинство из примерно тысячи заявленных случаев не могут быть связаны с действиями иностранных спецслужб.

«Их можно объяснить состоянием здоровья, в том числе не диагностированными до того заболеваниями, а также природными или техническими факторами», — цитирует неназванного представителя ЦРУ телекомпания Cи-би-эс.

«Непохоже, чтобы иностранные службы, в том числе российские, вели долгосрочную, охватывающую весь мир кампанию, подрывая здоровье американского персонала с помощью какого-то оружия или механизма», — сказал этот чиновник.

В то же время ЦРУ подчеркивает, что это лишь промежуточные выводы: большинство случаев отсеяны как не вызывающие подозрений, но расследование немногих оставшихся продолжается.

Источник: BBC

«Это не телефонный разговор»

Советское правительство не слишком поощряло развитие связи. Чиновники из Минсвязи часто цитировали Хрущева: советским гражданам не нужны телефоны дома, ведь в СССР, в отличие от США, нет фондовой биржи, поэтому им не нужно столько информации. Когда диссиденты пытались использовать телефон для распространения информации, КГБ реагировал молниеносно. Как Политбюро и КГБ боролись с телефонной связью.

«Это не телефонный разговор»

Из книги «Битва за Рунет» Андрея Солдатова и Ирины Бороган

В марте 1953 года умер Сталин, и вскоре в Советском Союзе началась оттепель. К 1955 году множество узников ГУЛАГа вернулись домой. В феврале 1956-го, на XX съезде КПСС, новый глава государства Никита Хрущев выступил с речью, разоблачающей преступления Сталина. «Секретный доклад» занял четыре часа. Хрущев начал постепенно ослаблять механизмы государственного контроля над жизнью общества, и люди стали объединяться в неподконтрольные КПСС группы. Появились «отказники» — евреи, которые хотели покинуть страну, но которым не давали этого сделать. Оттепель не продлилась долго.

В 1964 году партийное руководство сбросило Хрущева, на посту первого (а потом и генерального) секретаря ЦК КПСС оказался Леонид Брежнев, и это положило конец переменам хрущевской эпохи. Осенью 1965-го по Москве и Украине прокатилась волна арестов интеллигенции. Значительно усилилась цензура. Вторжение СССР в Чехословакию в августе 1968-го ознаменовало конец оттепели.

Но оттепель не прошла бесследно. Распространение неподцензурной информации стало важнейшей идеей, если не главной целью диссидентского движения. Сотни людей постоянно обменивались и копировали самиздат самого разного содержания: от запрещенных произведений художественной литературы, статей социальной и политической направленности и романов Солженицына до открытых писем, а потом, с 1968-го и до начала 1980-х, «Хроники текущих событий» — информационного бюллетеня, рассказывающего о нарушениях прав человека в Советском Союзе.

В СССР власть всегда была монополистом в распространении информации. «Газета — не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор», — писал Ленин в статье «С чего начать?», опубликованной в 1901 году в четвертом номере главной большевистской газеты «Искра». Пресса нужна была большевикам, чтобы организовать и мобилизовать массы, а не чтобы информировать их. Поэтому после октября 1917 года независимые издания перестали существовать: революционеры не могли позволить капиталистам публиковать альтернативную точку зрения, то есть, с их точки зрения, оставить такое мощное мобилизующее средство в руках врага.

Позже, в 1923-м, слова Ленина повторил Сталин в статье «Печать как коллективный организатор», опубликованной в «Правде»8. В 1930-х на улицах советских городов появились громкоговорители — одно из главных орудий пропаганды. Будто колокола средневековых церквей, они государственным гимном объявляли советским гражданам о начале и окончании дня. Выключить их было невозможно. Долгие десятилетия люди читали и слушали только то, что им разрешали читать и слушать. К концу войны в СССР выросло целое поколение, не знавшее ничего, кроме официальной точки зрения. Вся жизнь этих людей была не более чем отражением произнесенных где-то наверху слов — штампов, производимых властью.

Общественное пространство находилось под тотальным контролем режима. Вся информация, появляющаяся в газетах и на телевидении, обязательно проходила предварительную цензуру Главного управления по делам литературы и издательств (также известного как Главлит), отчитывающегося непосредственно перед Советом министров.

С марта 1961 года под контроль Главлита попали и переговоры (по телексу и телефону) иностранных журналистов, работающих в Москве.

Художественную литературу — как прозу, так и поэзию, — цензурировал другой правительственный комитет — Госкомиздат. Программы зарубежных радиостанций глушились прямо на границе с помощью специальных устройств, и эта практика стремительно развивалась: в 1949 году западное радио блокировали 350 коротковолновых генераторов помех, в 1950-м их количество выросло до 600, в 1955-м — до 1000, из них 700 было установлено в странах соцлагеря. Все они работали для того, чтобы глушить сигнал 70 западных радиопередатчиков.

К 1986 году на территории СССР насчитывалось тринадцать мощных станций радиопомех, работавших на большие расстояния, в 81 городе имелись собственные станции с меньшим диапазоном, общее же количество генераторов в стране выросло до 1300. Глушить прекратили только в ноябре 1988-го решением Михаила Горбачева.

Почти все семьдесят лет советской власти поиск информации для обычных, не наделенных властью людей был делом рискованным и опасным. Производимые в СССР радиоприемники не могли ловить некоторые частоты, а попытки перепаять схемы приравнивались к уголовному преступлению. Каждый приемник в обязательном порядке регистрировался, и так продолжалось до 1962 года.

Власти хотели контролировать каждого, кто занимался копированием информации, КГБ требовал хранить оттиски со всех пишущих машинок — на случай, если потребуется установить автора распечатки.

Под контролем было и любое общение с иностранцами, даже самое невинное. В эпоху железного занавеса для выезда за границу требовалась специальная «выездная» виза, получение которой была возможно только после долгих разговоров с сотрудниками КГБ. За рубежом советские граждане были обязаны передвигаться исключительно группами и избегать любого, в том числе и неформального, общения с местными. Командировки завершались детальными отчетами обо всех контактах с иностранцами.

Компартия поощряла и самоцензуру. Фраза «Это не телефонный разговор» хорошо известна любому человеку, родившемуся в СССР.

При этом советский режим не был оккупационным и требовал от каждого участвовать в системе подавления свободы обращения информации. Этому помогала сама структура советского общества. Военно-промышленный комплекс был огромным архипелагом научно-исследовательских институтов, заводов и министерств. Целая армия инженеров работала на «оборонку» в секретных НИИ, занимавшихся вопросами безопасности и вооружения.

В народе их прозвали «почтовыми ящиками», потому что единственной открытой информацией об этих лабораториях и конторах были абонентские номера — например НИИ-56. Только они и указывались на корреспонденции — ни адресов, ни названий. Одной из причин было стремление спрятать секретные организации от посторонних глаз — иностранцам было запрещено даже приближаться к подобного рода объектам. Целые города объявлялись закрытыми.

Родители Ирины Бороган, инженеры по образованию, работали в одном из таких почтовых ящиков в городе Электроугли, куда иностранцам вход был заказан — при том, что город находился в каких-то 20 км от Москвы. Поэтому типичная фраза тех дней «Я работаю в почтовом ящике над одним «изделием» была понятна каждому и не предполагала расспросов. Таким способом государство кооптировало советских граждан. Эти правила работали для всех без исключения: даже если человек сам не работал в почтовом ящике или системе оборонки, там работал кто-нибудь из его родственников или знакомых.

В таких условиях правительство не слишком поощряло развитие связи. Чиновники из Минсвязи часто цитировали Хрущева: советским гражданам не нужны телефоны дома, ведь в СССР, в отличие от Штатов, нет фондовой биржи, поэтому им не нужно столько информации.

Когда диссиденты пытались использовать телефон для обмена информацией, КГБ реагировал молниеносно.

Лев Копелев, покинувший Кучинскую шарашку в декабре 1954-го, к 1970-му превратился в известного диссидента. Свою двухкомнатную квартиру на шестом этаже многоквартирного дома на севере Москвы он превратил в место собрания недовольных, где обсуждались самые острые и злободневные темы. Телефон раскалялся от звонков, но, как только в КГБ об этом узнали, телефонный номер Копелева был мгновенно заблокирован. Тогда зять ученого достал на телефонной станции, на которой работал, переносной аппарат: черную пластмассовую трубку с белым диском для набора номера, и кабель со штекером. Каждую ночь Копелев спускался на первый этаж, к дежурной. У нее телефон был, но розетка, по счастью, находилась на внешней стене комнаты. Копелеву оставалось лишь дождаться, когда дежурная уйдет, подключить аппарат и говорить — зачастую по несколько часов подряд.

В 1972-м КГБ отправило в Совет министров запрос на запрет использования международных телефонных линий «в целях, противоречащих государственным интересам СССР и общественному порядку», — стандартный ход для усиления контроля. Запрос был удовлетворен, но КГБ и этого показалось мало. В июне 1975 года Юрий Андропов, занимавший в то время пост председателя КГБ, сообщил Центральному комитету КПСС о новой угрозе — евреях-отказниках, злоупотреблявших, по его мнению, международными телефонными переговорами. В письме ЦК, маркированном грифом «секретно», Андропов писал, что в 1973– 1974 годах спецслужбам удалось идентифицировать более сотни звонящих и впоследствии заблокировать им доступ к телефонным сетям. По его мнению, это нанесло «ощутимый удар по зарубежным сионистским организациям, рассматривающим регулярную телефонную связь как наиболее важный способ получения интересующей их информации из Советского Союза».

В том же письме Андропов предупреждал, что сионисты умеют обходить запрет КГБ, используя автоматические международные телефонные линии, а также переговорные пункты отделений связи, заказывая переговоры на подставные фамилии. По его данным — и КГБ об этом сожалеет, — сионистам уже удалось передать на Запад целый ряд «обращений к мировой общественности» с призывами заставить соответствующие инстанции в СССР восстановить пользование отключенными телефонами. Андропов рекомендовал «пресекать использование международного канала связи для передачи за рубеж тенденциозной и клеветнической информации».

Партия по-прежнему хотела держать информацию под замком.

***

В том же месяце, когда Андропов писал в ЦК, в Харьков попала самиздатовская книжка — стопка папиросной бумаги, прошитая по краю суровыми нитками. Это был сборник статей Владимира Жаботинского, одного из лидеров сионистского движения начала ХХ века.

Книжку передали в руки 37-летнего Александра Парицкого, успешного инженера, работающего в харьковском НИИ. Париц- кий жил с женой Полей и двумя дочками в тесной квартирке. Он не был активным диссидентом, хотя его отец и брат были арестованы при Сталине. Однако ему постоянно напоминали о его еврейском происхождении.

Потрепанный сборник Жаботинского Парицкому принесла его сестра Дора. «Как обычно, книжка оказалась у нас на одну ночь, и на следующий день мы должны были передать ее дальше по цепочке», — вспоминал Парицкий. Это была типичная история для самиздата: на чтение рукописи обычно давалась ночь, после чего книгу следовало отдать кому-то еще. Для Александра и Поли та ночь стала настоящим читательским марафоном. Как признается Парицкий, к утру они «стали сионистами и решили эмигрировать в Израиль».

На следующий день он рассказал об этом решении изумленной Доре. Реализации замысла мешал тот факт, что проект, над которым работал Парицкий, — разработка военных радаров, — был секретным. Чтобы избавиться от допуска, он уволился и устроился обычным наладчиком лифтов. В июле 1976-го Парицкие всей семьей подали заявление на выезд в Израиль. Однако дело затягивалось, и Парицкий вышел на московских отказников, надеясь сделать свою историю достоянием общественности. Евреи из США, Европы и Израиля сначала написали ему, а потом и позвонили, всего два раза. Во время второго разговора, с Лондоном, телефон внезапно отключился.

«Мне сказали, что моя линия заблокирована по распоряжению начальника Харьковского узла связи, — вспоминал Парицкий. — Мы с женой записались к нему на прием, хотели выяснить причину».

Все, что сделал начальник, когда супруги пришли на встречу, — протянул им тоненькую брошюру «Положение о связи» и указал на статью, добавленную в 1972 году. Она запрещала использование телефонных линий во вред Советскому государству. Через несколько дней Парицкого пригласили для беседы в горисполком, где предупредили о возможных последствиях антисоветской деятельности. Впрочем, его это не остановило, он просто начал пользоваться переговорными пунктами, где любой желающий мог заказать звонок с помощью оператора.

Семью Парицких отказывались выпускать, борьба шла уже четыре года. 27 августа 1981 года рядом с собственным домом Парицкий был арестован. Об этом рассказали в «Хронике текущих событий». Зная о работе арестованного с радарами, КГБ сначала пытался выдвинуть обвинение в шпионаже, но потом сменил тактику, обвинив его в распространении антисоветской пропаганды посредством международных телефонных линий.

«В суде обвинение представило женщину, назвавшуюся телефонисткой международного узла связи. Она показала, что во время ее дежурства к ней обратился клиент, она назвала мое имя. Она опознала меня по голосу, который слышала по телефону тогда, 5–7 лет назад, с жалобой на плохое качество связи, — вспоминал Парицкий. — Она подключилась к линии для проверки качества связи и услышала, как я (клиент) произносил всяческую клевету на советский строй».

Парицкого приговорили к трем годам тюремного заключения и сослали в трудовой лагерь. Семье Парицких удалось покинуть Союз только в апреле 1988-го.

***

Совсем отказаться от международной телефонной связи СССР не мог: в 1980 году в Москве должны были пройти Олимпийские игры, и общепринятым критериям нужно было соответствовать. В 1979-м количество международных линий заметно увеличили. Была открыта специальная телефонная станция М-9.

Под нее построили комплекс из двух высоток на улице Бутлерова, на юго-западе Москвы.

19 июля 1980 года, день открытия Олимпиады в Москве, стал для Геннадия Кудрявцева днем гордости за себя и свою работу. Именно он, главный инженер главка междугородной и международной связи, занимался проектом расширения международных телефонных линий и успел закончить точно в срок. Целый этаж М-9 был оборудован под международную связь, было организовано 1600 каналов, причем автоматических, для работы которых не нужен оператор, — для Советского Союза это было настоящее чудо.

Геннадий Кудрявцев

КГБ сопротивлялся до последнего. Чтобы успокоить Комитет, Министерство связи сделало так, чтобы звонившие набирали не только номер абонента, но и собственный — так можно было идентифицировать звонившего. Но КГБ упорствовал: нужно было больше контроля. Тогда Кудрявцев предложил еще одно средство контроля за разговорами: «Был у нас один специалист, который доложил мне, что есть такой вариант: построить петлю, чтобы перед тем, как соединить абонентов, сигнал шел по определенной петле». Метод был взят на вооружение, и КГБ на время отстал от связистов.

Тысячи шестисот каналов оказалось вполне достаточно — по крайней мере, со стороны участников Олимпиады и гостей жалоб не поступало. «Всю систему приняли с первого же тестового звонка: звонить-то, честно говоря, было особо некому», — вспоминал Кудрявцев. В ответ на ввод советских войск в Афганистан московскую Олимпиаду бойкотировали шестьдесят пять стран.

Впрочем, надолго предоставлять своим людям такую свободу советская власть не собиралась. Уже через несколько месяцев после Олимпиады, в начале 1981 года, Кудрявцева, назначенного к тому времени первым заместителем министра связи, вызвали в ЦК КПСС.

Кудрявцев вызову не обрадовался. Всего за несколько дней до этого он узнал, что в обязанности его как первого замминистра входит контроль над работой сети «глушилок» западных радиостанций. Но он понимал, что вызов в ЦК был, скорее всего, связан с международными линиями: «Мне не раз говорили, что сотрудники КГБ жалуются на существование этих каналов связи». Однако все оказалось еще хуже: в ЦК его ознакомили с секретным решением, принятым Секретариатом, — ограничить количество автоматических международных линий. Эти линии были для него настоящим триумфом, и теперь ему приказывали от них избавиться.

Хотя формально решение исходило из ЦК, было понятно, что его настоящие авторы сидят на Лубянке. Кудрявцев, назначенный ответственным за исполнение, был поражен масштабами сокращения линий: из тысячи шестисот было приказано оставить функционирующими лишь сто. Для отдельных стран меры были радикальными: «Для США у нас было восемьдесят девять линий; мне было велено сократить их число до шести». Сказать, что он был расстроен, — ничего не сказать. «Я был убит, — вспоминал он. — Я создал эти линии своими руками, я видел, насколько сильно они нужны стране и насколько сложно нам будет без них».

Через месяц Кудрявцев уничтожит собственное творение. Перемены сделают автоматическое соединение невозможным, и пользователи, в том числе иностранные посольства, обратят на это внимание. Кудрявцеву придется строчить отписки, ссылаясь на «технические проблемы», но каждый раз он будет краснеть от стыда.

В конце концов он найдет способ восстановить автоматическую связь хотя бы для избранных организаций. Он выделит телефонную станцию на Ленинском проспекте и перенаправит на нее все линии с доступом к автоматическому международному соединению. Через год эти организации, список которых будет утвержден властями, обнаружат, что автоматическая связь восстановлена.

Впрочем, большей части страны еще много лет это никак не коснется.

Злость Кудрявцева на спецслужбы была понятна: перед Олимпиадой он дал КГБ все, чего они хотели, чтобы запустить автоматическую связь, но стоило Играм закончиться, как чекисты бросили все силы на то, чтобы восстановить статус-кво. Будучи государственным служащим, Кудрявцев хорошо понимал — и принимал — тот факт, что КГБ нуждался в средствах перехвата звонков. Но понять, зачем рубить линии связи, он не мог. Это претило его натуре инженера и мучило его долгие годы. В кругу друзей он грустно шутил, что первую правительственную награду ему дали за организацию автоматической международной связи к Олимпиаде, а вторую — за ее закрытие.

В течение многих лет, прошедших с 1981 года, Кудрявцев пытался образумить спецслужбы, но генералы не хотели его слушать. Они повторяли одно и то же: «Геннадий Георгиевич, перед Олимпиадой вы нас нае***ли, и мы смолчали. Теперь помолчите вы».

Но Кудрявцев не мог забыть эту историю, хотя прекрасно понимал, как тесно переплетены спецслужбы и связь в СССР. Уже назначенный первым заместителем министра связи, в огромном здании Минсвязи на Тверской, известном как Центральный телеграф, он занимал кабинет Генриха Ягоды, главы НКВД, сталинской тайной полиции, и по совместительству наркома связи: «Вся мебель мне досталась от Ягоды — его стол, его сейф. Только лифт, на котором можно было спуститься в подвал, а потом и в метро, был заблокирован. Быть-то он был, я проверял, но воспользоваться им было нельзя».

В 1988-м Кудрявцева пригласили в Политбюро для консультации по вопросу международной связи между одним из ивановских заводов и его болгарскими партнерами. На встрече присутствовал Горбачев. Когда генсек задал вопрос, как именно можно улучшить связь, Кудрявцев ответил: «Отменить решение Секретариата ЦК об ограничении международной связи». «А для Иваново что можно сделать?» — спросил Горбачев. И решение вопроса об автоматических международных линиях было снова отложено.

Agentura.ru 2022

США и их союзники пытаются дискредитировать организаторов Олимпиады в Пекине, сообщил журналистам директор Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин.

Он отметил, что США и их союзники развернули масштабную кампанию по агрессивному и злонамеренному вмешательству в подготовку пекинской зимней Олимпиады.

«Мы видим эти попытки дискредитировать организаторов Олимпийских игр в Пекине. Главную роль в этих действиях играет Государственный департамент Соединенных Штатов Америки, который координирует всю антикитайскую активность по олимпийской тематике подконтрольных им неправительственных организаций и СМИ», — констатировал глава СВР.

По его словам, «ничего нового в этой практике Москва не усматривает».

«Точно такие же разные методы использовались нашими недоброжелателями накануне зимних Олимпийских игр в Сочи в 2014 году», — напомнил он.

Нарышкин добавил, что дипломатический бойкот Олимпиады в Пекине, который решили устроить власти США и еще ряда стран, не имеет смысла и противоречит духу олимпийского движения.

Источник: Российская газета

Навстречу Пекину-2022

Есть что-то общее в Олимпийских играх, проводимых авторитарными режимами, будь то Россия или Китай.
Большинству россиян зима 2014 года запомнилась как время, когда можно было наконец-то по праву гордиться своей страной. Тогда казалось, что все наши соотечественники на две недели прилипли к экранам телевизоров: впервые за много лет у людей было приподнятое настроение. Зимние игры в Сочи объединили страну.

Навстречу Пекину-2022

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

Мы же ощущали себя все более одиноко на этом «празднике спорта», как выразился наш приятель — бизнесмен, только что вышедший из тюрьмы, и до того не испытывавший особой любви к режиму.

Последней каплей стал звонок от пожилой тети Ирины, которая живет одна в маленьком городе в Пензенской области. У нее немного причин любить КГБ и Путина — ее родителей выгнали из дома в 30-е годы во время раскулачивания, и они едва выжили. Кроме того, тетя всегда придерживалась либеральных взглядов и голосовала за «Яблоко». Она позвонила нам через неделю после начала Игр: «Я не люблю Путина, но готова хвалить его с утра до вечера за Олимпиаду. Я так рада, что наши спортсмены побеждают».

По мере того, как российские спортсмены шли от победы к победе, нас не оставляло растущее чувство поражения. Это чувство было вполне оправданным: наше отчуждение от большинства стало теперь абсолютным.

Пока фигуристы соревновались на арене гигантского ледового дворца спорта «Айсберг», казаки хлестали девушек из Pussy Riot кнутами, а активистов-экологов, собиравшихся протестовать против варварского строительства олимпийских объектов, не пустили в Сочи. Большинство россиян этого просто не заметили.

Результат известен: Россия получила больше всех медалей (13 из которых позднее аннулировали и 67 российских спортсменов дисквалифицировали за использование допинга), Путин почувствовал себя победителем, а вскоре «зеленые человечки» вторглись в Крым. И все это привело нас в конце концов к сегодняшней ситуации, когда мы всерьез говорим о возможности полномасштабной войны с Украиной.

Можно ли было предсказать такой исход перед Олимпийскими играми?

На третий день Олимпиады Виктор Шендерович опубликовал колонку «Путин и девочка на коньках». Шендерович писал о своих смешанных чувствах по поводу Игр и объяснял, почему не разделяет восторга большинства соотечественников от побед наших спортсменов. Он напоминал о репрессивном режиме, который представляли спортсмены, и сомневался в отсутствии политики на играх.

Чтобы сделать колонку острее, Шендерович, никогда не боявшийся повысить ставки, упомянул любимую всеми пятнадцатилетнюю Юлию Липницкую в одном ряду с Хансом Вельке, красивым и улыбчивым толкателем ядра, завоевавшим золотую медаль на Олимпийских играх 1936 года в нацистской Германии. «Что-то, однако, мешает нам сегодня радоваться его победе. – писал Шендерович, — Не иначе, мы в курсе итоговой цены этого спортивного подвига — цены, в которую вошли и Дахау, и Ковентри, и Хатынь, и Ленинград…»

В ответ Шендерович попал под каток прокремлевских СМИ, а «Единая Россия» громко требовала от него извинений. Писатель отказался извиняться. Восемь лет спустя, в январе этого года, Шендерович присоединился к растущему потоку политических эмигрантов: он уехал из России из-за «пригожинского» уголовного дела, в ходе которого у него был очень серьезный шанс оказаться в тюрьме.

Один из главных уроков, который мы выучили после Сочи-2014, состоит в том, что реальность оказалась хуже наших самых пессимистичных прогнозов.

Когда мы расследовали подготовку России к Играм — то, как ФСБ использовала Олимпиаду для расширения возможностей слежки и внедрения новых репрессивных мер под предлогом обеспечения безопасности зрителей — мы понимали, что большинство этих мер останется и после игр. Именно это произошло после Олимпиады в Москве в 1980 году, после чего КГБ существенно нарастил свои технические и оперативные возможности, а в стране появилось, к примеру, такое явление, как ОМОН.

В целом, мы не ошиблись в своих прогнозах. Мы рассчитывали, что ФСБ будет следить за зрителями и спортсменами, — и это произошло; мы ожидали, что меры наблюдения, введенные для Олимпиады, останутся после игр и будут использоваться по всей стране, — и так и случилось. Например, «паспорт болельщика», который можно было получить только при одобрении ФСБ, впервые опробовался во время Олимпиады.

Это нововведение потом использовали на чемпионате мира по футболу 2018 году, а в декабре прошлого года Госдума одобрила правительственный законопроект о введении с 1 июня «паспорта болельщика» (Fan ID) для доступа на соревнования, список которых будет определять правительство. При их посещении идентификация участников и болельщиков станет обязательной, и на такие соревнования продажу билетов будут осуществлять только при наличии паспорта болельщика, и его надо будет предъявить на входе.

Кстати, эту же технологию внедрил Китай для Олимпиаде в Пекине, и использование «паспорта болельщика» в качестве приложения на смартфоне будет обязательным для всех посетителей, при этом приложение будет не только следить за болельщиком, но и регулярно мерить его температуру.

Но наши прогнозы были линейными. Мы предсказывали расширение полномочий спецслужб, и спецслужбы не обманули наших ожиданий. Но мы не ожидали, что раздутый Сочи-2014 патриотический угар и окончательный развод интеллигенции с обществом сделают аннексию Крыма такой гладкой.

Так можем ли мы сегодня спрогнозировать, что случится после Пекина-2022?

Опубликовано по-английски в CEPA

Agentura.ru 2022

Верховный суд России направил всем судьям страны детальные разъяснения правовых позиций Европейского суда по правам человека — какие действия спецслужб должны считаться провокациями. А спровоцированного тайными агентами человека нельзя судить: он бы, вполне возможно, не сделал ничего плохого, если бы его к этому не подтолкнули.

Первое и главное правило: суды должны проверять, было ли преступление совершено без вмешательства правоохранителей. Секретные операции должны проводиться в пассивном режиме, то есть спецслужбы должны наблюдать и фиксировать, а не подстрекать.

В делах, главные доказательства по которым были получены в ходе оперативного эксперимента, власти должны доказать наличие веских причин для его проведения.

Источник: Российская газета

Защита Ивана Сафронова пытается обжаловать действия следователей ФСБ, которые не разрешают им в свободном режиме делать любые выписки из материалов уголовного дела о госизмене.

Такой запрет руководители следственной бригады вынесли даже в отношении несекретных данных как еще на стадии предварительного следствия, так и сейчас, когда обвиняемый и его представители изучают собранные материалы.

По мнению адвокатов, это грубо нарушает право Ивана Сафронова на защиту, так как его представителям просто невозможно запомнить материалы сложного 20-томного дела на память и разработать линию и тактику защиты.

втор обращения защитник Дмитрий Талантов, президент Адвокатской палаты Удмуртии, обжалует действия и бездействие следствия в рамках ст. 125 УПК РФ. Как он сам пояснил «Коммерсанту», руководитель следственной бригады СУ ФСБ по делу Ивана Сафронова полковник юстиции Александр Чабан еще на стадии предварительного следствия до объявления об окончании расследования запретил ему и его коллегам делать какие-либо выписки из засекреченного дела о госизмене. Причем запрет касался всех без исключения документов, даже не секретных и не относящихся к гостайне.

Этот запрет был обжалован в том же Лефортовском суде, однако действия следователя были признаны законными. Рассмотрение жалобы на это решение в Мосгорсуде еще не назначено, а Лефортовский суд еще не изготовил протоколы судебных заседаний.

В ожидании этих документов он подал новую жалобу в суд, которая уже касалась запрета делать выписки даже в процессе чтения материалов по завершении следствия в рамках ст. 217 УПК РФ.

Источник: Коммерсант

Прощание с Украиной

Кремль не скрывает, что готовится к возможной военной операции в Украине: наоборот, прокремлевские пропагандисты уже несколько месяцев объясняют россиянам, с какой легкостью российские вооруженные силы смогут подавить военное сопротивление в Украине. Однако есть огромная разница между сегодняшним днем ​​и тем, что происходило в Москве в 2014–2015 гг. 

Прощание с Украиной

Антивоенный марш 2014 года

Андрей Солдатов, Ирина Бороган  

Кремль не скрывает, что готовится к возможной военной операции в Украине: наоборот, прокремлевские пропагандисты уже несколько месяцев объясняют россиянам, с какой легкостью российские вооруженные силы смогут подавить военное сопротивление в Украине. Однако есть огромная разница между сегодняшним днем ​​и тем, что происходило в Москве в 2014–2015 годы. 

Семь лет назад российское общество было полностью мобилизовано при аннексии Крыма. Кремль сумел успешно сыграть на ностальгии по потерянной империи, которую разделяла большая часть российского общества, и использовать чувство разочарования от «предательства» Запада.

Но и либеральная часть публики, несогласная с оккупацией и войной на Донбассе, тоже мобилизовалась. В сентябре 2014 года в Москве десятки тысяч вышли на улицы на антивоенный марш, в социальных сетях бурлили жаркие споры между сторонниками аннексии и либеральной интеллигенцией. Российские писатели, журналисты и комментаторы говорили и писали о том, что они могут сделать, чтобы выразить свою поддержку Украине, и прилагали титанические усилия, опровергая официальную пропаганду, изображавшую события на Майдане как фашистский госпереворот.

Многие из них хорошо знали, о чем говорили: давление Кремля на свободные СМИ в 2000-е годы привело к исходу части российских либеральных журналистов из Москвы – и многие уехали в Киев. К 2014 году уже существовало значительное сообщество российских журналистов, которые либо базировались в Киеве, либо часто приезжали в украинскую столицу, где у них сложился круг близких друзей. Российские либеральные СМИ, или то, что от них осталось, честно освещали революцию на Майдане, смело передавали репортажи с Донбасса и расследовали роль российских наемников и военных в падении Боинга МН-17.

Протест российского либерального общества против войны был настолько ощутим, что Кремль и спецслужбы посчитали нужным пойти на контрмеры. ФСБ запустила целую кампанию, начав сажать людей по обвинению шпионаже в пользу Украины; российские интернет-цензоры в массовом порядке блокировали либеральные веб-сайты и страницы в социальных сетях, чтобы пресечь открытые дискуссии об Украине и приморозить общество.

Эти контрмеры не были слишком успешны: российские журналисты-расследователи и гражданские активисты продолжают писать о российских наемниках на Донбассе, ситуации в Крыму и расследовании трагедии MH17.

Однако семь лет спустя, во время нового обострения, картина совершенно другая. Либералы в российском обществе все еще существуют, и они очень активны, несмотря на беспрецедентное давление, под которым они находятся последние два года. Они по-прежнему осуждают воинственную риторику Путина и кремлевский реваншизм, но они почти не говорят о ситуации внутри Украины.

При этом российские либералы продолжают внимательно следить за событиями в соседних странах. Но так получилось, что сегодня российская интеллигенция чувствует себя более связанной с гражданским обществом Беларуси, чем Украины. В конце концов, диктаторы в Минске и Москве, похоже, постоянно обмениваются опытом и методами борьбы с недовольными.

С Украиной все иначе. Кажется, что прямая связь между гражданским обществом России и Украины почти исчезла. Российское телевидение по-прежнему бомбардирует своих зрителей антиукраинской пропагандой, но она стала настолько невыносимой, что многие просто перестали смотреть телевизор. Тем временем многие российские либеральные обозреватели и журналисты либо перестали писать об Украине, либо выработали привычку писать об этом очень осторожно, опасаясь, что их могут обвинить в высокомерии и непонимании.

Список того, что может обидеть украинскую сторону, растет с каждым днем ​​— это и правописание украинских топонимов, и употребление предлогов. «В Украине» или «на Украине» имеет огромное значение – последнее может звучать оскорбительно и шовинистически для украинцев. История, конечно, еще одно минное поле, как и, в конце концов, вопрос о том, кто имеет моральное право обсуждать ситуацию на Украине, которая частично оккупирована Россией и пророссийскими силами.

Российским журналистам за последние семь лет стало значительно сложнее посещать Украину, по понятным причинам. Тем, кто был в Крыму, отказывают во въезде, а в 2017 году Украина запретила вещание российского либерального онлайн-телеканала «Дождь*. По иронии судьбы, то, как «Дождь»* освещал войну на Донбассе, неоднократно раздражало Кремль, канал подвергался постоянным атакам из-за своей критической позиции, а в августе 2021 года российские цензоры признали «Дождь»* иностранным агентом.

В свою очередь, украинским журналистам стало не только очень сложно, но даже опасно работать в России. В 2016 году ФСБ арестовала корреспондента информационного агентства «Укринформ» Романа Сущенко в Москве по обвинению в шпионаже, в 2018 году он был приговорен к 12 годам лишения свободы. 3 января уже этого года Роман Цымбалюк, последний аккредитованный в России украинский журналист, покинул страну, поскольку чувствовал угрозу своей личной безопасности — российская прокуратура cобиралась его допросить.

В результате даже самая продвинутая часть российского общества очень мало знает о том, что происходит сейчас внутри Украины. Это касается даже культуры: в Москве сложно вести полноценную дискуссию об украинской литературе — последняя книга известного украинского писателя Андрея Куркова вышла в России еще в 2007 году, хотя Курков пишет по-русски. Настороженность российских издателей вполне понятна после того, как в 2015 году ФСБ провела обыск в Библиотеке украинской литературы в Москве, обвинив директора в экстремизме (ее признали виновной и приговорили к четырем годам условно).

Тем временем, украинские издатели передумали публиковать нашу книгу «Cвои среди чужих», которая в английском варианте называется «Соотечественники» (The Compatriots), потому что издатель испугался, что власти сочтут название прокремлевским.

Семь лет назад либералы в Москве считали, что Путин захватил Крым, потому что Украина могла стать примером либеральной демократии слишком близко к российским границам, тем самым создав альтернативное будущее для России, чего он не мог допустить. Сейчас об этом почти не говорят ни в России, ни в Украине.

Времена, когда интеллигенция двух стран смотрела друг на друга в поисках примера или вдохновения, прошли.

Опубликовано по-английски в CEPA

Agentura.ru 2022

* внесен(a) российскими властями в реестр «иноагентов»

Пресс-служба ФСБ сообщила, что 14 января в ходе совместной операции ФСБ, МВД и Следственного комитета, было арестовано 14 человек в Москве, Санкт-Петербурге, Московской, Ленинградской и Липецкой областях. Изъято изъяты 426 миллионов рублей (в том числе в криптовалюте), 600 тысяч долларов, 500 тысяч евро и 20 автомобилей премиум-класса.

REvil считалась одной из наиболее активных киберпреступных группировок в мире. На пике деятельности ею проводилось до 15 атак в месяц. Главной специализацией данной группировки было распространение программ-вымогателей. При этом данные атакованных не только шифровались, но и похищались и, если жертва отказывалась платить, украденная информация размещалась в публичный доступ.

Осенью 2021 года группировка неожиданно прекратила активность, что связывают с реализацией договоренностей, достигнутых в ходе переговоров между Россией и США на высшем уровне. «Основанием для розыскных мероприятий послужило обращение компетентных органов США, сообщивших о лидере преступного сообщества и его причастности к посягательствам на информационные ресурсы зарубежных высокотехнологичных компаний путем внедрения вредоносного программного обеспечения, шифрования информации и вымогательства денежных средств за ее дешифрование», – говорится в пресс-релизе ФСБ. Раннее, в конце декабря 2021 года, польскими властями при переходе границы был задержан другой участник данной группы, гражданин Украины Ярослав Васинский, который затем был экстрадирован в США.

«В октябре стало известно, что после атаки на Kaseya ФБР, Киберкомандование и Секретная Служба США смогли взломать и взять под контроль сервера преступной группы REvil, а также завладели универсальным ключом дешифрования, который позволял зараженным через Kaseya компаниям восстанавливать свои файлы без выкупа. После этого члены REvil на несколько месяцев залегли на дно, но в сентябре, когда они попытались восстановить свою инфраструктуру, то перезапустили некоторые внутренние системы, которые, как оказалось, уже находились под контролем правоохранительных органов. Задержание членов группы в России стало логическим завершением международной спецоперации», – заявила пресс-служба Group-IB.

Как особо отметил консультант по информационной безопасности Cisco Алексей Лукацкий, участникам REvil вменяют не традиционные для киберпреступников статьи Уголовного кодекса 272 (неправомерный доступ к компьютерной информации), 273 (создание, использование и распространение вредоносного ПО), 274 (неправомерный доступ к объектам критической информационной инфраструктуры), 159 (мошенничество), а 187 ч.2 (незаконный оборот средств платежей).

Источник: Comnews

Ева Диллон, Шпионы в семье (Eva Dillon, Spies in the family)

Книга об американском кураторе самого результативного советского агента ЦРУ, генерала ГРУ Дмитрия Полякова, выдавшего десятки сотрудников КГБ и ГРУ, написана как увлекательный документальный триллер.

Ева Диллон, Шпионы в семье (Eva Dillon, Spies in the family)

Ирина Бороган

Книга об американском кураторе самого результативного советского агента ЦРУ, генерала ГРУ Дмитрия Полякова, выдавшего десятки сотрудников КГБ и ГРУ, написана как увлекательный документальный триллер. Автор — Ева Диллон, дочь оперативника ЦРУ Пола Диллона, опытный журналист, работавший в Vogue и New Yorker. Работая над книгой, Диллон собрала уникальный материал, опросив многих сослуживцев отца, сотрудников ФБР и сыновей Полякова.

Дело Полякова до сих пор засекречено и в США, и в России, поэтому «Шпионы в семье» является едва ли не единственным подробным источником информации о такой загадочной личности, как Поляков, – агента, который не брал денег за секреты, которые передавал, и отказывался уезжать в Америку. Больше двадцати лет советская контрразведка не догадывалась, что Поляков работает на американцев, и, скорее всего, это продолжилось бы и дальше, если бы не Олдрич Эймс, советский крот в ЦРУ, который за большую деньги выдал его и многих других.

Тема двойных агентов в разведке занимает центральное место в книге. Карьера Пола Диллона в ЦРУ началась в Германии с катастрофического провала. В 50-е годы, когда он приехал в Кемптен, город в 150 км от Мюнхена, так находились cотни тысяч человек, бежавших с востока в американскую зону оккупации. Союзники открыли лагерь для перемещенных лиц под Мюнхеном, где активно работала американская разведка, подыскивая среди русских, белорусов и молдаван агентуру для заброски на территорию Советского Союза.

Диллон должен был обучать завербованных агентов диверсионным и шпионским навыкам: в одном ангаре была установлена техника для тренировки парашютистов, в другом учили шифрованию и радиосвязи. Особое внимание уделялось разработке легенд для жизни агентов в СССР, которые так не удалось проверить в деле: за два года на территорию СССР забросили 50 человек, и ни один из них не вышел на связь.

Диллон, отправляя на восток все новых и новых агентов, не знал, что в это время Джеймс Энглтон, будущий шеф контрразведки ЦРУ, курировавший эту программу, обменивался информацией с британской разведкой, которую представлял Ким Филби, блестящий и опытный советский агент. Обмен информацией между британскими и американскими коллегами против общего врага – СССР – шел вовсю, и Филби передавал своим кураторам все детали: включая дату, время и координаты заброски. Что происходило с диверсантами там, точно не известно, но скорее всего, их расстреливали.

Эта трагедия никак не повлияла на желание Диллона работать в разведке, и он продолжил карьеру в ЦРУ.

С Поляковым Диллон познакомился в середине 60-х, когда служил в Бирме, и, как пишет Ева, отношения куратора и агента быстро переросли в тесную дружбу. В 70-е Диллона командировали в резидентуру ЦРУ в Дели специально для того, чтобы поддерживать связь с Дмитрием Поляковым, который в тот момент руководил резидентурой ГРУ в Индии. Оба любили нехитрые развлечения типа рыбалки и охоты, и часто ходили на рыбалку вдвоем. Такой вид досуга идеально подходил для обмена информацией, и Диллон даже подарил Полякову удочку со специальным тайником внутри.

С самого начала Диллон знал, что имеет дело с очень необычным агентом.

В отличие от многих инициативников Поляков не интересовался деньгами и не испытывал никаких проблем с карьерой. Герой войны, награжденный орденом Красной Звезды, выпускник академии им. Фрунзе и блестящий офицер ГРУ, он все время поднимался по служебной лестнице. В начале 50-х, в возрасте тридцати лет, его направляют работать офицером при представительстве СССР в ООН в Нью-Йорке, где его семья живет в очень комфортных условиях, не сравнимых с бедной послевоенной Москвой.  Хороший семьянин, отец троих сыновей, член партии – совершенно никаких слабостей.

И такой человек вышел на американцев в Нью-Йорке. Поляков отказывался даже рассматривать переезд в США — цель, к которой стремились большинство советских агентов.  

Дальше версии, почему Поляков решил работать на американцев, расходятся. Российская версия, которую продвигают спецслужбы, очень простая и бытовая: маленький сын Полякова заболел полиомиелитом в Нью-Йорке, потребовалась операция, которая стоила дорого, а жестокосердное начальство пожалело денег, и ребенок умер. (Последнее — неправда).

Ева Диллон описывает эту ситуацию совершенно по-другому: ребенок действительно заболел, подхватив полиомиелит в пруду в Центральном парке, ему была оказана вся необходимая помощь, но последствия болезни, тем не менее, оказались разрушительными для организма, он рос очень слабым и умер в Москве в возрасте 17 лет. Кроме того, у Полякова было еще двое младших сыновей.

По версии Диллон, Поляков пришел к американцам из идеалистических соображений, считая, что авантюристичная международная политика Никиты Хрущева может довести СССР и США до ядерной войны. Поэтому он хотел предотвратить катастрофу, предупреждая американцев о планах советского руководства. Поляков ненавидел Хрущева за то, что тот сократил армию, и многие офицеры — сослуживцы Полякова — оказались на улице. Неприязнь переросла в ненависть, когда по инициативе Хрущева в отставку отправился легендарный министр обороны СССР маршал Жуков.

Поляков, который начал работать на американцев, будучи заместителем резидента ГРУ по программе нелегалов в США, имел беспрецедентный доступ к секретной информации о сотрудниках ГРУ и КГБ. С самого начала сотрудничества с американцами в 60-е, он раскрыл десятки советских разведчиков и советских нелегалов, находившихся в США. Он также передал «Введение к организации и проведению секретной работы», учебник ГРУ, который потом преподавали сотрудникам ФБР.

В один момент его фамилия засветилась в американской прессе, и можно было ожидать, что карьера Полякова покатится под откос. Но этого не произошло, и вскоре Поляков в качестве военного атташе отправился Бирму, а потом он стал отвечать в ГРУ за организацию разведки в Китае, позднее – пост резидента в Индии и генеральское звание. Даже выйдя на пенсию, Поляков занял отличную с точки зрения сбора данных позицию – в управлении кадров ГРУ, что давало ему доступ к личным делам сотрудников.  (В общем, понятно, почему Джеймс Вулси, бывший директор ЦРУ при президенте Клинтоне, назвал Полякова бриллиантом в короне).

На Полякова работал тот факт, что он сам решал, когда выходить на связь, и когда чувствовал опасность, мог залечь на дно на долгое время.

Но он не мог оценить опасность с другой стороны. В 1985 году Элдрич Эймс, возглавлявший советский отдел контрразведки ЦРУ, оказался в затруднительном материальном положении. Он запутался в долгах, ему не хватало средств содержать молодую и красивую жену из Колумбии, а дом он оставил первой жене при разводе. Но в его распоряжении был бесценный актив — доступ к базе данных советских агентов США. Он пошел в советское посольство в Вашингтоне и передал конвертик на имя советского разведчика, где обратился к нему, используя его кодовое имя. Письмо было коротким: он назовет имена советских агентов ЦРУ в обмен на деньги.

В 1986 года генерала ГРУ в отставке Дмитрия Федоровича Полякова арестовали на проходной Военно-дипломатической академии. В марте 1988 года его расстреляли. Через полгода Рейган попросил Горбачева освободить Полякова и передать американцам, но было уже поздно.

Для семьи арест отца стал полной неожиданностью. Автор описывает драматичный диалог с сыном Александром, который рассуждает о том, что у отца была возможность застрелиться накануне ареста, когда он уже мог понять, что ему не спастись.

По мнению сына, так он мог бы спасти семью и избежать публичного разоблачения: его бы просто похоронили бы с почестями. Но он этого не сделал, хотя знал, что его ждет расстрел.

Agentura.ru 2022

Итоги года: привычка вздрагивать от новостей

Прошлый год никак нельзя назвать скучным. События развивались динамично, правда, не в самом оптимистичном направлении. И на этот раз не только для журналистов и оппозиционных политиков, но и для элит.

Итоги года: привычка вздрагивать от новостей

spb.kp.ru

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Прошлый год никак нельзя назвать скучным. События развивались динамично, правда, не в самом оптимистичном направлении. И на этот раз не только для независимых журналистов и оппозиционных политиков, но и для российских элит.

Арест Марины Раковой, вице-президента Сбербанка, бывшего замминистра просвещения, а затем и задержание ее мужа, разлученные с родителями маленькие дети – это новый уровень жестокости власти, на этот раз направленный против своих же. Не помог ни высокий покровитель Раковой, первый вице-премьер Андрей Белоусов, ни влиятельный глава Сбербанка Герман Греф. Дело Раковой потянуло за собой арест ректора знаменитой «Шанинки» Сергея Зуева, которого посадили сразу после операции на сердце. Поручительство многих уважаемых людей не помогло перевести его под домашний арест.

Кажется, мы уже ко всему привыкли: было дело Улюкаева, не первый год сидит в тюрьме бывший министр «Открытого правительства» Абызов, но все-таки семьями до сих пор не сажали.

Еще один тревожный для элит тренд – сбор интимного компромата спецслужбами и последующий вброс его в публичное поле. История с появившимся в интернете видео создателя и ректора Вышей школы экономики Ярослава Кузьминова и проректора Валерии Касамары – это попытка использовать грязную и отвратительную тактику ФСБ, которую раньше много раз применяли против оппозиции и политических конкурентов, против людей, которые уж точно никогда не были врагами режима.

Скорее всего, это видео не было адресовано экс-ректору и проректору «Вышки»: к тому времени, когда видео появилось на прокремлевских сайтах, они уже ушли со своих постов. Эльвира Набиуллина, глава Центробанка и супруга Кузьминова, очевидно испытала массу противоречивых эмоций – ее должность предполагает защиту ее личной жизни от вмешательства спецслужб, но это правило, очевидно, больше не действует. Показательно, что вскоре после появления видео президент через своего пресс-секретаря Пескова выразил высокую оценку «работы Центробанка в целом и руководителя Центробанка Набиуллиной», в частности.

Такое впечатление, что в 2021 году президент решил добавить немного садизма в свои игры с ближайшим окружением. Он похвалил Набиуллину, в то же время зная, что она прекрасно знает, кто именно стоит за тайной съемкой ее мужа в отеле. Других ассоциаций из прошлого, кроме как с издевательствами Сталина над женами своих министров, тут не возникает.

К сожалению, мегапечальное событие прошлого года – арест Алексея Навального, — было вполне ожидаемым. И мало кто удивился, когда отца директора ФБК* Ивана Жданова по надуманному обвинению отправили за решетку. Арест Лилии Чанышевой, экс-координатора уфимского штаба ФБК*, спустя много месяцев после ликвидации ФБК, вызвал много переживаний, но тоже ни для кого не стал сюрпризом.

В прошлом году Кремль развернул кампанию по признанию независимых журналистов и вообще критиков власти иностранными агентами. Это заставило многих в спешном порядке покинуть Россию.

Массовая политическая эмиграция оппозиционеров, независимых журналистов, блогеров и даже рэперов, — характерная примета 2021 года. Конечно, Россию уже много лет покидают оппоненты Кремля, но не в таком количестве и не за такой короткий срок.

Популярный радиоведущий Майкл Наки, для которого поворотной точкой стал арест Алексея Навального, уехал в Грузию, вслед за ним покинул страну известный видеоблогер Руслан Усачев, потому что в ней, по его словам, царит «мракобесие, лицемерие, закручивание гаек».

Уехать из страны рэпера Моргенштерна, самого, пожалуй, необычного политэмигранта, заставили те же люди, что занимаются репрессиями против оппозиции. Глава Следственного Комитета Александр Бастрыкин, не утруждая себя сбором доказательств, обвинил рэпера в торговле наркотиками в сети.

После допросов главных редакторов в СК лучшие расследовательские команды журналистов – «Важные истории»**, «Инсайдер»** и «Проект»** — вынуждены были уехать из страны. Сотрудники адвокатского проекта «Команда 29»** под руководством Ивана Павлова**, специализировавшегося на делах по гостайне и шпионажу, тоже покинули страну. ФСБ годами раздражала деятельность Павлова, который рассказывал СМИ, что на самом деле происходит со шпионскими делами и предавал огласке то, что ФСБ хотелось бы оставить в секрете. В конце концов, против известного адвоката возбудили дело, а «Команду 29» признали иностранным агентом. «Радио Свободы», ставшее одним из первых СМИ со статусом иностранного агента, тоже перемещает своих журналистов за пределы страны.

Ликвидация «Мемориала» на этом фоне выглядит как попытка завершить создание собственной версии истории. Правда, эта попытка заранее обречена на провал – электронные архивы, в отличие от бумажных, не горят!

В прошлом году Кремлю удалось достроить Суверенный Интернет – систему фильтрации Рунета, управляемую из единого центра, которая дополнила прежнюю неэффективную систему блокировок. К концу года эта система уже контролировала 73% интернет-трафика и 100% мобильного трафика.

Успешный пример работы этой системы – замедление трафика Twitter в марте: в результате соцсеть удалила более 91% контента, запрещенного Роскомнадзором.

Успехи в строительстве цифрового концлагеря совпали с серией кибератак, направленных против американской инфраструктуры. Пострадали самые разные жизненно важные сферы экономики – от крупнейшего оператора трубопровода на Восточном побережье до сети мясоперерабатывающих заводов. Это, а также наращивание военного присутствия у границ Украины, привело к тому, что Путин добился встречи с Байденом в Женеве — уже после того, как Байден назвал его убийцей.

После этого резко активизировались переговоры по киберпроблемам между США и Россией, и американцы даже передали российской стороне детали расследования хакерских атак, которые были организованы из России, и имена конкретных людей — в надежде на результат и аресты. Последнего ждем до сих пор.

Предрождественский ультиматум Путина и новое наращивание сил на границе с Украиной выглядит на этом фоне логичным итогом 2021 года и заделом на новый год, в котором мы вряд ли утратим приобретённую привычку вздрагивать от новостей.

Agentura.ru 2022

Опубликовано также в «Ежедневном журнале»

* внесен(a) российскими властями в список «террористов и/или экстремистов»

** внесен(a) российскими властями в реестр «иноагентов»

Власти Казахстана на фоне вспыхнувших в стране беспорядков пытались точечно блокировать доступ к интернету с помощью DPI-оборудования (Deep Packet Inspection), которое используется в России в рамках закона об устойчивом интернете.

Отмечается, что эту информацию подтвердил технический директор «Роскомсвободы» Станислав Шакиров. «С помощью DPI местные власти пытались блокировать мессенджеры и VPN-протоколы», — рассказал он. Однако ограничить доступ к интернету с помощью этой технологии не смогли — крупнейший оператор страны «Казахтелеком» приобретал соответствующее оборудование для сбора аналитики и приоритизации трафика. Источник издания объяснил, что оно оказалось «не заточено» под блокировки. В результате власти были вынуждены отключать сеть «практически вручную».

По словам собеседника издания в операторе Kcell, блокировками в Казахстане занимается Комитет национальной безопасности (КНБ), и участие операторов не требуется — казахстанские силовики могут самостоятельно ограничивать их работу. После нормализации обстановки КНБ решает, где можно восстановить доступ к сети.

В результате блокировок убытки оператора Kcell оцениваются в миллиард тенге (свыше 172 миллионов рублей), ущерб «Казахтелекома» еще предстоит оценить. Ранее портал Top10VPN сообщил, что ущерб для экономики Казахстана из-за отключения интернета составил 189 миллионов долларов.

2 января в казахстанских городах начались протесты из-за роста цен на газ для машин с 60 до 120 тенге. Позднее они переросли в беспорядки с требованиями ухода первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева из политики, проведения новых выборов и роспуска парламента. Наиболее значительные столкновения произошли в бывшей столице страны Алма-Ате.

Закон об устойчивом интернете в России начал действовать с 1 ноября 2019 года.

Источник: Forbes

ФСБ и тюрьмы

В СИЗО «Лефортово» новый начальник — Михаил Свинолуп, ранее служивший в Следственном управлении ФСБ, а затем прикомандированный к этой тюрьме. Эта схема много лет используется ФСБ для сохранения контроля над Лефортово.

ФСБ и тюрьмы

Андрей Солдатов, Ирина Бороган

11 января 2022 года стало известно, что начальник следственного изолятора «Лефортово» Алексей Ромашин ушел в отставку. Об этом сообщили источники «РИА Новости». В должности начальника СИЗО Ромашин служил с 2015 года, и его рапорт об отставке был подписан в конце 2021 года.

Врио начальника СИЗО стал Михаил Свинолуп. Свинолуп ранее перешел на должность замруководителя СИЗО (подчиняется ФСИН) из следственного управления ФСБ. Свинолуп — выходец из шпионского, первого отдела, где занимал должность заместителя руководителя отдела. 

Вот как выглядит эта схема: сначала следователь ФСБ переводится в центральный аппарат спецслужбы в подчинение Управления М (отвечает за надзор над правоохранительными органами, в том числе и ФСИН), а затем прикомандируется к Следственному изолятору ФСИН уже как офицер АПС (аппарат прикомандированных сотрудников ФСБ).
Именно такой способ уже много лет использует ФСБ для сохранения контроля над Лефортово, хотя формально эта тюрьма находится в ведении совсем другого ведомства — ФСИН, и ФСБ еще в 2005 году рапортовала, что больше не имеет тюрьмы в своем подчинении.

***

После смерти Сталина и конца эпохи массовых репрессий многие тюрьмы госбезопасности были упразднены — в 60-х была даже закрыта внутренняя тюрьма на Лубянке, — но КГБ оставил за собой «Лефортово» для содержания диссидентов и подозреваемых в шпионаже.

Став в начале 1990-х главной преемницей КГБ, ФСК унаследовала и «Лефортово».

В 1993 году в процессе затеянной Ельциным реорганизации спецслужб российская контрразведка временно утратила свой следственный аппарат. В результате в январе 1994-го следственный изолятор Лефортово перешел в подчинение к МВД. Вскоре из тюрьмы, впервые за ее историю, сбежали двое заключенных. Воспользовавшись скандалом как удобным поводом, в апреле 1997 года ФСБ, которая к тому времени уже добилась возрождения следственного управления, смогла вернуть в свое подчинение и «Лефортово». Одновременно с «Лефортово» в ведение ФСБ вернулись 13 региональных тюрем.

Между тем за год до этого, в 1996 году, Россия вступила в Совет Европы. В рамках взятых на себя обязательств Кремль, помимо всего прочего, пообещал «в течение года пересмотреть закон о Федеральной службе безопасности, с тем чтобы привести его в соответствие с принципами и стандартами Совета Европы: в частности, лишить ФСБ права иметь и управлять следственными изоляторами».

Совет Европы требовал от России отделить следственные органы от тюрем, так как в противном случае у следователей остается возможность оказывать давление на заключенных. В 1998 году МВД передало свои тюрьмы и другие пенитенциарные учреждения в ведение Министерства юстиции, однако ФСБ продолжала сопротивляться требованиям Европы.

В 2004 году заместитель директора ФСБ Вячеслав Ушаков на встрече с представителями ПАСЕ пояснил, что ФСБ абсолютно необходим изолятор, гарантирующий «высокий уровень безопасности». Только «Лефортово», по утверждению Ушакова, соответствует этим требованиям. (В марте 2005-го тезис Ушакова подставил под сомнение 27-летний заключенный из Киргизии Талгат Кукуев, без особого труда преодолевший забор, окружающий Лефортовскую тюрьму. Его удалось поймать лишь в мае.)

26 мая 2005 года глава Минюста Юрий Чайка в ходе встречи в Москве с комиссаром по правам человека Совета Европы Альваро Хиль-Роблесом заявил, что Следственный изолятор «Лефортово» и другие изоляторы ФСБ России будут переданы по указанию президента РФ под юрисдикцию Минюста России. «Таким образом Россия выполняет свои обязательства при вступлении в Совет Европы», — заявил тогда российский министр юстиции.

В апреле 2005 года президент Путин подписал указ о передаче Минюсту всех тюрем ФСБ (в том числе и Лефортово). В июле того же года он одобрил соответствующие поправки в закон о ФСБ; передача должна была произойти до января 2006 года.

Поначалу казалось, что ФСБ выполнила президентский указ. Руководство спецслужбы отрапортовало о передаче тюрем ФСБ в ведение Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), для чего в ФСИН даже было создано Управление следственных изоляторов центрального подчинения.

Однако в конце декабря 2005 года мы узнали из надежных источников в Следственном управлении ФСБ, что тюремные сотрудники, ранее числившиеся в ФСБ, спешно перевелись во ФСИН в качестве АПС (аппарат прикомандированных сотрудников). Иными словами, формально числясь в штате ФСИН, эти офицеры по-прежнему подчиняются своему руководству в ФСБ.

В 2008 году эта информация получила официальное подтверждение. В марте 2008-го гарнизонный военный суд Санкт-Петербурга санкционировал арест двух офицеров ФСБ — начальника и заместителя начальника городского СИЗО № 3. Ранее эта тюрьма находилась в ведении УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, а в 2006 году, в соответствии с президентским указом, тоже была передана ФСИН. Оба офицера, 45-летний подполковник ФСБ Александр Ногтев и его заместитель 32-летний майор ФСБ Павел Челепёнок, до этого служили в местном управлении ФСБ, и после передачи СИЗО под контроль ФСИН остались на своих должностях. Официально они были переведены в Службу исполнения наказаний, но при этом сохранили свои звания и должности в ФСБ, что следует из информации, обнародованной на суде и впоследствии опубликованной в СМИ.

Так Россия нарушила обязательства, данных Европе.

Источник: Новое дворянство

Agentura.ru 2022

Отстраненный от должности глава службы военной разведки Дании (Forsvarets Efterretningstjeneste, FE) Ларс Финдсен арестован более месяца назад по подозрению в утечке информации из спецслужб и с тех пор находится в предварительном заключении. 10 января административный суд Копенгагена отменил запрет назвать имя Финдсена в связи с его арестом.

54-летний глава спецслужбы Минобороны Дании через своих адвокатов сам попросил снять запрет на использование имен. О конкретных пунктах обвинения в адрес Финдсена пока не сообщается.

9 декабря вторая из двух спецслужб Дании — полицейская служба безопасности (PET) — сообщила о задержании днем ранее четырех активных и бывших сотрудников FE и PET в связи с предполагаемой передачи строго секретных данных. В PET также сообщили, что речь идет о длительном расследовании, которое все еще продолжается. Дальнейшие детали по этому делу не назывались.

По данным телеканалов DR и TV2, в настоящее время под арестом находится только Финдсен, он отрицает обвинения в свой адрес. Он возглавил FE в 2015 году, а в августе 2020-го был временно отстранен от исполнения обязанностей после критического отчета ведомства по надзору над спецслужбами, в котором высказывались обвинения в нарушении законодательства и противозаконной передаче данных. По сведениям DR, речь идет о предоставлении информации СМИ.

Источник: Дойче Велле

Главное военное следственное управление СКР завершило расследование громкого уголовного дела об особо крупном мошенничестве, фигурантами которого являются три старших офицера Управления авиации ФСБ России. По данным источников «Коммерсанта», следователи ГВСУ СКР предъявили обвинение в окончательной редакции начальнику отдела материально-технического обеспечения УА ФСБ РФ полковнику Юрию Кравченко, его заместителю, начальнику 1-го отделения подполковнику Артему Сохину, их подчиненному майору Сергею Романову, а также предпринимателю из Ставрополя Вазгену Бабаханяну.

В окончательной редакции им добавили обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями при исполнении оборонного заказа. По версии следствия, обвиняемые намеренно занизили стоимость контракта по строительству казармы для летчиков спецслужбы, чтобы отсечь от тендера одного из претендентов, а сам возведенный объект не соответствовал техзаданию. При этом предполагаемый ущерб от действий обвиняемых сократился с 64 млн до 18 млн руб.— той суммы, которую получил в качестве прибыли бизнесмен, выполнявший договор. Сами фигуранты утверждают, что добросовестно выполняли свою работу, пытаясь сэкономить бюджетные деньги, а претензии в занижении цены контракта называют абсурдными.

Изначально все они обвинялись в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Однако в последнем варианте постановления о предъявлении обвинения, в котором оказалось 68 листов убористого текста, офицерам вменили в вину еще и относительно недавно введенную в УК РФ и пока редко используемую в правоприменительной практике статью о злоупотреблении должностными полномочиями при выполнении гособоронзаказа, совершенном организованной группой и повлекшем тяжкие последствия (ч. 2 ст. 285.4 УК РФ). После этого в соответствии со ст. 217 УПК РФ к изучению материалов расследования, которые насчитывают порядка 100 томов, должны приступить сами обвиняемые и их защита.

Источник: Коммерсант

Бывший глава Комитета национальной безопасности Казахстана Карим Масимов, отправленный в отставку президентом Токаевым после того, как власти потеряли контроль над Алма-Атой, заподозрен в государственной измене. Он был задержан вскоре после участия в заседании Совета безопасности страны.

54-летний Масимов – один из самых влиятельных политиков в последние годы правления первого президента Нурсултана Назарбаева. До назначения на пост председателя КНБ он в разные годы дважды был премьер-министром Казахстана и руководителем Администрации президента, секретарём Совета безопасности, министром экономики и министром транспорта.

В сообщении, опубликованном на сайте КНБ 8 января, говорится, что досудебное расследование о государственной измене в отношении Масимова было начато в четверг, 6 января. Тогда же, сообщает спецслужба, он был задержан. В тот же день он участвовал в совещании Совета безопасности страны. А вечером предыдущего дня – отправлен в отставку.

Одновременно с отставкой Масимова Токаев заявил, что возглавил Совет безопасности, хотя должность его председателя по закону может пожизненно принадлежать первому президенту Назарбаеву. По предъявленной статье бывшему преседателю КНБ грозит до 15 лет лишения свободы. В чём именно его обвиняют – неизвестно. Однако Токаев уже критиковал спецслужбы, обвинив их в том, что они допустили то, что президент назвал «нападением террористов» на казахстанские города.

Источник: Радио Свобода*

* внесен(a) российскими властями в реестр «иноагентов»

Руководители военных разведок Украины и Турции договорились об углублении сотрудничества, сообщается на странице Главного управления разведки Министерства обороны Украины в Facebook.
«На днях состоялся визит главы отечественной военной разведки бригадного генерала Кирилла Буданова в Турецкую Республику, во время которого состоялась его встреча с турецким коллегой — генерал-лейтенантом Рафетом Далкираном», — говорится в сообщении.

Руководители военных разведок обсудили состояние и тенденции развития ситуации с безопасностью в мире, Черноморском регионе и вокруг Украины. Они также рассмотрели текущие и перспективные угрозы национальной безопасности обеих стран, их источники, риски эскалации и возможные меры по нейтрализации.

Источник: ТРТ

Пограничное управление ФСБ России по Челябинской области заявило, что граница между Россией и Казахстаном, в расположенном в регионе пункте пропуска, работает в штатном режиме.

Комментируя появившуюся в СМИ информацию о приостановке автобусного сообщения с Казахстаном в ведомстве отметили, что в штатном режиме также работают пункты пропуска в Омской области и Алтайском крае.

Ранее ряд авиакомпаний, в том числе «Аэрофлот», отменили рейсы в казахстанские города Алма-Ату, Актау и Нур-Султан.

Источник: РБК

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев освободил Карима Масимова от должности председателя Комитета национальной безопасности.

Вместо Карима Масимова ведомство возглавил экс-глава службы госохраны Ермек Сагимбаев.

Сакен Исабеков назначен начальником Службы государственной охраны Республики Казахстан. Ранее он занимал должность начальника Службы охраны президента.

Источник: ТАСС

По всему Казахстану отключен интернет. Об этом свидетельствуют данные сервиса NetBlocks. Мобильная связь также почти не работает.

Связь в Казахстане начали блокировать 4 января на фоне массовых протестов, вызванных резким повышением цен на автомобильное топливо. 5 января, как отмечает NetBlocks, начался «общенациональный интернет-блэкаут».

Источник: Медуза*

* внесен(a) российскими властями в реестр «иноагентов»

ФСБ против CBS News

Контрразведка ФСБ шпионила за журналистами американской телекомпании CBS и докладывала об этом Владимиру Путину.

ФСБ против CBS News

Андрей Солдатов

Поздней осенью 2005 года шеф московское бюро американской телекомпании CBS Бет Нобел (Beth Knobel) решила сделать расследовательский сюжет о проблемах со здоровьем у выживших заложников «Норд-Оста».

EPA

За три года до этого террористы захватили в заложники театр на Дубровке, где шел мюзикл «Норд-Ост». Спустя три дня последовал штурм театра спецназом ФСБ, во время которого применялся газ. Трагедия унесла только по официальным данным 130 жизней.

«Каждый год мы приходили на годовщины трагедии на Дубровке, и говорили с выжившими и их семьями. В октябре 2005 года, когда мы пошли освещать третью годовщину захвата, многие заложники жаловались нам на здоровье. Они говорили, что у них проблемы, нетипичные для посттравматического стресса, которые, казалось, были связаны с газом. По крайней мере, они думали, что их отравили газом,» — вспоминает Нобел.

Бет Нобел / Fordham University /

Нобел, опытный корреспондент-международник, прожила к тому времени 14 лет в Москве, приехав в Россию в 1992 году. Она работала на Los Angeles Times, а последние годы – на CBS News.  За освещение захвата заложников на Дубровке она получила премию Emmy. Она подумала, что история про последствия применения газа может стать хорошим расследованием. «Мы были не так уж заняты, поэтому решили попытаться опросить всех выживших, задать им вопросы об их здоровье до и после того, как они вдохнули газ» — рассказала мне Нобел.

Решено было сделать фильм к саммиту «Большой восьмерки», запланированному на июль следующего 2006 года в Санкт-Петербурге – первого саммита, который должен был пройти в России, причем в родном городе Путина.

Месяц за месяцем семь сотрудников московского корпункта работали над проектом: из восьмисот бывших заложников американские телевизионщики опросили 101 человек. «Почти все они говорили о проблемах со здоровьем,» — говорит Нобел.

Для фильма CBS нужна была официальная позиция властей, и продюсеры разослали запросы в разные ведомства, включая комитет здравоохранения Москвы.  

Телевизионщики не знали, что уже весной 2006 года они находились под плотным наблюдением ФСБ, а их планы докладывались «лично, секретно» президенту Владимиру Путину. Мы узнали об этом из документов ФСБ, которые оказались в нашем распоряжении.*

***

30 апреля 2006 года Олег Скопинцев, врио руководителя департамента контрразведывательных операций ДКРО – самого боевого подразделения Службы контрразведки ФСБ, которое отвечает на Лубянке за охоту на иностранных шпионов — отправил своему руководству рапорт «О планах московского корпункта американской телекомпании «Си-Би-Эс». Речь шла о работе Бет Нобел над фильмом о «Норд-Осте».

В рапорте Скопинцев прямо указал, что об этих планах его департамент узнал «в ходе проведения контрразведывательных мероприятий на канале международных информационных обменов», под чем подразумевался перехват почты и прослушка телефонов бюро CBS.

Однако это еще не все. Получив информацию о подготовке фильма, оперативники ДКРО задействовали агентуру внутри бюро. «По агентурной информации, телефильм готовится по указанию руководства американской телекомпании… и будет приурочен к саммиту «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге», — утверждалось в рапорте.

То есть российские контрразведчики, которые должны ловить шпионов, следили за американскими журналистами, перехватывая их коммуникации и вербуя агентов в корпунктах.

В рапорте Скопинцев предлагал принять меры: проинформировать Комитет по здравоохранению Москвы через «возможности» Управления ФСБ по Москве и области, очевидно, чтобы предупредить чиновников о необходимости держать язык за зубами с иностранными корреспондентами.

Однако вскоре стало ясно, что Скопинцев мыслил слишком узко. Встреча «Большой восьмерки» была слишком важным мероприятием для политического руководства. Россия впервые председательствовала в G8, и Путин готовился с размахом принимать мировых лидеров в июле в Константиновском дворце в Стрельне.

На Лубянке донесение контрразведчика о планах CBS довели до сведения Сергея Смирнова, первого замдиректора ФСБ, Николая Климашина (в то время начальника Научно-технической службы) и Александра Бортникова, на тот момент руководителя Службы экономической безопасности, и, конечно, директора ФСБ Патрушева.

Патрушев решил доложить о ситуации Путину. Однако первый проект рапорта не понравился генералам – и нейтральное «О планах московского корпункта американской телекомпании «Си-Би-Эс» заменили на более зловещее «О подготовке «Си-Би-Эс» антироссийской акции». В таком виде ФСБ отправила донесение Путину, с пометкой: «Лично, секретно».

Рапорт вызвал эмоциональную реакцию верховного главнокомандующего. На документе хороши видны замечания Путина, сделанные карандашом: «Возникает вопрос, кто все это сделал с заложниками? Сами себя хотим высечь».

Интересно, что Путин не удивился, что ФСБ доложила ему о планах журналистов как об «антироссийской акции», и тому, что на выяснение этих планов тратятся ресурсы контрразведки. Ни Патрушева с генералами, ни Путина не смутило использование советской терминологии госбезопасности.

Главный комментарий Путин сделал в самом конце документа. У последней фразы рапорта «Докладывается в порядке информации», Путин оставил ремарку «Какие меры?»

Очевидно, что президенту показалось недостаточным, что его просто проинформировали о готовящемся расследовании американской телекомпании. Он явно требовал от ФСБ предоставить план «мер» по противодействию «антироссийской акции», приуроченной к важному для него событию мирового масштаба – саммиту «большой восьмерки».

Пока шла эта бурная переписка, Бет Нобел продолжала готовить свой фильм. Но неожиданно планы CBS поменялись. «Мы решили не запускать его [фильм] под «большую восьмерку», а дождаться годовщины теракта. Я не могу вспомнить, почему мы это сделали, но полагаю, это исходило от нашего начальства,» — говорит Бет сегодня.

В июле «большая восьмерка» благополучно собралась в Санкт-Петербурге. Это был бесспорный внешнеполитический успех Путина, который ничто не омрачило: десятки оппозиционных активистов, собиравшиеся приехать в северную столицу на протесты, были заранее задержаны и сняты с поездов в Санкт-Петербург.

Фильм Бет Нобел о «Норд-Осте» вышел на CBS 25 октября 2006 года, к четвертой годовщине трагедии. Американцы так и не получили комментарий от Комитета здравоохранения Москвы.

Главный вывод фильма был следующий:

«CBS News нашла 101 из 800 человек, переживших газовую атаку, и задала им вопросы об их здоровье до захвата, после и сейчас. Почти все они сообщили о серьезных проблемах со здоровьем после штурма, в которых они винили газ.

Хотя многие недуги типичны для посттравматического стресса, другие напоминают отравление:

  • Треть жертв сообщила о проблемах с почками или печенью.
  • Треть жаловалась на продолжающиеся проблемы с дыханием.
  • И почти 85 процентов говорят, что их иммунная система ослаблена.»

После выхода фильма на CBS, Бет Нобель каждый день ждала звонка от российских чиновников с реакцией на фильм.

Но ей никто так и не позвонил. Казалось, российские власти напрочь утратили интерес к фильму о «Норд-Осте». Скорее всего, отсутствие реакции было связано с тем, что фильм показали в октябре, а не во время саммита «Большой восьмерки».

Готовя фильм, Бет Нобел уже знала, что она скоро она уедет из России. Так и случилось: вскоре Бет Нобел вернулась в США, ушла из журналистики и стала работать в университете Фордэм в Нью-Йорке, где она и сегодня преподает журналистику.

* архив lubyanskayapravda.com

Смотрите также:

Agentura.ru 2022

Государственные закупки Минобороны, ФСБ, Федеральной службы охраны, Росгвардии и Службы внешней разведки с 1 января 2022 года стали секретными, подробности о проводимых тендеров публиковаться не будут.  Новые нормы вступили в силу в соответствии с распоряжением правительства от 30 октября 2021 года.

Кроме того, теперь могут не публиковать информацию о госзакупках все их подведомственные учреждения и предприятия.

Начиная с 2019 года представители силовых ведомств требовали засекретить свои тендеры, мотивируя это решение безопасностью и наличием «террористической угрозы». 

Источник: Эхо Москвы

Суд в Новокузнецке арестовал на 15 суток местного активиста Игоря Горланова из-за пикета против пыток возле городского отдела ФСБ.

Общественника наказали по статье о неповиновении полиции.

31 декабря правоохранители задержали Горланова с плакатом «Россия против пыток», после этого о нем не было известно двое суток. Арест Горланова корреспонденту «7х7» подтвердили в изоляторе временного содержания Новокузнецка.

Защитник активиста юрист Алексей Прянишников рассказал корреспонденту «7х7», что суд арестовал Горланова за неповиновение полиции (статья 19.3 КоАП РФ).

Источник: «7х7»

GCHQ — без цензуры

Ричард Элдрич – один из крупнейших экспертов по спецслужбам в академических кругах Великобритании, в 2010 году написал историю британской радиоэлектронной разведки GCHQ.

GCHQ — без цензуры

Штаб-квартира GCHQ © PA

Андрей Солдатов

Ричард Элдрич (Richard Aldrich) – один из крупнейших экспертов по спецслужбам в академических кругах Великобритании, автор нескольких книг, в том числе «The Hidden Hand. Britain, America and Cold War Secret Intelligence» о борьбе разведок в годы Холодной войны.

В 2010 году Элдрич выпустил книгу об истории британской радиоэлектронной разведки «GCHQ. The uncensored story of Britain’s Most Secret Intelligence Agency» (GCHQ. Нецензурированная история самой секретной разведслужбы Великобритании). Профессор Элдрич поговорил с нами о своей книге:

Ричард Элдрич

— Сколько времени вы писали эту книгу?

— Исследования и собственно написание книги заняло у меня девять лет.

— Многие книги об истории британских спецслужб, которые вышли в последнее время, были одобрены спецслужбами. Получали ли вы подобное одобрение у GCHQ?

— Нет, это не авторизованная книга. GCHQ рассматривала возможность авторизации, но потом отказались от этого, так как это потребовало бы очень много времени, ресурсов, и денег. Кроме того, проблема с радиоэлектронной разведкой состоит в том, что достаточно много техники остается секретной очень долгое время. И они решили, что будет трудно написать такую авторизованную книгу, не поставив под угрозу проводимые сейчас операции.

Когда я говорил с российскими специалистами в области прослушивания, они рассказывали, что на самом деле техника не может быть секретной — секретом может быть только место и время проведения операции. Ну, учитывая что операции проводятся и на территории других стран, иногда используемая там техника вполне может быть секретной.

— Я очень удивился, прочитав в вашей книге, что знаменитый Блечли парк, место где взламывали немецкие шифры в годы войны, был куплен главой британской разведки на собственные деньги. Это дань любительскому подходу 30-х?

Я думаю, это пример очень хорошо отражает тот подход, который был у спецслужб до Второй мировой войны, ту степень зависимости от личностей, которая тогда была для них характерна. Спецслужбы тогда были очень маленькие, носили несколько частный характер. Этот подход сохранился даже после войны. После войны и MI6, и GCHQ нуждались в фабриках, чтобы производить секретное оборудование — шифровальные машины для MI6 и жучки. И опять шеф управления технических операций купил фабрику на свои собственные деньги! То есть это продолжалось даже в 1950-е. Это была фабрика MI6 и в то же время частное владение. И когда британское казначейство узнало об этом, они сказали: «это очень странно, это нарушает все правила».

— Вопрос немного в сторону, в своей книге вы назвали мемуары Филби преднамеренно искажающими реальность. В чем именно они ее преднамеренно искажали?

— Мало что в этих мемуарах неправда. Но что сделал Филби, он очень выборочно помещал факты о британской разведке, и выбрал только те факты, которые демонстрировали слабость и некомпетентность разведки. Он не написал никакой лжи, он просто выбрал те факты, которые подходили под его версию событий, чтобы показать спецслужбы Великобритании в самом худшем свете.

— Вернемся к главному сюжету вашей книги — я очень удивился, прочитав, что во время фолклендской войны французы были главными и лучшими союзниками англичан, а не американцы. Учитывая все эти истории про «Эшелон», это выглядит очень странно.

— Да, я думаю, это поразительно. Во время фолклендской войны англичан активно поддержали спецслужбы нескольких европейских государств — французы и голландцы прежде всего, которые перехватывали аргентинские зашифрованные сообщения. Я пытался показать, что взаимоотношения между британцами и американцами — это не отношения союзников, это больше напоминает отношения бизнес-партнеров. Это не отношения на основании любви или общей идеологии — это совпадение интересов. И иногда это сотрудничество шло успешно, особенно в области обмена информацией по перехваченному российскому трафику. Но были и другие части света, где политика была другой. Например, если речь шла о конкуренции за нефть на Ближнем Востоке. Очевидно, что иногда британцы и американцы боролись за одни и те же контракты. Или если мы говорим о продаже оружия Саудовской Аравии. Мне кажется, что тут есть некоторая иллюзия — GCHQ часто говорила британскому правительству, например, когда шла речь об Ираке — мы дали американцам все что у нас есть, но я не думаю, что это было правдой. И британское правительство часто обнаруживало, что есть части света, где «Эшелон» не обменивается развединформацией. Потому что там американцы и британцы были соперниками. Или если мы возьмем другую страну — например Китай, очень много лет британцы и американцы по-разному смотрели на то, что делать с Китаем. В результате они не обменивались информацией по Китаю. И это, конечно, очень странно.

— Если мы говорим о современности, войне с терроризмом, из вашей книги получается, что британцы очень активны на поле боя, и вы много написали о том, как действуют подразделения перехвата в Афганистане — но это больше относится к тактической разведке, чем к стратегической. Но насколько можно понять, главный вызов электронной разведке сегодня — то, что большая часть трафика ушла в оптиковолоконные сети, и эту информацию уже нельзя перехватить с помощью радиоперехвата. Как британцы ответили на этот новый вызов?

— Конечно, последние двадцать лет мы видели несколько больших вызовов традиционной электронной разведке. Прежде всего, это как вы сказали оптиковолоконные кабели. Конечно, сейчас уже появилась техника, чтобы снимать информацию с этих кабелей, но это все еще очень сложно, второй вызов — это взрывной рост трафика. Например, в 1990-е АНБ и GCHQ считали главной угрозой что обычный человек, с обычным компьютером, получит доступ к высокотехнологичным средствам шифрования, таким как PGP, и начнет шифровать свои е-мейлы. Но на самом деле, сейчас очень немногие этим пользуются, и настоящей проблемой стал рост трафика, количество тех же е-мейлов. В мире пересыл